«Я хочу назвать его Форель!». Как живется людям с необычными именами
Это сообщение автоматически закроется через сек.

«Я хочу назвать его Форель!». Как живется людям с необычными именами

Семейная легенда гласит, что после моего рождения мама переступила порог ЗАГСа с идеей назвать девочку Росиной. Росиной Юрьевной. Смеялся весь ЗАГС. Маме отказали. И предложили поразмышлять, что будет, если из Росинки девочка к 25 годам превратится в 70-килограммовый танкер. Я стала Ирой. И когда в своей взрослой жизни я встречаю людей с необычными именами, хочу воздать хвалу их родителям, которые устояли. Cмотрю на них и вглядываюсь в узоры их жизни. Сегодня в «Родительском клубе» Littleone свои истории рассказывают взрослые с редкими и необычными именами.

Посвящается вам, девочки нашей парадной, — Микаэлла, Наоми, Нимуэ, Доминика, Флер и Аннунциатта. И вам, взрослые девочки и мальчики с необычными именами!

Имя — не страна, форель — не имя

Дания Исаева, 51 год, директор композитора Андрея Косинского, журналист: «Меня зовут ДаниЯ, а не ДАния, то есть ударение на последний слог. И оно не имеет отношения к названию страны. Это древнее тюркское имя, которое означает «близкая, родная». Я родилась в Татарстане, я татарка. Там, где я росла, было много национальностей. Поэтому мое имя было редким, но не странным. В детстве я его не любила. Дразнили ли меня? Конечно, но не обидно, чаще всего: «Да-не-ты (Да-не-я)», а иногда: «ДАния – Швейцария».

Когда лет в 16–17 я узнала значение своего имени, у меня изменилось отношение к нему. Оно скорее мне помогало в жизни, чем мешало. Оно запоминающееся. А сына я назвала Данил.

Вообще, когда детям дают странные имена, которые не имеют ни корней, ни смысла, мне их очень жаль. Особенно это относится к мальчикам. Нужно всегда помнить, что у них будут дети и имя станет отчеством. У меня был такой случай, пришла соседка-татарочка вся в слезах, только что родила второго сына: «Я хочу назвать его Форель, а все против!». Я долго ей объясняла, что форель — вид рыбы, это не имя. И мальчик вряд ли будет рад, что его будут звать, как рыбу!».

43 года на расстоянии: имя само по себе, а я сам по себе

Арсений Истомин, 43 года, фотограф: «Когда мой папа был ребенком, мама брала его с собой на ночное дежурство на церковную колокольню — каждая семья в деревне ночевала там по очереди, чтобы в случае пожара поднять тревогу с помощью колокола.

От нечего делать он рассматривал остатки фресок, которыми был расписан свод. Один святой ему нравился. Под ним была подпись: «Арсений». Это имя врезалось в память отца на многие годы. Когда родился я, меня родители так и нарекли.

Но живется мне с этим именем не очень комфортно. Арсений означает «мужественный»: такая молчаливая, надежная, волосатая скала. А я мягкий человек. В детском саду и школе с моим именем было не весело: оно необычное для того времени. Меня все переспрашивали, хихикали, я комплексовал. Один раз мне так не хотелось опять видеть знакомую реакцию, что я соврал и сказал, что меня зовут Игорь, чтобы ко мне не приставали. Впрочем, у меня не настолько запущенный случай, чтобы появилось желание официально сменить имя. Думаю, что если человек меняет свое имя, это уже действительно огромный внутренней разлад. А у меня не было особых проблем на этой почве. Но все же я прожил с именем 43 года на расстоянии: оно само по себе, а я сам по себе».

Когда папа решил не отставать и не ошибся...

Данута Степанова, 46 лет, преподаватель нейрофитнеса, специалист по движению: «Изначально родители планировали называть меня Анжела или Оксана. Тогда это были модные имена. Но папа пришел в ЗАГС и передумал! Оказалось, что у кого-то из его родственников в Польше была дочка Данута. Папа, сам-то он носит имя Григорий, решил не отставать.

