«Мы мало знаем об этой проблеме, потому что по понятным причинам пережившие насилие скрывают свои лица»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

«Мы мало знаем об этой проблеме, потому что по понятным причинам пережившие насилие скрывают свои лица»

Основательница организации помощи пострадавшим от сексуального насилия в детстве «Тебе поверят» Юлия Кулешова — о том, как родителям сделать своих детей менее уязвимыми.

Юлия Кулешова, 33 года, мама Юноны (5 лет). Основательница сети благотворительных магазинов «Спасибо!». В 2018 году Юлия публично рассказала, что с 5 до 12 лет отчима подвергал ее сексуализированному насилию. После публикации ей стали приходить письма от тех, кто столкнулся с подобным. Вскоре Юля организовала сообщество переживших сексуализированное насилие в детстве и организацию «Тебе поверят», где можно получить психологическую и юридическую поддержку. Сейчас в проекте занято 29 человек.

Если б я была министром

Я уже 11 лет работаю в некоммерческой сфере, а неделю назад проводила встречу для группы третьеклассников, — знакомая директор школы попросила рассказать детям, как в этой области «все устроено». В середине занятия я предложила поиграть: представьте, что вы — руководитель министерства, которое занимается социальной политикой. Каким будет ваш самый первый закон? Что кажется вам самым-самым важным и срочным?

Дети оживились. Одна девочка хотела бы принять закон, по которому люди должны обязательно помогать, если кому-то на улице стало плохо. Ее одноклассник предложил чипировать всех домашних животных и ввести строгое наказание для тех, кто выбрасывает домашних питомцев на улицу. Другой мальчик заявил, что у каждого человека есть право на жилье и еду, и такие базовые вещи не должны быть тем, что человек с трудом добывает.

Мне очень нравится эта игра. Она отлично подходит для обсуждения решений в социальной политике, которые формируют контекст жизни общества. Сотни норм и законов определяют жизнь граждан конкретной страны. Я не верю в «менталитет». Это понятие — уловка, которая снимает ответственность со всех разом.

Если бы меня спросили о моем первом законе — это был бы закон о профилактике сексуализированного насилия над детьми. Знаю, многие считают эту проблему надуманной и даже раздутой. Но за два года погружения в тему я узнала, что, к сожалению, это совсем не так.

Дети — самые доступные жертвы. Их легко запугать, обмануть, запутать манипуляциями. У них мало жизненного опыта, они зависят от старших и вынуждены подчиняться авторитету взрослых. Они доверчивы и очень плохо осведомлены в области личных границ. К огромному сожалению, этим пользуются некоторые взрослые.

Почему это важно

Около 80–90% случаев сексуального насилия над детьми и подростками происходит внутри семьи и ближайшего окружении. В подавляющем количестве случаев сексуальное насилие совершают мужчины, небольшая часть прецедентов — на совести женщин.

Таких людей принято называть «педофилами», но это не совсем корректно. Согласно классификации болезней, «педофил» — это человек, у которого эксклюзивный или преимущественный сексуальный именно к детям. Но, по разным данным, среди совершивших сексуальное насилие над детьми лишь около 5% имеют такое расстройство. Кто же все остальные? «Обычные» люди, которые выглядят и ведут себя так же, как все. Отчимы, братья, дяди, отцы, друзья и подруги родителей, старшие дети из двора и школы, тренер, учитель, няня.

Зачем им это?! Наша коллега, клинический психолог Светлана Маркова, которая работает с теми, кто совершил такие действия по отношению к детям, ссылается на когнитивные теории, выявляющие ошибки мышления у совершивших сексуализированные действия по отношению к детям. Например, они верят, что то, что они сделали, не причинило вред ребенку, или что ребенок был способен решать, «заниматься сексом» со взрослым или нет. Зачастую такие люди видят детей как равных себе: «Да, ей было десять, но она была не такая, как все, она понимала, что происходило, она знала, она этого хотела» или «Этот мальчик сам меня спровоцировал».

Но дети не могут принимать такие решения. И не могут быть виноватыми в том, что совершили взрослые. Тем, кто совсем не понимает этого простого тезиса, стоит, как минимум, заглянуть в законы — «возраст согласия» в России наступает с 16 лет.

В Европе и США проблема сексуализированного насилия в отношении детей всплыла на поверхность в 60-х годах прошлого века. Общественность узнала о грандиозных масштабах этого явления — причем со стороны членов семьи, людей из окружения и в самой меньшей степени — незнакомых людей.

В России эта проблема по-прежнему мало изучена и не признана системной. Актуальной статистики тоже нет. Известно, что в 2018 году в России зарегистрировали более 14000 преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Однако в реальности эти показатели значительно выше: по данным анализа обращений по телефону доверия для людей, перенесших сексуальное насилие, только в одном случае из ста люди обращаются в полицию.

Мои открытия

В конце 2018 года я публично рассказала свою историю о сексуализированном насилии со стороны отчима. Тогда на меня обрушилась лавина писем людей с похожими ситуациями: внешне благополучная семья, домогательства от тех, кто должен был защищать, полное непонимание, куда идти за помощью. И, что особенно страшно, не верящие ребенку или не замечающие ничего родственники.

