Высокочувствительные дети: инструкция по применению
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Высокочувствительные дети: инструкция по применению

Что означает статус «высокочувствительный ребенок» и как можно помочь таким детям, рассказывают нейрофизиолог Наталья Лунина и Нина Добрынченко-Матусевич — мама, которая столкнулась с такой особенностью у своего ребенка.


Наталья Лунина — психолог, генеральный директор Института нейрофизиологической психологии. Блог в «Инстаграм».


Статус «высокочувствительный»: причины и следствие

— Что означает статус «высокочувствительный»?

— Определение «высокочувствительный человек» может употребляться в зависимости от подхода: с медицинской точки зрения, с нейрофизиологической и психологической. В медицине есть термин «гиперестезия». Это не заболевание, а состояние, сопровождающее ряд болезней. Оно выражается в повышенной сенсорной чувствительности к определенным стимулам. Поэтому первое, что нужно понять в отношении высокочувствительного ребенка, нет ли медицинской причины, объясняющей его состояние. Если есть, то справившись с заболеванием, сопровождающимся гиперестезией, мы избавимся и от мучительной чувствительности.

— О каких заболеваниях речь?

— Гиперестезией могут сопровождаться менингиты, невриты, радикулиты, алкогольная и инфекционная интоксикация, энцефалиты и неврозы. Даже климактерический период у женщин и длительное пребывание в стрессовой ситуации могут спровоцировать гиперчувствительность. И сама гиперестезия бывает разной: тактильная, связанная со светом, чувствительность зубной эмали и т. д.

— Если врач не увидел у ребенка проблем со здоровьем?

— Смотрим на функциональные возможности нервной системы. Мы воспринимаем внешний мир через сенсорные системы. Информация от них обрабатывается мозгом, он принимает решение, как наиболее рационально воспользоваться ей, «командует» телом. Все эти функции закладываются еще в перинатальный период. Если во время беременности у женщины были выраженные стрессовые ситуации, она перенесла какие-то заболевания, в том числе инфекционные, то это может вызывать гиперестезию у ее ребенка в дальнейшем.

— Как именно это происходит?

— В период беременности происходит наиболее интенсивное развитие нервной системы, у человека закладываются все примитивные рефлексы. Они нужны, чтобы обеспечивать безопасность младенца. Некоторые врожденные рефлексы утрачиваются с возрастом. Нервная система гасит их активность, так как в них уже нет необходимости. Примитивные рефлексы сами по себе — автоматические реакции, которые человек не может контролировать. И часто у тех, кого мы называем высокочувствительными, рефлексы, которые должны были угаснуть, остаются активными. Реакции на внешние стимулы могут быть излишними и автоматическими, не поддающимися сознательному контролю.

— Можете привести примеры?

— Например, мультисенсорный рефлекс Моро. Когда мы резко меняем положение тела маленького ребенка (подняли и резко опустили), он раскидывает руки и ноги, напрягается, задерживает дыхание, а затем выдыхает, принимает позу младенца и часто плачет — так реагирует вестибулярная система. И яркий свет, и неожиданный звук, и резкий запах, и вкус, и тактильный контакт может являться запускающим стимулом мышечной реакции. Рефлекс Моро должен угаснуть после 4 месяцев. Если он остается активным, то человек может остро реагировать на любой из перечисленных стимулов или на все сразу. Такая гиперчувствительность нервной системы через активацию рефлекса Моро приводит к высокой степени пугливости, эмоциональной реактивности, отвлекаемости, истощимости.

Или рефлекс Галанта. Он обуславливает чувствительность спины от лопаток до поясницы. Если рефлекс не угас, то можно услышать от ребенка: «Я не надену это, колется и тянет!». Все потому, что спина остается сверхчувствительной зоной.

Или хватательный рефлекс, ладонный. Если вы сейчас раскроете ладонь и пальцем другой руки легким штриховым движением проведете по подушечкам своих пальцев, увидите, что эта зона особо чувствительная. Отсюда могут появляться неправильные захваты карандаша у детей. Они формируются на фоне того, что эта зона остается активной и человек всячески избегает контакта с ней. А если происходит такой контакт, то большой палец руки автоматически стремится к центру ладони.

— Если ребенок появился на свет в результате кесарева сечения, то у него какие-то из рефлексов могут сформироваться не так, как надо?

— В процессе естественных родов происходит активация значительного количества примитивных рефлексов, чего нет при кесаревом сечении. Но это не значит, что у «кесарят» рефлексы не запустятся. Просто этот процесс будет несколько растянут. После кесарева сечения надо стараться, чтобы ребенок получил весь репертуар двигательных возможностей.

— Что еще может лежать в основе высокой чувствительности как медицинской проблемы?