У меня никогда не было проблем с именем. Бывает, что люди впервые слыша, как меня зовут, могут не расслышать, не понять. Как меня только не называют! Дарина, Дина, Даша, Диана... Я никогда не поправляла и не парилась. Я понимаю, что ничего не изменится у человека от того, что его назовут не так. Но в то же время, если кто-то спрашивал меня: «Ой, а что за имя, а в честь кого?», — я тоже ухожу от этих разговоров, я не слишком большой любитель внимания к себе.

Я считаю, что детей надо называть максимально просто. Имя не должно доставлять сложностей, и желательно, чтобы у него было несколько вариантов. Я назвала сына Тимофей, и его зовут: Тим, Тимон, Тимоха... А дочь — Дарьей. И сейчас я понимаю, как важно в современное имя вложить интернациональный контекст: она живет за границей, и как ее там только не называли! Но к счастью, у нее есть полное принятие своего имени в любом варианте.

Если бы можно было что-то в жизни поменять при рождении, имя я бы точно оставила это, другого не хочу. Я очень ровно отношусь к нему — без отрицания, но и без восторга. Но когда мне было лет тридцать, я впервые в жизни прочитала статью, характеризующую мое имя, и удивилась: «Будто с меня писали!». Там рассказывалось, что Дануты — особы решительные, упрямые, не позволяющие себя обижать, склонные настаивать на своей правоте, прагматичные и тщательно взвешивающие риски. И значит, папа не ошибся, когда передумал называть меня Анжелой».

Лейка вместо Коралины

Лея Чернобай, 20 лет, студентка: «Большую часть своей жизни, я думала, что меня назвали в честь принцессы Леи из «Звездных войн». Все мои друзья и знакомые тоже были уверены в этом на 100%. Но однажды мама рассказала, как было на самом деле. Оказывается, она просто увидела, как на сайте молодая мама рассказывала про свою дочь Лейку, и… влюбилась в это имя! А вот мне, когда я была маленькая, оно совсем не нравилось. Я хотела, чтобы меня назвали Коралина — пересмотрела мультик «Коралина в стране кошмаров». Уже сейчас, повзрослев, я поняла, что у меня безумно классное и необычное имя. В том, что у меня оно такое, есть лишь один минус. Когда я знакомлюсь с людьми, им очень сложно поверить, что это правда мое имя. Меня часто спрашивают: «А в паспорте у тебя что написано?». Когда я встречаю людей с необычными именами у меня только одна мысль в голове: "Хм... Кажется, у него имя круче моего, так не пойдет!"».

Констанция — это девочка с прямой спиной

Констанция Пелевина, 23 года, SMM-специалист: «У меня нет никакой суперистории, связанной с именем. Родители выбирали его по книжке с именами, стараясь, чтобы оно подходило идеально! Они опирались на дату рождения, знак зодиака, характеристики имени: Констанция означает «постоянная». Вообще, в списке у родителей имелась еще пара имен. При этом у папы вообще была идея-фикс назвать меня Ниной в честь бабушки, но мама настояла на Констанции.

С моим именем мне живется классно. Оно мне помогало в детстве: я была стеснительной, а благодаря ему чувствовала себя более уверенно. Имя формировало мой характер: я как-то подсознательно понимала, что Констанция — это девочка с прямой спиной, которой не придет в голову ковыряться в носу. И вела себя соответственно. Ну и, конечно, я привыкла к тому, что мое имя очень ассоциируется с романом Александра Дюма. Меня часто поддразнивают, спрашивают, где мой Д’Артаньян — я спокойна. Принимаю это как милую особенность имени.

Я ни разу не встречалась ни с одной своей тезкой. А пока я только мечтаю об этом и коллекционирую видео от своих друзей, когда они поют мне песню Боярского. Очень поднимает настроение!

