«С завидной периодичностью в ее жизни появлялись мужчины, а в моей — отчимы…»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

«С завидной периодичностью в ее жизни появлялись мужчины, а в моей — отчимы…»

За холодным словом «отчим» прячется многое. У одних — детская драма, у других — несбывшиеся надежды, у третьих — настоящее счастье. В материале «Литтлвана» свои истории рассказывают бывшие дети, воспитанные отчимами, и взрослые, которым пришлось вживаться в новые для себя обстоятельства. Практикующие психологи Наталья Лобанова, Ольга Юрковская и Светлана Шкомова прокомментировали рассказы и дали советы тем, кто находится в похожих ситуациях.

Ум, честь и совесть отчима дяди Димы

Настя: «Отчим, дядя Дима, появился в нашей разведенной семье в мои 11 лет. Я очень любила отца, но он уехал в другой город и наше общение стало невозможным. Дядя Дима восполнил эту пустоту: он был заботливый и понравился мне сразу. Благодаря ему у меня было счастливое детство! Мы вместе все время что-то мастерили. Он всегда был за работой, а я при нем: подать отвертку, размешать краску, отогнать маму, чтобы не мешала. Один знакомый как-то спросил: «Дима, а ты один вообще бываешь? Всегда с Настей!». А я ответила: «Я его ум, честь и совесть!». Это долго было нашей шуткой.

Он меня всегда поддерживал, провожал на учебу в другой город, нашел мне квартиру, когда я решила жить самостоятельно. Дядя Дима дал мне работу, когда я была в трудном положении. Моего сына он считал своим внуком. Порой он выпивал, но я всегда находила с ним общий язык. Приводила домой сильно пьяного, он утром извинялся, и я его всегда прощала. Он меня никогда не обижал. Сейчас они развелись с мамой из-за его проблем с алкоголем. Мы живем в разных городах и видимся не часто. Он так много сделал для меня. Но он против, чтобы я что-то сделала для него. При мысли о дяде Диме мое сердце рвется на куски — как при разводе родителей».

Ольга Юрковская: «Насте хочется отблагодарить человека, который вложил в нее столько усилий и любви. Но дядя Дима возражает — ему, скорее всего, кажется, что материально Насте это будет в тягость. В такой ситуации можно делать что-то нематериальное: больше общаться, приехать в гости и помочь с бытовыми делами. Если хочется делать именно подарки, то представляйте их, как полученный бесплатно выигрыш: в такой ситуации презенты не вызывают сомнений. А еще можно оплатить онлайн коммунальные счета и телефон — часто это выглядит более приемлемо для старшего поколения, чем получать от выросших детей деньги».

Мои отчимы: от мужичков из сельской глубинки до представителей Северного Кавказа

Вадим: «Отец ушел из семьи, когда мне было 2 года, и что такое мужское воспитание, я ощутить не успел. Мама переживала, что я могу что-то недополучить. И с этих пор с завидной периодичностью в ее жизни появлялись мужчины, а в моей — отчимы. Они были разные: от мужичков из сельской глубинки до представителей Северного Кавказа. Каждый со своей историей. Однако воспитательной нагрузки я так и не ощутил, да и в семье отчимы не задерживались. При этом не было ни одного из них, на кого бы мне хотелось быть похожим или брать пример, восхищаться.

Маме приходилось быть за обоих родителей. Но глядя на другие семьи, я видел, что получаю гораздо больше внимания, чем мои друзья — у меня были дедушка и дядя, они жили вместе со мной в одном селе. Я вырос и сейчас понимаю — хорошо, когда есть крутой отец. Но если не получилось, то лучше никакой отчим, чем плохой папа. А дедушка и дядя лучше, чем никакой отчим».

Светлана Шкомова: «Идея фикс о необходимости поиска отца для сына не позволила маме Вадима найти партнера для себя и заметить находящиеся в реальности образцы мужского поведения в виде дедушки и дяди. Грустная история. Вывод только один: у мамы нет необходимости быть за двоих сразу и искать замену отца. Мальчику лучше иметь одного надежного родителя, чем вереницу отчимов и колеблющуюся мать».

Я был вооружен до зубов

Лев: «Я познакомился с девушкой, и она сразу же сказала, что у нее двое детей. Меня это не отпугнуло. Я размышлял так: «Я люблю женщину и принимаю ее со всем тем, что у нее есть. Двое детей, значит, двое детей».

Я в принципе люблю детей, и у меня с ними сразу установились хорошие отношения — мы много играли, веселились. На тот момент этого было достаточно.

На старте наших отношений моя будущая жена посоветовала мне почитать книжку по адаптации приемных родителей. Я и не подумал этого делать, все шло гладко. Но романтичный период в жизни закончился очень быстро: прошло два месяца, и я обложился статьями и книгами. Гиппенрейтер и Петрановская стали моими лучшими советчиками. Я был вооружен до зубов: как реагировать на их запросы, манипуляции и потребности.

Еще до рождения общего ребенка я понимал, что важно дать детям понять — родился такой же малыш, как они. Не лучше и не хуже. Просто совсем маленький и нуждающийся в большем внимании. Без ревности не обошлось. Но мы вместе пережили этот период. У детей с рождением малыша случился откат «обратно в младенчество». У них была потребность в том, чтобы сидеть на ручках и обниматься.

