Катерина Мурашова: «Не существует никаких кризисов 3 или 7 лет»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Катерина Мурашова: «Не существует никаких кризисов 3 или 7 лет»

Даже далекий от психологии родитель слышал про «детские возрастные кризисы». На них списывают то или иное поведение любимого чада, которое трудно пережить. Однако известный психолог Катерина Мурашова призывает не путать этапы взросления человека, обусловленные биологическими программами, с реальными личностными кризисами. Она считает, что не существует никаких кризисов 3 или 7 лет, а также пугающего всех родителей подросткового. Зато есть другие! Какие? «Литтлван» узнал подробности из первых уст.


Катерина Мурашова — практикующий детский и семейный психолог, писатель.

Автор популярных книг по детской психологии («Все мы родом из детства», «Класс коррекции», «Ваш непонятный ребенок» и других).

Выступает с публичными лекциями на тему воспитания детей.


Первый год жизни ребенка — полностью кризисный

Первые 9 месяцев жизни все люди — водоплавающие, так как находятся в околоплодных водах. Этот период очень важен. Переход от водного существования к наземному создает физический дискомфорт и в отдельных случаях почву для болезней младенцев, которые отличаются от заболеваний взрослых и детей старшего возраста. Психологически это тоже кризисное состояние. Основная задача этого периода заключается в формировании базового доверия к миру. Главный запрос младенца — «меня здесь хотят или нет?». Если младенца «хотят», если ему рады, то этот кризис благополучно проходит. Принятие мамой — беспрецедентно хорошо. Но даже если по каким-то причинам мать не в состоянии принять ребенка (послеродовая депрессия, невозможность быть рядом и т. п.), достаточно и одного взрослого, который ребенку рад.

Совершенно необязательно, что оставшиеся без родителей дети обречены на то, что у них базовое доверие к миру не сформируется. Ребенок, которого просто носят на руках, который имеет постоянный контакт со взрослым, ощущает это как принятие: его выбрали, он кому-то нужен.

В современном обществе по большей части все дети желанные. Люди, у которых базовое доверие к жизни в первый год жизни не было сформировано, — не такое частое явление. Абсолютное большинство детей этот кризис проходят благополучно.

От 1,5 до 3 лет — борьба за границы

Около полутора-двух лет включается биологическая программа установления границ. Это не имеет никакого отношения к кризису, а является этапом развития личности, обусловленным необходимостью ответить на вопросы: «Куда я попал? Что здесь можно и что нельзя?». Эта биологическая программа работает у всех высших млекопитающих. Ребенку для его полноценного развития надо понять, как устроен мир, в который он попал. И он пытается эти границы нащупать и выстроить. Это главная потребность ребенка в данный период. Родитель должен четко и ясно определить, что здесь можно, а что нельзя. Если мама и папа выстраивают четкие и однозначные границы и нет разночтений, то через какое-то время эта программа себя исчерпывает. Если с этим сложности, то ребенок продолжает пытаться и пробовать. Но адаптационные возможности организма не безграничны, и в какой-то момент начинается невротизация. Если родители не будут выстраивать никаких границ, то этот этап развития может иметь негативные последствия.

Мама говорит: «Петя, не ходи в лужу!». Но он, глядя в глаза матери, медленно заходит в нее. И Пете в этот момент хочется исследовать вовсе не лужу, ему интересна лишь реакция мамы на нарушение этого запрета. У ребенка нет никаких других способов исследовать запрет, кроме как его нарушить.

От 4 до 6 — мировоззренческий кризис

Настоящий личностный кризис настигает ребенка в период от 4 до 6 лет. Он мировоззренческий. Его маркером обычно становится вопрос: «Мама, а ты умрешь?». Это очень масштабный психологический кризис, который требует определенных действий со стороны родителей. В этот момент они должны нарисовать ребенку первую картину мира, сообщить ему, как тут все устроено с их точки зрения. Если родитель верующий, то это одна картина, если атеист, то другая. Главное, чтобы он сам считал, что мир устроен именно так, и мог доступно изложить свою точку зрения. Ребенку неважно, какой эта картина будет. Главное — чтобы мама или папа показали, что знают, как здесь все устроено. В этом возрасте ему более чем достаточно знать, что родитель все знает. Если же папа и мама уходят от таких объяснений, то ребенок становится уязвим для страхов, а в будущем — для суеверий, сект. Если родители дали на такие запросы простые и четкие объяснения, то кризис благополучно проходит. Отвечать следует ровно на тот вопрос, которые задает ребенок, и то, что именно вы считаете верным.

Год до школы — очень продуктивный возраст

Период «год до школы» — абсолютно не кризисный, очень продуктивный и плодотворный. За это время происходит много интересного. Это период начала формирования самооценки. Так называемый школьный кризис — навязанное современным социумом и культурой состояние, которое является результатом каких-то упущений в воспитании ребенка в прошлом.

Можно начать учить читать и писать ребенка так рано, что к 7 годам у него полностью убита какая-либо мотивация к познанию и вся креативность. Возможно, ему бы понравилось то, что он видит в первом классе, если бы он все это уже не знал. Если убита мотивация, то в школе не будет интересно. И с детьми ему трудно, так как его все время до этого чем-то занимали и развлекали. Он готов многое рассказать, но учитель говорит: «Сиди и молчи, у меня тут таких 35 человек». И он делает вывод: «Меня здесь не хотят». Вот он — искусственно созданный кризис.

От 10 до 14 — умирает ребенок и рождается взрослый

Подростковый период такой же сложный, как и переход от водного образа жизни к наземному. В этот период умирает ребенок и рождается взрослый. Как тогда умирает водное существо и появляется наземное. Но в современной культуре нарушен процесс инициации. Еще не так давно не было понятия подросткового кризиса. Ребенок проходил процесс инициации и сразу считался взрослым. У подростка есть запрос на то, чтобы его воспринимали уже как взрослого, но часто сформулировать это он еще не может, поэтому начинает протестовать. По сути, пуповина натягивалась-натягивалась и вот уже достигла такого натяжения, что стала причинять боль обеим сторонам. Суть запроса со стороны подростка — пересмотреть условия договора на отношения «взрослый-взрослый». Если родители игнорируют это, увеличивают давление и контроль, то начинается протест. Подростковый возраст существует, а подростковый кризис — по желанию сторон. Можно его сделать, а можно и нет.

Когда родитель чувствует, как дергают за пуповину, начинает думать: «Ой, все, началось, сейчас ребенок начнет пить и колоться, уже серьгу в нос вставил!». Родитель не перерезает пуповину, а быстро наматывает ее на кулак. Когда ребенок понимает, что вместо ожидаемого отдаления он, наоборот, насильно притягивается, он начинает грызть пуповину сам, в результате чего отношения портятся на долгие годы и могут больше не восстановиться.

Что дальше?

Следующий настоящий кризис в жизни человека случится позже — то, что мы сейчас называем экзистенциальным кризисом, или кризисом середины жизни. Раньше — кризисом 40-летия. Сегодня возрастные границы очень размылись, когда заканчивается молодость и начинается старость — нет конкретной цифры для каждого. Главный вопрос этого периода: «Зачем все это было?». Но это точно не про детей.

1
0
1560
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