25 важных тезисов о воспитании мальчиков – от известных психологов
Это сообщение автоматически закроется через сек.

25 важных тезисов о воспитании мальчиков – от известных психологов

Выбрали интересные советы родителям сыновей из интервью с практикующими психологами: Людмилой Петрановской, Михаилом Лабковским, Ириной Млодик, Катериной Мурашовой и другими специалистами.

О гендерных установках

Ирина Млодик: «Любой мальчик может оказаться сверхчувствительным, а девочке совершенно нормально, например, интересоваться электроникой. Но с точки зрения социального слоя, мужчины в нашей культуре воспринимаются как люди сильные и не склонные к сантиментам. В любом мужском сообществе слезы — признак слабости, а значит, их следствием будет проигранная мужская конкуренция. Поэтому отцы, которые хотят выигрыша в конкурентной борьбе для своих сыновей, скажут: «Ты мальчик, не плачь!». То же самое с матерями. Некоторые из них будут отговаривать от кружка радиоэлектроники свою дочь в силу того, что это не женское поведение, и она может проиграть в сравнении с более женственными девочками. Я бы не торопилась осуждать таких родителей — они хотят своим детям добра. Другое дело, что ребенок на такие предостережения и запреты чаще всего реагирует протестом. И если родители продолжают упорствовать, то они рискуют потерять контакт с собственными детьми».

Читать интервью с Ириной Млодик: «В нашей культуре пока нет никакого they!»

Иван Кулаков: «Для девочек в силу исторической инерции поощряется деятельность «по дому», для мальчиков — ручные навыки и умения, девочки — заботливые, мальчики — защитники и т.д. Воспитание для взрослых часто превращается в «вербальную игру», в которой родители стараются сделать так, чтобы дети излагали удовлетворяющие их выводы и суждения. Но и девочкам, и мальчикам важно, чтобы родители услышали именно их, поняли их желания и мечты. Главное — задавать некатегоричные вопросы и не удивляться ответам, которых мы не ожидали. Но что действительно важно для того, чтобы из мальчика вырос мужчина, а из девочки женщина, — это модели поведения взрослых людей разного пола, которые они наблюдают, общаясь с членами семьи, их друзьями, другими взрослыми».


О свойствах характера

Елена Романова: «Инициатива, экспериментирование — приписываемые мальчикам черты. И если вы хотите видеть их в своем сыне, то поощрять их стоит с дошкольного периода. Мальчики бывают нетерпеливы, им нужно чаще менять виды деятельности, и важный этап — научить доводить дело до конца и продолжать пробовать, если с первого раза что-то не получилось. Не построилась пирамидка? На площадке другой ребенок отобрал машинку? Можно и нужно утешать, если сын расстроен, когда ему больно и обидно, однако не стоит решать сразу за него, что нужно сделать, и срочно идти исправлять ситуацию. Дайте мальчишке возможность самому предпринять усилия, и тем самым помочь ему, а не сделать за него. И чем старше ваш сын, тем важнее придерживаться такой позиции».

Мария Скрябина: «Спорт — это всегда преодоление, формирование рутины, плана. И секции, где есть разминка, зарядка, тренировка — определенный план, помогают тренировать усидчивость. Последовательность в действиях делает процесс понятным, ребенок чувствует себя в безопасности. По плану ему легче формировать любые навыки. В спорте это хорошо развито — есть структура урока, ребенок выбрасывает много адреналина, снимает стресс через активные занятия. Важно, чтобы тренер был мотивирующий, принимающий, строгий, но не унижающий. К сожалению, часто спорт наносит психологические травмы. Может быть, ребенок сядет на шпагат, но если не сядет, то будет «полное ничтожество». Это, конечно, не способствует хорошей самооценке в дальнейшем».

Михаил Лабковский: «Многие считают, что у них, родителей, все нормально, а проблемы только у их детей. И удивляются, когда в одной семье вырастают два совершенно разных ребенка: один уверенный в себе, успешный, отличник боевой и политической, а другой — закомплексованный неудачник, вечно ноющий или агрессивный. А ведь это значит, что дети по-разному ощущали себя в семье и кому-то из них не хватило внимания. Кто-то был более чувствительным и больше нуждался в любви, а родители этого не заметили».


О похвалах и наказаниях

Елена Романова: «Мальчики в большей степени ориентированы на результат. В поощрении для мальчика важна будет не столько форма (как вы говорите), сколько акцент на том, за что вы хвалите. Просто «молодец» может быть не всегда достаточно, чтобы отметить успехи сынишки. Обязательно продолжите, что именно он хорошо сделал. Когда перед гостями вы делитесь гордостью за ребенка, то для дочки важно будет, чтобы ее хвалили вне зависимости от заслуг, просто потому что она такая замечательная. А для сына будет более значимо, если вы поделитесь тем, сколько голов он вчера забил или какую модель ракеты склеил. То же требование к конкретизации касается и наказания: обязательно необходимо пояснять, какое именно действие сына вызвало ваше недовольство или рассердило вас. Учитывая особенности эмоционального реагирования мальчиков, это стоит сделать в первую минуту-две разговора, иначе сыну будет сложно воспринять, о какой ситуации идет речь».