Я не раз задумывалась, как бы я хотела назвать своих детей. Мне кажется, что дочери подошло бы имя Мирослава, а сыну — Ежи. Но, возможно, все изменится к тому моменту, как дело реально дойдет до детей! У моего папы тоже были изначально другие планы!».

Уступать никто не собирался...

Стелла Елена Чиркова, 40 лет, писатель, главный редактор журнала: «Довольно долго меня никак не звали, поскольку мои родители не могли договориться об имени. Мама хотела назвать Еленой, отец — Стеллой. Уступать никто не собирался — единственный ребенок, которого ждали больше 20 лет. В итоге конфликт решила то ли врач, то ли медсестра, пришедшая из поликлиники на очередной осмотр. Она сказала: «Да назовите обоими именами!». Так я стала Стеллой Еленой. Естественно, в быту я не использую весь этот паровоз: все называют меня Стелла, и меня это устраивает.

Когда-то давно, когда были живы многочисленные многоюродные бабушки и иные пожилые родственницы, они пытались называть меня Леной и даже Аленой. В подростковом возрасте это меня невероятно раздражало — у меня только в классе было 6 Лен. И однажды я в порыве раздражения изменила имя — лет в 16 убрала из документов Елену. Несколько лет я была просто Стеллой. Бабушки продолжали называть меня, как называли, так что ничего не изменилось. Я взрослела. Родственники умирали. В какой-то момент я поняла, что сделала глупость, убрав из документов имя, выбранное мамой. Пусть даже оно было в те годы затрепанным и излишне популярным, но ведь оно тоже было моим. Вторым. Как будто родовым. И я снова пошла в ЗАГС и вернула его обратно. Лет с 25 я опять Стелла Елена.

Я никогда не видела ни одной тезки. Я лишь слышала, будто в Армении Стелла — популярное имя. И когда путешествовала по этой стране, активно спрашивала, как зовут всех встреченных девушек, надеясь увидеть хоть одну. Мне не повезло. Все говорили, что у них есть подруга, сестра, знакомая Стелла, но живой Стеллы я так и не увидела. В соцсетях у меня во френдах есть две тезки (потому я их и зафрендила — признаюсь). Но они в других странах, и мы пока не встречались. Вот почему я поступила просто и весело — родила вторую Стеллу в нашей семье. Полное имя старшей дочери — Стелла Елизавета, но все называют ее Стелла. Иногда отзываемся мы обе, и это забавно. Когда родилась младшая, я хотела назвать ее Стелла Екатерина, чтобы у нас появились не только Стелла-старшая и Стелла-младшая, но и Стелла-средняя. Муж Иван оказался против. Он сказал, что это уже странно и звезд в доме ему достаточно. Младшую он назвал Агата. И я люблю шутить, что это не менее странно, чем моя идея. Ведь она названа в честь героини одной из моих книг — она всегда нравилась Ивану. Разве это не странно — быть названной в честь героини книги твоей матери?».

От ненависти до любви

Каролина Иванова, 46 лет, спортсменка: «Я очень благодарна маме, которая назвала меня Каролиной. Но это сейчас! А когда я училась в школе, терроризировала ее: «Зачем ты мне дала такое дурацкое имя?». Маме имя Каролина очень понравилось, когда она приехала жить в Молдавию. Прежде она не слышала такого. А в Молдавии узнала о нем и заодно удивилась огромному количеству необычных имен, в том числе европейских. У нее появилось внутреннее разрешение на то, чтобы дать своему ребенку необычное имя.

Только учась в институте, я по достоинству оценила имя Каролина — со всех сторон мне говорили о том, как красиво и необычно оно звучит. А отдельно было приятно, что многие сопоставляли его с внешностью, подчеркивая, как оно мне подходит. Если прежде я была не самого высокого мнения о себе, то теперь я начала любить и принимать себя.