Я, хоть и сама пережила это, не могла и представить себе масштаб проблемы, ведь «дети — это святое», «дети — это цветы жизни». Письма приходили потоком: писали взрослые, пережившие это в детстве, писали подростки в текущей ситуации насилия, писали матери детей, с которыми это только что сделали. Тогда мы с единомышленницами начали стремительно создавать организацию «Тебе поверят». Психологи, психиатр, юридическая помощь — команда собралась по принципу согласия с идеей, что вся ответственность в ситуациях сексуализированного насилия лежит только на взрослых. Казалось бы, это очевидно! Но нет, нам пришлось отсеять целый ряд «специалистов», которые говорили: «Ребенок сам привлек взрослого своим желанием любви» или «Это нужно воспринимать, как обоюдно полезный духовный опыт».

Мы начали проводить психологические консультации. Скажу честно, мне было сложно не провалиться в глубокую яму отчаяния. Невыносимо было узнавать об этой стороне мира. 99% писавших нам никогда и никому не говорили о том, что с ними сделали в детстве.

По статистике ВОЗ каждая пятая девочка и каждый тринадцатый мальчик переживают сексуализированное насилие в детстве. Я и сама мама, знаю, как больно и страшно это читать. Хочется сказать, что «это где-то далеко, не тут» К сожалению, двухлетний опыт управления организацией дает мне право сказать: это везде.

Последствия такого насилия в детстве могут быть очень разнообразными в своих проявлениях: депрессия, апатия, суицидальные мысли, отношение к себе, своему телу, своей сексуальности, отношения в семье, сложности с самореализацией. Почти во всех случаях мы встречаемся с глубоким чувством вины и стыда, ощущением пустоты и сомнениями в своей ценности.

Мы мало знаем об этой проблеме, потому что по понятным причинам пережившие скрывают свои лица. «Вы преувеличиваете проблему!», — пишет мне знакомый в «ВКонтакте». Я захожу на его страницу, и вижу, что четыре человека из наших общих друзей обращались к нам за поддержкой. Досадно, что он никогда этого не узнает.

Пережившие сексуализированное насилие в детстве испытывают стыд, страх, сомнение. Они чутко улавливают неготовность слышать о сексуальном насилии со стороны общества и семьи. Чувствуют давление окружающих: «Ничего не было!», «Это не насилие», «Забудь, это было давно, и уже неважно», «Это не стоит того, чтобы ломать хорошему человеку жизнь». Даже родители часто не готовы услышать информацию о насилии, потому что боятся и сами не знают, что делать и занимают избегающую позицию. У нас нет культуры обращения к специалистам по этой теме, да и экспертов в этой области пока немного.

Увы, в России нет эффективной системы профилактики, быстрого реагирования, диагностики, психологической реабилитации детей в ситуациях сексуализированного насилия. Нет комплексных и стандартизированных мер.

Что нужно сделать?

Нужно заниматься профилактикой, иначе это никогда не прекратится. Пресловутая защита детей — это не только судебный процесс после. Защита — это профилактика.

Конечно, мы не можем залезть в голову потенциальному преступнику. Но можем обучить детей правилам личных границ и телесной безопасности. Тогда у них будет опора, чтобы понять, что им предлагают/с ними делают недопустимое и обратиться за помощью.

С нами связываются пережившие это люди разного возраста, и одно из больших открытий, которые я сделала за эти два года: ощущения сегодняшних детей в ситуациях сексуального насилия аналогичны ситуациям, которые произошли 30-40 лет назад. Дети 60-х, 70-х, 80-х, 90-х говорят нам: «Я не знала, что так нельзя», «Я не знал, что так не во всех семьях», «Сложно было понять, как об этом рассказать”. Дети 2000-х и 2010-х говорят то же самое. Мир изменился. а ситуация с информированностью о личных границах — нет.

Мы накопили огромный объем опыта и материала на тему инцеста и сексуального насилия над детьми и подростками. И вот в большом количестве случаев взрослые насильники говорили детям что то, что они делают - это «полный ок». «Именно так взрослые любят детей», «Все дочки делают так папам», «Ты же смелый мальчик, не говори маме, не будь слабаком», «Это просто игра». И дети верили, что это и есть норма. Ведь никакой другой информации у них не было. В вакууме молчания значимых взрослых эти слова отлично ложатся в детскую голову. Пока близкие взрослые молчат, как рыбы, эту пустоту может быстро заполнить кто-то другой.

«Все узнает сам, когда придет время» — это не ответственная родительская позиция.

Мы не можем ждать, пока государственные представители договорятся и введут систему полового воспитания, которая касается и темы безопасности и личных границ. Сегодня это должны делать мы сами, родители. Мы называем это «9 правил телесной безопасности» — они очень простые и важные.

Помню, как после одного из наших занятий родители стали озвучивать эти правила детям — и неожиданно ребенок со всеми подробностями рассказал, что с ним уже несколько месяцев тайком делает знакомый взрослый. Тот даже не стал отрицать своих действий. Насилие удалось купировать.

Поверьте, если мы возьмем за норму говорить о личных границах, теле, здоровых отношениях и сексуальном насилии, - таких ситуаций станет гораздо меньше.

Помогите детям стать менее уязвимым. Расскажите им о правилах. Говорите с ними. Слушайте их. Верьте им.

Это #страшноважно.

С 1 июня по 15 июля организация «Тебе поверят» проводит кампанию #страшноважно. Ее цель — проинформировать людей о проблеме и поддержать тех, кого уберечь не удалось. Подробнее об акции.

1
1
1170
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