Наталья Лобанова: «Оцените, получает ли ребенок поддержку, действительно ли он может опереться на нас, родителей? Например, критические комментарии, приправленные фразой, которую мы сами часто слышали в детстве: «Я тебе правду говорю, кто ж тебе еще правду-то скажет, кроме матери», — поддержкой не являются и имеют ровно противоположный эффект.

Проверьте, ту ли поддержку вы оказываете ребенку, которую он ждет. В моей практике был случай, когда родители приходили поддерживать сына на соревнования с дудками и плакатами, а он мечтал, чтобы они тихонько дождались его за дверью».


О сексуальном воспитании

Катерина Демина: «Эдипальная фаза — нормальная стадия детского развития, когда мальчик влюбляется в маму, девочка — в папу. Из-за чего они пытаются конкурировать с родителем своего пола. Это абсолютная норма. Надо не беспокоиться, а радоваться, что она наступила. Не все проходят через эдипальный конфликт, некоторые застревают на предыдущей стадии сепарации. Его нормальное развитие и разрешение заключается в том, что ребенок получает от родителей очень четкое, понятное и недвусмысленное сообщение: «Мы — супружеская пара, и между нами тебе нет места. Мы тебя любим, мы твои родители, мы о тебе заботимся, но у каждого из нас есть супруг. А ты вырастешь, и у тебя будет свой собственный партнер».

Елена Петш: «После 4-х лет у некоторых детей уже возникает чувство стыда. В пять практически все дети проявляют смущение относительно человека другого пола. Это нормально. Нельзя насильно заставлять детей раздеваться перед братом или сестрой противоположного пола. Это нарушение интимных границ ребенка».

Ольга Василенко: «Самое страшное поведение родителя, заставшего ребенка за мастурбацией, — запрет на контакт рук и гениталий. У мальчиков это выливается в такую историю. Мама запрещала, например, трогать себя, била по рукам, значит, это что-то грязное и стыдное. И когда такой мужчина начинает заниматься сексом, часто сталкивается с проблемой с эрекцией».

Людмила Петрановская: «Мне кажется важным, чтобы ребенок услышал: «Никто не имеет тебе право диктовать, навязывать этого». Как ни странно, такая очевидная мысль для современных подростков иногда неочевидна. Групповое давление, все уже, а ты еще… «Ты что, обалдел?» Тяжело при этом и девочкам, и мальчикам. И нужно, чтобы ребенок услышал от родителей, что никто не имеет право навязывать ему секс, никто не имеет право распоряжаться его сексуальностью, его телом».


О чувствах и запретах

Катерина Мурашова: «Мама говорит: «Петя, не ходи в лужу!». Но он, глядя в глаза матери, медленно заходит в нее. И Пете в этот момент хочется исследовать вовсе не лужу, ему интересна лишь реакция мамы на нарушение этого запрета. У ребенка нет никаких других способов исследовать запрет, кроме как его нарушить».

Читать интервью с Катериной Мурашовой: «Не существует никаких кризисов 3 или 7 лет»

Светлана Шкомова: «Важно разделять чувство и действие. Злиться можно, бить людей или себя нельзя. Портить вещи нельзя. Можно по-другому выражать свою злость. Например, словами. Но чувствовать — это всегда нормально. Злиться, беситься, плакать, грустить — можно и нужно».

Катерина Мурашова: «Сын не хочет в матшколу, выбранную родителями, он хочет заниматься хоккеем. Как решить проблему несоответствия ожиданий родителей и желаний детей? Если у парня есть собственное желание, то родителям нужно работать с собой, со своими взглядами на него как на объект. А он уже превращается в субъект».


Об отношениях в семье

Екатерина Бурмистрова: «Маленькие будут ругаться. И это нормально. Дети дошкольного возраста имеют право выяснять отношения и бороться за пространство. Это нормальная конкуренция. Потом, чаще всего, они становятся хорошими друзьями».

Читать интервью с Екатериной Бурмистровой о взаимоотношениях детей в семье

Наталья Лобанова: «Я убеждена, что мужчину, находящегося рядом с ребенком, отцом (отчимом) делает женщина. Как? Доверием, любовью, способностью не вторгаться во взаимодействие с ребенком, интуитивным посланием «я хочу, чтобы вы оба были в моей жизни, и верю, что место в ней есть для каждого из вас». Мужчина, чувствующий такое доверие и спокойствие женщины, желающий занять свое место в новой семье, обычно находит свой способ выстроить отношения с детьми. Ребенок же, от природы нуждающийся в двойной опоре — на маму и папу (отчима), — откликнется на это приглашение».

Ирина Млодик: «Если вы не даете денег подростку, особенно мальчику, то обговорите, как и где он может их заработать, взять, сэкономить, чтобы не провоцировать их на какие-то нечестные способы. Наша задача – показать нашим детям, что их желания нормальны, но они должны быть обеспечены, а для этого что-то нужно сделать. Им важно знать, что именно они могут сделать, чтобы деньги у них были».


