Я боюсь беременеть и рожать: в чем причина и что делать?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Страхи, связанные с беременностью и родами, способны не только испортить радость от предстоящего материнства, но и вовсе отбить желание заводить детей. В чем причины этих страхов и как их преодолеть? Спросили акушера-гинеколога Тамару Бебневу и психотерапевта Анастасию Рубцову.


Тамара Бебнева — акушер-гинеколог, к. м. н., доцент кафедры акушерства гинекологии и репродуктивной медицины ФНМО РУДН, врач ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России.


Токофобия

«Страх беременности и родов в медицине называется токофобией. Она связана с боязнью боли — алгофобией. Это проблема на стыке гинекологии и психологии. Первые материалы о страхе деторождения стали появляться в 2000 году в научном журнале British journal (рецензируемый научный журнал — прим. ред.). Есть интересный обзор, в котором собраны все статьи с 1946 по 2015 год с описанными случаями боязни беременности и родов. Всего в исследовании участвовали 854 000 женщин из 18 стран (РФ не вошла). Анализ данных показал, что распространенность токофобии составляет 14% от всего числа женщин, попавших в исследования.

Я наблюдала первичную и вторичную боязнь беременности и родов. Первичная возникает у молодых женщин, которые не рожали. Эту категорию тоже можно разделить на две группы. Первая боится потому, что имеет тяжелые хронические заболевания. Например, сахарный диабет. Это, кстати, бич современных молодых женщин. Пациентке 28 лет, и 20 из них она живет с сахарным диабетом. К возрасту деторождения такие женщины подходят с множеством сопутствующих этому заболеванию осложнений. И здесь страх беременности оправдан, потому что проблемы со здоровьем могут ее осложнить. Вторая подгруппа — женщины с психологическими проблемами, которые просто боятся, без объективной причины. Это могут быть последствия психологических травм из детства. Мы таких женщин направляем к психологу или психотерапевту.

У женщин со вторичной токофобией уже есть опыт беременности и родов, но эти состояния имели осложнения, были тяжелыми. Таких пациентов больше всего. Здесь есть боязнь повторения негативного сценария. Со вторичной токофобией гинеколог работает по принципу прегравидарной подготовки к беременности, то есть использует комплекс профилактических мероприятий, направленных на минимизацию рисков. Возможно, необходима будет и работа с психологом».

Чего боятся и почему?

«Часто женщина не имела никаких страхов относительно беременности и родов, но забеременела и, чем ближе момент появления малыша на свет, тем больше ее посещают тревожные мысли. Боятся опоздать в роддом, родить дома или по пути. Страх кесарева сечения. Некоторые боятся попасть к непрофессиональным врачам, которые могут навредить им и ребенку. Страх потери контроля над ситуацией. Часто бывает, что наслушались рассказов подруг и знакомых, и начинают сами бояться. Страх самопроизвольного выкидыша, особенно если в анамнезе уже были неудачные беременности. Боятся выпасть надолго из привычного ритма жизни, родить больного ребенка, располнеть и что разлюбит муж. Есть страх внематочной беременности. Но чаще всего боятся рожать по социальным причинам. Когда у женщины начинаются гинекологические проблемы, я говорю о том, что надо бы по-хорошему рожать. Но слышу, что они бы рады, но не от кого. Это проблема больших городов. Когда нет своего жилья, стабильного дохода, это тоже сильно удерживает от деторождения.

Многие страхи могут приводить к тому, что пациентки просят провести кесарево сечение. В мировой практике где-то 3% всех случаев кесарева. У нас это возможно только по показаниям.

Когда женщина встает на учет в женскую консультацию, там есть школы для беременных. В них и готовят ко всему. Многие эти школы не посещают. А зря. Там дают и психологическую подготовку: как себя готовить, как вести себя в родах, как дышать».


Анастасия Рубцова — психотерапевт, специализируется на теме материнства и семейных кризисов. Ведет блог в «Инстаграм».


Боятся одни, а не справляются другие…

«С запросом «боюсь беременеть и рожать» я встречаюсь часто. Обычно это связано с рождением первого ребенка. Это действительно кризисная точка, переход женщины из свободного бездетного состояния в гораздо более зависимое состояние матери. Страх не совсем уж беспочвенный. После рождения ребенка мир женщины меняется практически полностью. В случае с повторными беременностями страхи тоже могут быть, но они уже не связаны с ощущением такой огромной трансформации.

По моим наблюдениям, современные женщины начинают переживать по этому поводу в 28—29 лет — вроде бы пора рожать, ощущается давление общества в разных формах, но очень страшно. И это острое внутреннее переживание.

Страх может быть связан со многим. Со структурой личности, например, такой тревожной, вибрирующей. С семейной ситуацией. Женщина, например, хотела бы ребенка, но не уверена в партнере или даже уверена, что он подведет. От статуса. Например, работающие женщины, особенно с удачной карьерой, больше боятся, им есть что терять.

