Это сообщение автоматически закроется через сек.

7 способов не допустить травлю в школе

Мой знакомый написал недавно: «Что посоветуешь: парню 12 лет, с подачи учительницы его травят одноклассники. Охрана в школу не пускает, директор на связь не выходит, сын сидит дома уже неделю. Не представляю, что делать». Ситуация буллинга и травли критическая, требующая серьезных решений и действий. Что сделать заранее, чтобы у ребенка сложились отношения в школе? Мы поговорили об этом с психологом Александром Ройтманом.

Александр Ройтман и Ира Форд

Время или деньги

— Ты смотришь на своего ребенка, который идет в школу и понимаешь – все может быть. У него еще нет навыка давать отпор и ценить себя. Где подстелить соломку?

— Нужно вкладываться. Что будет за вклад — зависит от родителя. Либо деньги, либо время. Если нет денег, приходить в школу как минимум раз в неделю, а то и чаще — два или три. Разговаривать с учителями, принимать их рекомендации и советы. Если ситуация сложная, находиться в школе столько же, сколько ребенок. Это не лучший вариант, но и не худший. Если есть деньги — искать репетиторов. Только не тех, кто просто учит, а тех, кто еще и воспитывает. По этому пути я иду со своими детьми. Я ищу им значимых взрослых, которые могут научить тому, чему ребенок хочет учиться.

— Чтобы ребенок обрел некую значимость и захотел учиться чему-то особенному?

— Да! И чтобы у самого репетитора была и значимость, и широта мышления — чтобы он мог научить ребенка пограничным процессам. Я своим сыновьям нашел учителя по шахматам. И был счастлив — наш учитель блестящий воспитатель. Он учит проигрывать. Все остальные учат выигрывать, а он учит проигрывать, управлять состоянием, учит самодисциплине, учит учиться. Учит иметь высокий статус, имидж, учит общению с другими детьми.

Значимый взрослый

— Я поняла, ты отправляешь сыновей не на шахматы, а к конкретному человеку.

— Да. Не в шахматах дело. С шахматами произошла смешная история: однажды педагог сказал нам с женой: «У вас такой одаренный мальчик, ему надо заниматься больше, он пойдет дальше, станет чемпионом». А у нас нет цели, чтобы ребенок стал великим шахматистом. Мы просто хотим, чтобы он умел постоять за себя в жизни. И мальчики пошли на бокс.

— И снова им встретился тренер мечты?

— Да, я восхищаюсь им! Он месяцами не допускает их к спаррингу. Дети воют, я спрашиваю: «Почему?», а он отвечает: «Ну, вы же не хотите, чтобы ребенок сломался, вы же хотите, чтобы он состоялся? Так давайте подождём того момента, пока он состоится». Когда он выпускает ребенка на ринг, тот побеждает. Он формирует самодостаточного, ориентированного на победу, но гибко преодолевающего стресс неуспеха спортсмена.

Смеяться над собой

— Моя дочка занимается в цирке, и вместе с ней занимается мальчик без ног. Восемь лет. И тут ему другой мальчик говорит в пылу ссоры: «Что ты тут делаешь? Где вообще твои ноги?». А тот отвечает: «Они мне не нужны, мне и так хорошо!». Первый теряет баланс и падает с высоты. И второй ему говорит: «Ну, видишь? Стукнулся! У тебя от ног одни проблемы! А у меня нет ног — нет проблем!». Я удивилась, как восьмилетний мальчик смог за себя постоять.

— Поверь, это произошло не само собой. Обидчики опираются на слабые места, по которым можно проходиться. Слабые места всегда есть, вопрос — можно ли проходиться? Я считаю, что эффективный способ развить правильную реакцию на насмешку и критику, на те моменты, которые вызывают смущение и стыд — сформировать у ребенка чувство юмора. И этот безногий парень — отличный пример для многих. Мой пример попроще — у меня племянник лопоухий, и всю жизнь с раннего детства вся семья смеётся над его ушами, объясняя — и вербально, и невербально: «Если ты в этом месте комплексуешь, то это место будет просто вывеской: "Пните меня сюда", если ты из-за этого обижаешься, то ведёшь себя, как жертва, и провоцируешь обидчика. Зато если ты готов не драться из-за этого, а смеяться над собой, то, скорее всего, тебе и драться не придется».

— А я вот дралась. Но если бы ты знал, какое меня постигло разочарование, когда я пришла 1 сентября в школу в 3 классе, а никто, ни один человек не заметил, что летом мне сделали пластическую операцию, и уши плотно прилегают к голове.

— Конечно! Замечают то, что выделяет тебя! А обычные уши — вовсе не повод продолжать разговор.

Ход конем

— Ты говоришь, есть два подхода к тому, чтобы не сделать ребенка изгоем в школе: или время, или деньги. Давай я тебе назову еще рабочий вариант — творчество, креативность.

— Да! Я сразу вспомнил фильм «Мачеха», где у девочки-подростка проблемы в школе, а мачеха работает фотографом в модном журнале. И она обращается к коллеге, молодому парню на мотоцикле, несущего все признаки высочайшего статуса для 13-летних школьниц. Он приезжает за девочкой на мотоцикле раза два в школу, и у девочки все проблемы исчезают. Есть много подходов. И, конечно, творчество отлично работает, когда речь идет о желании понять своего ребенка и помочь ему!