О школе

Катерина Демина: «К 9 классу мальчики с их пубертатным периодом догоняют девочек, и часто это становится настоящим кошмаром. Гормоны заливают их гораздо жестче, чем девочек. На их пубертат приходится и агрессия, и адские проблемы со здоровьем. С одной стороны, мальчики вырастают в этот период очень серьезно, а с другой, у них иммунитет падает практически до нулевого. Что делать? Мальчикам просто отоспаться не получится: финал 9 класса — ОГЭ, финал 11 класса — ЕГЭ. Поэтому идеальный вариант для родителей — слегка пофигистичый подросток, который ходит в школу тусоваться, у которого оценки колеблются между «3» и «4» с заходом на «5» по любимому предмету. Такой мальчик может выдержать школу. Остальные рано или поздно скажут: «Не хочу!». Помните, сейчас задача вашего подростка — выжить. Все остальное подтянется позже».

Вита Холмогорова: «Для концентрации внимания нужен режим. Сон, свежий воздух, прогулки — даже неловко об этом говорить, банальщина. Но очевидно, что мы, родители, не обеспечиваем это на 100%. А расконцентрированный ребенок нуждается в режиме сильнее, чем обычный: рамки хоть и ограничивают, но одновременно дают необходимую таким детям опору».

Михаил Лабковский: «От вызова родителей к директору никто не умирал. Потому помните важный момент: не забывайте, что сотрудник школы вам не родственник, а ребенок как раз родственник и поэтому вам нужно выбрать его сторону. Конечно, он может быть не прав. Но это потом — с этим вы разберетесь дома. А пока забудьте позицию советских мамаш в кабинете директора: «Ты смотри, ты слушаешь, что тебе Наталья Петровна говорит?! Ты чего голову опустил?». Это не ведет к вашей близости с ребенком. Наталье Петровне до лампы ваш сын или дочка, она свои проблемы решает. И потому в такой ситуации вы должны сначала успокоить ребенка, а потом выслушать его позицию, приняв его сторону».

Читать интервью с Михаилом Лабковским — о том, когда на самом деле надо тревожиться родителям


О травле

Людмила Петрановская: «Вот несколько мальчиков отняли у одного шапку и кидают друг другу, а он мечется между ними, пытаясь ее поймать. Они «просто играют»? Может быть. Если тот, чья шапка, тоже весело смеется. Мы все знаем и чувствуем разницу между игрой и травлей. В игре весело должно быть всем. В игру все вступают добровольно. В игре роли меняются: сейчас ты вода, потом я».

Катерина Мурашова: «Если речь идет именно о травле — хватать и вытаскивать из группы детского сада или класса. Потом уже все остальное. Травля это не тот случай, когда ребенку надо что-то пытаться сделать самому. После этого надо проанализировать, что привело к ситуации, когда он оказался объектом травли. Ведь почему-то дети его решили спровоцировать, и у них получилось вызвать реакцию. Надо понять это и скорректировать, а потом искать другое место. И там очень внимательно следить за тем, что происходит. Оставлять там, где ребенка травят, нельзя».

Александр Ройтман: «Нужно искать не тех, кто просто учит, а тех, кто еще и воспитывает. Я восхищаюсь тренером сыновей по боксу! Он месяцами не допускает их к спаррингу. Дети воют, я спрашиваю: «Почему?», а он отвечает: «Ну, вы же не хотите, чтобы ребенок сломался, вы же хотите, чтобы он состоялся? Так давайте подождем того момента, пока он состоится». Когда он выпускает ребенка на ринг, тот побеждает. Он формирует самодостаточного, ориентированного на победу, но гибко преодолевающего стресс неуспеха спортсмена».


О пубертате

Ирина Млодик: «Наибольшее напряжение чаще всего возникает между папой и подростком. Отец требует выполнения правил, мальчик протестует, и формы его протеста и агрессии не всегда выражаются в приемлемой форме. Агрессию подавлять не стоит, она помогает отделяться и вполне естественна, а вот форму выражения можно корректировать. «Я понимаю, что ты злишься, но хамить нам нельзя», «я слышу, что ты против, но грубить не стоит».

Но самое сложное — конкуренция с отцом, который, как правило, уже чего-то добился, а его сын еще нет, ему только предстоит завоевать мир и самую лучшую женщину, и это порождает в отце смешанные чувства. С одной стороны, ему хочется поддержать сына, с другой стороны, многие отцы бессознательно боятся того, что выросшие дети превзойдут их, будут сильнее, успешнее, и начинают критиковать или самоутверждаться за их счет. Поддержка, признание и уважение отца закладывают в мальчике крепкое основание его хорошей самооценки».

Читать интервью с Ириной Млодик о пубертате: «Если вы сходите с ума от своего подростка — радуйтесь!»

Леонид Третьяк: «Самый большой страх подростка — потеря уважения среди сверстников. Старшие подростки выступают в качестве образца, которому надо подражать, и их мнение часто воспринимается как аксиома. Присутствует мотив подчинения. Молодой человек участвует в рискованном поведении из-за страха быть отвергнутым другими подростками, во всем подражая лидерам».

0
0
3052
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