Задолго до рождения ребенка я знала, что я дам ему редкое и иностранное имя — просто потому, что у меня самой оно такое, и я мыслила в этом же ключе. Когда родилась дочь, я выбирала между Изабеллой и Габриэлой. Увы, муж не оценил! Я назвала дочь Элина. И хотя это имя не такое акцентированно-выразительное, как Изабелла, оно по-своему тоже редкое и интересное».

Снежуля, Снежочек... Хьëнати

Снежана Зотова, 37 лет, переводчик, преподаватель иностранных языков, управляющий интернет-проектами: «История гласит, что в один день в роддоме родились 12 темноволосых мальчиков и я, светловолосая девочка, поэтому имя мне выбрал врач-акушер. Производные от него идеальные: Снежуля и Снежочек. Помню момент из детства, что в начале зимы мы вышли из школы и одноклассники закричали: «Снега! Смотри, снег идет!».

Сейчас я именем горжусь, а вот в подростковом возрасте собиралась его менять. Но со временем передумала, даже несмотря на то, что год жила в англоязычной стране, где Снежана, в принципе, не выговаривали. Наверное, сказалось то, что благодаря имени я всегда чувствовала себя особенной и единственной. Помню случай: однажды знакомого мальчика спросили, как меня зовут. Он ответил, что не помнит точно имя, но знает, что оно связано со словом нежность. Меня это очень впечатлило!

Так как я преподаю и греческий, а в Греции мое имя вообще не выговаривали, его взяли и перевели буквально: «Снежная» — «Xionati», читается «Хьëнати». Такая вот греческая Снежана получилась. А когда родилась дочь, долго выбирала имя: от Анны до Таины. В итоге дочь назвала просто Лина».

Марина, которая выпендривается

Марианна О., 48 лет: «Во времена моего детства зваться Марианной было очень круто и почти неповторимо — у меня была одна знакомая с таким именем в пионерском лагере, а потом еще одна в старших классах школы. Но когда показали «Богатые тоже плачут», начался ад и кошмар. Все, кому я представлялась Марианной, считали меня дурой-Машей или Мариной, которая выпендривается. Самый незабываемый случай: я на летних каникулах подрабатывала в фирме недвижимости на телефоне. Это были лихие 90-е. Звонит недовольный клиент, готовый приехать и все разнести. Я его успокаиваю, заговариваю. Он остыл и был готов ждать решения его дел, но напоследок спросил мое имя. «Марианна», — говорю. А в ответ: «Что? Да кто вас так отвечать научил! Издеваетесь?!». И снова все уговоры напрасны!».

Жена правителя, а не тезка коровы

Василина Соваровская, 34 года, преподаватель йоги: «Я должна была быть Дашей. И мама меня даже так стала называть. Но тут в роддом пришла прабабушка и сказала, что у нее Дашей корову в деревне звали. И вот, у нее есть три имени — Васса, Виолетта и Василина — и меня надо назвать одним из них. Виолетта маме не очень понравилось, Васса показалось жестким, а вот сокращенное Васена маме сильно легло на душу.

Мне нравится мое имя. Оно яркое, необычное, правда, его бывает сложно запомнить. Василин не так много, и имя выделяет меня из тысяч людей — меня никто ни с кем не путает. Я никогда не думала его поменять, оно звучит по-царски и его трудно исковеркать. Правда, в школьном возрасте мальчики называли меня Васей. Но я дралась и отвоевывала в битвах право на свое красивое женское имя, которое с древнегреческого переводится как «жена правителя».

Золотое имя

Аурика Ф., 29 лет, массажист: «В Молдавии, откуда я родом, все знают имя Аурика. Но оно редко встречается. А в Париже, где я живу сейчас, наверное, я одна Аурика. Мама дала мне имя в честь отца, его звали Аурел. «Аур» — это золото. Мне нравится, что я отличаюсь от других именем, нравится, что в нем есть сила, звук «Р».