Часто те, кто приходят к психологу со словами, что они хотят детей, но боятся беременности и родов, люди с весьма благополучным детством, с высоким внутренними стандартами. Иногда с желанием все сделать на «отлично». У них много тревог связано с тем, что они могут не справиться с идеальной картинкой материнства, а не с тем, что они не справятся с материнством вообще. Тревожатся одни, а не справляются часто совсем другие».

Бояться — нормально!

«Все беременные боятся родов, и это нормально. Это редко превращается в фобию. Случаи, когда боится рожать уже беременная, тоже бывают. Но когда женщина беременеет, включаются очень мощные гормональные механизмы. Плюс ощущение неизбежности события запускает другие психологические процессы. Пока можно выбирать, она испытывает много тревоги, мечется между вариантами — рожать или нет? Сейчас или позже? А когда выбор сделан, начинаются процессы адаптации и смирения. Плюс современные беременные уже не пассивные жертвы карательной медицины, они активно организуют роды так, как им нравится. Боятся — найдут доулу, которая будет сопровождать весь процесс, или поедут за границу, чтобы рожать там, где им спокойнее, организуют роды в воде, воздухе и так далее.

Тревожный знак, когда женщина испытывает ужас перед родами большую часть времени, если это мешает ей работать, жить, заниматься сексом, что-то планировать. Когда мысли о родах становятся навязчивыми и настолько жуткими, что даже обсуждать их с партнером невозможно. Вот тут психотерапевт может помочь. Но если удается обсуждать это с партнером, с подругами, если женщину успокаивают какие-то лекции, семинары, книги на эту тему — психика вполне может справиться самостоятельно.

В чем может быть помощь родственников? Не давить, не говорить «часики тикают», а убедительно дать понять женщине, что ее тело — ее дело, только она решает, будут ли у нее дети и когда. Это лучшее, что может сделать семья. Потому что иногда даже рекомендация пойти к психотерапевту — хорошая, полезная, в общем, рекомендация — начинает в устах членов семьи звучать как «сходи полечись, а то ты ненормальная какая-то, смотри, все рожают, а ты время тянешь». Лучше меньше давления, чем больше.

Мужчины тоже боятся

«В современном обществе дети рождаются уже не так часто и не в таком количестве, как раньше. Поэтому появление младенца для всех в определенной степени шок. Особенно когда старших родственников рядом нет. У мужчины тоже шок, он не понимает, что происходит, что будет дальше. Иногда некоторые боятся, что ребенок оттеснит их от жены. У женщин все-таки есть возможность делиться своими переживаниями, обсуждать их, используя разного рода горизонтальные связи: общаться на форумах, искать подруг и родственников, которым можно пожаловаться. У мужчин таких механизмов нет. Обществом это не очень одобряется, хотя есть сдвиги к лучшему. И у мужчин, бывает, развиваются во время беременности жены даже психосоматические расстройства. Начиная от экземы, беспричинных желудочно-кишечных расстройств, заканчивая, в тяжелых случаях, диабетом. Лучше всего мужчине в такие моменты искать собственную группу поддержки друзей, молодых отцов на форумах… В общем, тех, с кем можно делиться тревогами и сомнениями. Делиться можно и с женой: такие разговоры укрепляют доверие в паре. Но я бы все-таки советовала мужчинам помнить, что беременной и физиологически, и психологически приходится гораздо тяжелее, чем им. И не ждать, что она возьмет на себя роль успокоителя».

Перинатальная потеря и посттравматическое расстройство

«Страх беременности и родов может быть связан с перинатальной потерей в прошлом. И тогда имеет смысл проверить, нет ли посттравматического стрессового расстройства. Лучше делать это вместе с психотерапевтом. Многие женщины, потерявшие ребенка, способны справиться с этой болью самостоятельно, при поддержке семьи, друзей и партнера. И прекрасно забеременеют и родят снова. А часть женщин нуждается в помощи психотерапевта, чтобы потеря не оставила незаживающих ран. Потеря влечет за собой большое чувство собственной несостоятельности. И иногда люди торопятся заместить этот опыт — немедленно, в следующем месяце, забеременею снова! В таких случаях психолог нужен для того, чтобы притормозить, помочь пережить. Организму и психике нужна пауза, это подтвердит любой гинеколог. Медики, насколько я помню, советуют подождать полгода как минимум. Я бы советовала год.

Еще в переживании потерь, тревог, связанных с беременностью и рождением ребенка, важно разделять «дисфорическое состояние» и «клиническую депрессию». Дисфорическое состояние — нам печально, грустно, иногда мрачно и горько, когда мы плачем. Это может быть проявлением нормального процесса горевания. Депрессия — клиническое состояние, которое проявляется как потеря интереса ко всему, полное выключение, вплоть до суицидальных мыслей и неспособности включаться в какую-либо деятельность. Это разные вещи. Горевание в случае с перинатальной потерей — норма, это правильно. Клиническая депрессия — тяжелое патологическое состояние. Чтобы выйти из него, часто нужны препараты, психотерапия, поддержка семьи, иногда кардинальная смена обстановки».

1
0
398
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