У нас с детьми есть социальный договор: каждый имеет право ошибиться. И если я чувствую, что где-то неправ, то прошу прощения за свое поведение. Мы обнуляем счетчик и начинаем сначала — потому что у нас общая цель. Мы одна семья.

У меня самого папа был не очень хороший, я не видел перед собой модели, как мужчине нужно строить отношения в семье. Я понял на своем опыте — чтобы быть хорошим отцом, не нужно делать что-то из ряда вон. Достаточно любить своих детей. Так, чтобы, когда они вырастут, они не ушли из твоей жизни на максимально удаленное расстояние.

Мы еще не дошли до момента, когда дети скажут мне: «Ты нам не родной отец», но я готов к этому разговору. Я отвечу: «Может, я не родной папа, но при этом я тебя воспитываю, люблю, и мы одна семья».

Светлана Шкомова: «Отчим, который ответственно и бережно подошел к знакомству с чужими детьми, изучил тему приемного родительства, дал себе время на знакомство и построение контакта, определил право ошибаться и договариваться, готовый прощать и просить прощение — это счастливая реальность, которой хочется поаплодировать».

«Муж завоевал меня, подружившись с моими детьми»

Ася: «Мой будущий муж, узнав, что у меня есть сын и дочка, обратил весь свой интерес на них: мы ездили на экскурсии, гуляли в парке, катались на роликах. Дети были счастливы такому общению. Сначала я чувствовала себя странно. После развода я и подумать не могла, что смогу построить семью — стереотип «женщина с прицепом никому не нужна» не отпускал.

Опыта близкого общения с ребенком у моего нового мужа не было никакого — своих детей и даже племянников нет. Он даже ничего не знал о детских кризисах! Он пришел в ситуацию, где ему предстояло стать отцом, табула раса. Зато сейчас муж знает о детях больше меня! Но все было постепенно. Например, отдельно пришло понимание материальной ответственности. До какого-то момента мой муж не представлял, что дети — это огромная строка расходов, причем обязательных.

Мы не делали ничего искусственного — плыли в ситуации с учетом возможностей каждого. К примеру, я занимаюсь с детьми музыкой, а он учит с ними уроки — русский, математику, английский. И если сначала водораздел между нашими обязанностями был очевиден, то со временем мы во многом стали взаимозаменяемы.

Когда была беременна нашим общим ребенком, я опасалась, что муж будет разграничивать детей. Но случилось наоборот. После его рождения он теплее и ближе стал относиться к дочке и сыну, через малыша он как будто проживает детство детей, лучше их понимает.

Сын и дочь не называют в семье мужа «папой», а зовут по имени. Хотя они изначально хотели. Но мы объяснили, что их папа останется папой, хоть он уже и не с мамой.

Я считаю, что секрет нашего счастья в том, как мой муж воспитан. Когда мы с сыном и дочерью приехали знакомиться к его маме, она сразу стала называть их его детьми. У нее не возникло никаких вопросов, сомнений. Она была очень открыта, обнимала их. И тогда я поняла, почему муж так легко построил контакт с детьми и не утратил его в спорных ситуациях».

Наталья Лобанова: «Часто в кабинете психолога оказываются мамы мальчиков, обеспокоенные отсутствием «мужского воспитания» в окружении сына. Нередко они являются замужними дамами за отцом или отчимом этого самого ребенка, но по каким-то причинам «мужское воспитание» не случается. Я убеждена, что мужчину, находящегося рядом с ребенком, отцом (отчимом) делает женщина. Как? Доверием, любовью, способностью не вторгаться во взаимодействие с ребенком, интуитивным посланием «я хочу, чтобы вы оба были в моей жизни, и верю, что место в ней есть для каждого из вас». Мужчина, чувствующий такое доверие и спокойствие женщины, желающий занять свое место в новой семье, обычно находит свой способ выстроить отношения с детьми. Ребенок же, от природы нуждающийся в двойной опоре — на маму и папу (отчима), — откликнется на это приглашение. И в этом случае и у детей, и отчима появляется шанс настоящей встречи и дальнейшего пути».


Вместо P. S.

«Важно сообщать ребенку о том, что у него есть биологический отец и есть родитель, который его любит и воспитывает. На этой позиции давно и твердо стоят западные психологи. Ее последние годы разделяют и российские специалисты. С мужем матери у ребенка могут сложиться доверительные, теплые отношения, и тогда мужчина станет наставником, а дети его полюбят — так же, как и он их. Но нормально и иначе: у мамы может и должна быть счастливая жизнь с ее мужем, а наставником детей может стать и другой значимый взрослый — дядя, тренер, педагог или кто-то еще. Если у мальчика или девочки не складываются серьезные теплые отношения с отчимом, достаточно бытового уважения. Ведь ребенок, знающий, что у него есть биологический отец, не будет нуждаться в отцовской любви и заботе и требовать их от отчима. Он станет в состоянии принимать с благодарностью любые вклады в себя. Я голосую за такое разделение, и мне радостно, что и герои статьи не скрывают от детей настоящее положение дел».

1
0
1825
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