Людям бывает сложно выговорить мое имя: в России часто делали ударение на звук «У», а надо на «И». Для французов — нереально выговорить две гласных подряд, и они называют меня «Орика». Меня это не беспокоит. Кстати, в Париже люди не удивляются моему имени, наверное, потому что здесь огромное количество людей со всего мира».

Многие думали, что это не имя, а прозвище

Марсель Лебедев, 43 года, режиссер монтажа: «Марсель – редкое имя. В нашем российском северном городе, где я вырос, я был, казалось, один такой. Но однажды, это кажется невероятным, меня перепутали с другим Марселем и хотели побить. Мои друзья успели предупредить потенциальных обидчиков, что я не тот, кто им нужен. Так я узнал, что я не единственный Марсель в городе. Те, кто не учился со мной в одном классе, нередко думали, что это не имя, а прозвище. Да и сейчас нередко люди считают, что Марсель — творческий псевдоним.

Имя быстро запоминается, как правило, при первой встрече. И это не всегда плюс! Иногда я бы предпочел остаться в тени, избежать некоторых встреч и событий. Но что мне нравится в моем имени — к нему сложно придумать уменьшительно-ласкательный вариант. Тех, кто придумывал, я просил остановиться.

Меня нередко спрашивают, почему меня так назвали. Помню, в начальной школе учительница высказала дикую версию: «Тебя назвали в честь парижских коммунаров, а ты себя так плохо ведешь!». Как-то к нам на север приезжала француженка — фотограф Селин Клане. Она несколько лет исследовала, как устроена жизнь на Кольском полуострове. Мы познакомились через знакомых фотографов, она меня фотографировала для своей книги и очень удивлялась моему имени. Это был мой звездный час: мороз -30, замерзшие пальцы, чай, кофе, разговоры, ее знакомство с моей женой и нашими котами. И главное: «Почему Марсель?».

Самарканд именем не удивишь!

Эвелина Измаилова, 36 лет, переводчик: «Я родилась в Самарканде. Мои соседки были Арзыгюль и Сорвиноз. В классе со мной учились Марьяны, Марьетты, Вероники и Маргариты. Самарканд было сложно удивить необычным именем — в 90-е годы в нем официально проживали люди 98 национальностей. Понимание что у меня необычное имя пришло вместе с переездом в Петербург. И тогда у меня появилось три ощущения, связанных с ним. Первое — неудобство: когда у меня переспрашивали имя, мне приходилось повторять или исправлять: «Нет, не Ирина. И не Елена. Нет, не Арина, Эвелина». У меня восточное воспитание, и мне было сложно исправлять взрослых людей. Во-вторых, я стала испытывать чувство гордости, когда увидела, что люди от моего имени приходят в восторг. А третий момент — борьба с обществом, когда люди на меня пытались примерить шаблон общепринятого варианта или не воспринимали всерьез: «Давай ты будешь Элей!». «Нет, я не могу быть Элей, у меня сестра Эля, это место уже занято, я останусь Эвелиной!».

Папа у меня крымский татарин, а мама русская. По традиции у крымских татар есть такой обычай, что в роду девочек называют на какую-то букву. В нашем роду это «Э». Мои две старшие сестры получили имена Эдие и Эльвира, а для меня в запасе было имя Эмине. Но на тонкую душу моей мамы оно никак не ложилось — она представляла, что по-русски это будет звучать: «И мне?». И тогда моя тетя, будучи творческим человеком, актрисой, предложила Эвелину. С одной стороны, имя более интернациональное, а с другой — оно встречается и среди татарских имен. И это был компромисс между желанием отца назвать девочку на букву «Э» и желанием мамы иметь дочку с нормальным именем, приемлемым во всех традициях, а не только в крымско-татарской ветви. Так что за свое имя я благодарна сестре моей мамы!».

Необычное имя, необычная я

Злата Боровая, 35 лет, аналитик: «Нам с сестрой имена придумал папа. Ее зовут Маша. А мне отец дал имя Злата. Оно и необычное, и красивое, и интересное. И я очень этому рада. У меня есть внутренняя убежденность, что в чем-то я очень необычна сама, раз у меня такое имя.