Когда «тройка» — больше, чем «тройка»

— Ребёнок в школе, и все-таки его начали травить. Родитель это заметил, какую скорую помощь он может оказать?

— Я расскажу про себя: меня травила учительница истории. Её боялись все. Она могла посреди объяснения сказать: «Продолжи мою мысль... Два!». А тут я. У меня было неплохо с историей, но не звёздно. И вот ситуация: я пришёл после месяца болезни. В первый урок она мне поставила тройку, а дальше на каждом следующем ставила мне двойки, добавив: «Ты у меня экзамены не сдашь!». Мои родители сказали: «Мы, конечно, можем пойти, начать разбираться, но, так как ты уже в 10 классе, это будет выглядеть странно». Они меня проинструктировали: «Встаёшь в начале урока и говоришь: «Валентина Ивановна, соизвольте, пожалуйста, сообщить, почему у меня после болезни в первый же день стоит тройка восьмого апреля, а дальше 2, 2 и 2. Она спросит: «Это что, отчет?». Ты скажешь: «Да». Она скажет что-нибудь, а ты ответишь: «Хорошо. До того момента, пока эти оценки будут у меня в журнале, я отказываюсь отвечать». И дальше ходи на все занятия, сиди за своей партой. Если тебя поднимают, то не вставай, не отвечай, игнорируй». Я это сделал. Весь класс был просто убит. Учительница победно громко надо мной посмеялась. Второй день, третий, четвёртый, пятый — у меня висят оценки. А дело идёт к концу года. Родители посоветовали набраться терпения. Наконец, пришел день, когда учительница поймала меня в коридоре: «Саша, я тебе три двойки вытерла, тройку оставила, ничего?». Я только кивнул. Мои родители, таким образом, сохранили меня в этой истории без войны.

— А дальше? Самое интересное? Экзамен же!

— Я вытянул билет и при комиссии сказал: «Двойку Вы мне не поставите, больше тройки тоже, поэтому есть ли смысл нам беседовать?». Она мне поставила тройку, и на этом история закончилась.

«Ламборджини» не вариант

— Мой рецепт — приглашать в гости весь класс. Весь класс не придет, а с полклассом я отлично справляюсь. Это рецепт не для всех?

— Конечно, не для всех. Можешь себе позволить — вперед! Приглашай и развлекайся. Но тут ведь вопрос не в потраченном времени в воскресенье вечером и не в деньгах на заварку. А в контакте. С этими детьми же надо разговаривать. Улыбаться им. А это очень дорогое удовольствие — улыбаться сорока чужим детям в течение 11 лет. А потом, когда им будет не 8 лет, а 15, улыбаться будет мало. Поддерживать контакт и вызывать доверие у подростков способны единицы родителей.

— А если нет времени, но есть деньги? Может, есть смысл звать одноклассников кататься на «Ламборджини», покупать им путевки в лагерь в Испанию?

— Я думаю, что тупо вкладывать деньги в процесс, не вкладывая в ребёнка — слабая идея. Не выстрелит. Будет пользовательская идеология по отношению к ребёнку, его будут притеснять и вызывать у него чувство вины. Уж лучше вложить эти самые деньги в того самого удивительного шахматиста или боксёра. Лучше все-таки в боксера.

7 способов Александра Ройтмана: как не допустить травлю

1. Быть на стороне ребенка и взять за аксиому: «Мой ребенок хороший!». Подчеркивать достоинства ребенка перед ним самим как можно чаще. Отдельно от этого добавлять привлекательность перспектив: «Но есть еще куда стремиться!». Дать ребенку уверенность в его абсолютной принятости, целостном признании.
2. Научить ребенка относиться с юмором к своим недостаткам. Заикаешься? Торчат уши? Тонкий голос? Можно погрустить, конечно. Но лучше повеселиться самому и дать повеселиться другим! Сделать нормой в семье возможность обсуждать свои недостатки — уважительно, но легко. Не делать недостатки священной коровой: «Ребенок очень переживает, что у него веснушки, и потому мы не обсуждаем это». Когда недостатки обсуждаются, затирается их острота.
3. Идеальный вариант — наличие значимых взрослых рядом с ребенком, которые дополняют родителей и делают то, что родители не могут. Это может быть репетитор, тренер, вожатый.
4. Проводить внешкольное время с ребенком и с его одноклассниками. Походы в музеи и театры вполне подойдут! Так вы поможете ребенку завести друзей и приятелей, которые не станут его травить и смогут выступить против его травли.
5. Организовывать самому внешкольные мероприятия: чаепития, игры, спортивные мероприятия. Переводить врагов (потенциальных врагов) ребенка в стан сообщников.
6. Быть готовым перевести ребенка в другой класс / другую школу / на семейное обучение, если вдруг появилась такая необходимость.
7. Дать старшекласснику универсальные инструменты для уважения в любой компании: гитара, имиджевые и престижные кружки в школе (школьный театр, ансамбль), книги, которые помогут выстраивать общение, спорт. Не бояться вооружить старшеклассника подробными инструкциями на случай травли преподавателями.
2
0
КОММЕНТАРИИ1
0
До сих пор мурашки по коже, когда вспоминаю, как идевались надо мной в школе, хорошо, что мама решила проблему кардинально и перевела меня в другую школу. Там всё наладилось и друзья повяились. Слушайте и деверяйте детям!
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ СТАТЕЙ