Только один раз в жизни я познакомилась с тезкой. Это было в глубоком детстве. Мы играли вместе на улице и спрашивали друг друга: «Как тебя зовут?». И каждая отнекивалась и говорила: «Ой, у меня необычное имя, давай сначала ты скажи!». А сейчас я часто стала слышать, как на улице родители зовут дочку: «Злата, Злата!». И мне каждый раз хочется откликнуться: «Вот она я!». Прежде имя Злата было очень редкое, и у меня до сих пор в голове не укладывается, что сейчас оно становится все более популярным. А еще интересно, что моя школьная учительница назвала Златой свою внучку, и мне кажется, именно знакомство со мной помогло ей в выборе имени.

У мужа фамилия русская, и я понимала, что имена у моих детей не должны резать слух и не быть редкими. Мы назвали их Елизавета и Константин и не пожалели ни разу!».

«В детстве имя было для меня мукой»

Розалия Нугаева, 32 года, педагог-руководитель: «У моих родителей изначально были разные варианты имени для меня. Папа хотел назвать меня Заремой, а мама — Розалией. Очевидно, мама победила. Она рассказывала мне, почему дала это имя. Когда она еще училась в школе, у нее была учительница — Розалия. Красивая, с приятными манерами, всегда накрашена, уложена, одета со вкусом. Маме та учительница так запала в сердце, что она до сих пор с восхищением ее вспоминает.

Сегодня я ношу свое имя и с гордостью, и как украшение. Но так было не всегда. В школьном возрасте я его категорически не принимала и просила называть меня Розой, ведь среди прочих Анн, Кать и Елен оно не выбивалось как Розалия и не вызывало вытянутых лиц и вопросов. Да, в детстве имя было для меня мукой: мало того, что я и так всем кажусь странной, так еще и это! И только спустя годы я приняла свое имя и перестала чувствовать себя неловко, когда люди, услышав его, восклицали: «Какое красивое! Какое редкое!».

Сейчас я работаю с детьми. И им порой бывает сложно запомнить мое полное имя или произнести его без ошибок. Поэтому я решила называться Розой для детей. Да и для взрослых тоже.

Роза — это одна из моих ипостасей, альтер эго. А мою маму зовут Лилия. Поэтому быть Розой в цветнике семьи - естественно для меня с самого детства».

«Мой папа – гений брендинга»

Шекия Абдуллаева, 48 лет, управляющий партнер коммуникационного агентства: «В честь меня назван город! Между прочим, город ханов — Шеки (Азербайджан). Основан он был, правда, в VIII веке до н. э. Но это они просто знали, что в 20 веке рожусь я, и заранее подготовились.

Тайна моего имени такая: папа приехал в Ленинград из Азербайджана учиться в ИТМО. Очень скучал по родине. Когда я родилась, он придумал мне такое имя.

В детстве я, признаюсь, тупила на этот счет: меня жутко мучило, что я не такая, как все. Всех зовут нормально: Лена, Земфира, Анна, Лейла. А моему имени удивлялись и в России, и в Азербайджане.

Я оценила его уникальность, когда начала профессиональную деятельность. Работая журналистом, дозванивалась до «шишек» и на секретарское: «Кто его спрашивает?», говорила строго: «Шекия Бунятовна хочет побеседовать». На том конце провода, кажется, стеснялись переспросить и с перепугу соединяли, на всякий случай.

С другой стороны, это имя носить ответственно — если что-нибудь всплывет нехорошее, не скажешь: «Нет, ну, что вы, это была другая Шекия!». Приходится быть приличным человеком.

За границей меня обычно переспрашивают: «Шакира»? Т9 называет меня Лекцией и Генией.

И да, таких больше нет. Мой папа — гений брендинга».

2
0
16889
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