— Состояние эндокринной системы. Это щитовидная железа, мужские и женские половые железы. Существуют и немедицинские причины формирования состояния высокой чувствительности, но в этом случае мы говорим скорее о стиле поведения. Среда и окружение оказывают значительное влияние на восприятие и отношение ребенка к миру. То есть если мама или вся семья высокочувствительные, тревожные, то велика вероятность того, что и малыш будет таким же. Это не генетически наследуемое состояние. Ребенок выбирает такой тип поведения, потому что все вокруг так себя ведут. А может, это будет форма протеста и проявления себя — кофта колет не потому, что колет, а потому что «хочу внимания».

— Как же отделить одно от другого и понять причину высокой чувствительности?

— Если причина физиологического свойства, то излишняя реактивность не будет локализована только в одной какой-то сфере. Высокочувствительному ребенку тяжело всегда, он капризничает и тревожится везде. Обязательно должна быть тотальность и постоянность в проявлениях. Если это избирательная история, то, возможно, это просто реакция на какие-то жизненные обстоятельства или манипуляция.

Не капризный, а высокочувствительный

— Как будет выглядеть ребенок с тенденцией к высокой чувствительности в разные периоды жизни?

— В первые месяцы после рождения происходит период адаптации к новой среде. И все дети могут быть высокочувствительными. Примитивные рефлексы имеют свое время угасания. Но если рефлекторная активность сохраняется, то это повод говорить про выраженную высокую чувствительность. Например, ребенок старше месяца просыпается от любого шороха, в старше 4 месяцев еще раскидывает ручки и ножки, у него перехватывает дыхание, он чувствителен к температурам во время купания и т. д. Часто гиперчувствительные дети выдают и кожные реакции — покраснения, высыпания, мурашки. Такому ребенку нужно мягко, но настойчиво предлагать разнообразный сенсорный опыт. Но придется заниматься этим довольно долго. За нервной системой важно ухаживать, даже когда пошла хорошая динамика. У ребенка может произойти какая-то тяжелая история (события, травма), и это может стать триггером для возвращения высокой чувствительности. А иногда и ее старта.

— Как проявляется гиперчувствительность в более старшем возрасте?

— Такие люди, как правило, нетерпеливы и быстро утомляются. Высокочувствительный статус никого не делает счастливым. Это состояние истощает нервную систему, изматывает. Часто такие дети еще и моторно неловкие: их двигательная активность не координирована, хаотична, неуместна. Их укачивает в транспорте, они могут быть пугливы. Неправильно захватывают ручку/карандаш. Ведут пальцем по строчкам, когда читают, им нужна зрительная опора — в норме к 7 годам ребенок может обходиться без этого. Отвлекается на любой звук или человека и не могут обратно вернуться к занятию, которым занимался. Это дети, которые могут стремиться к контакту, но часто их характеризуют как агрессивных. Они ищут дополнительных ощущений от мышц своего тела, но быстро «перегружаются».

И отдельно — подростковый возраст. В этот период происходят очень сложные процессы на всех уровнях. Ребенок, по сути, в некоем «болезненном» состоянии. Он может вести себя как высокочувствительный в силу гормональных, физиологических изменений.

Помощь высокочувствительным детям

— Как помочь ребенку в плане двигательной активности, если были сложная беременность или кесарево?

— В Великобритании есть понятие «floor time». Его суть — первый год жизни ребенок должен проводить на полу. Выкладывайте малыша на пол. Пусть он там карабкается, переворачивается, стукается. Он должен получить максимум двигательных возбуждений, чтобы его мозг учился адекватно обрабатывать ту сенсорную информацию, которая приходит из внешнего мира. Высокочувствительность — это же, по сути, сенсорика, восприятие.

— А когда ребенок выходит из младенческого возраста?

— Продолжаем предоставлять ему максимальные двигательные возможности. Сегодня детей с раннего возраста приучают работать интеллектуально при этом, фактически, обездвижив его. А ведь интеллект напрямую зависит о того, насколько качественно через двигательную активность мы построили базовые связи в мозге. 80% нейронов головного мозга занимаются обработкой двигательной информации. Поэтому ребенок обязательно должен получать разнообразный двигательный опыт. Это необходимо и для стабилизации психологических процессов.

— Поможет ли мозжечковая стимуляция, нейрогимнастика, занятия на балансире?

— Любая двигательная активность полезна. Если есть в доме балансир, то здорово, если ребенок пару раз в день на него заберется. Но тут важна регулярность. Самое худшее, что может сделать родитель ребенка с незрелой сенсорной системой, — посадить его на весь день за парту.

— То есть учеба в школе для высокочувствительных детей с этой точки зрения — зло?

— Обездвиженное обучение – да.

— Может ли высокая чувствительность компенсироваться с возрастом самостоятельно?

— Нет достоверной информации, что существуют какие-то особые формы необратимых органических преобразований нервной системы, которые превращали бы человека в высокочувствительного. Но если цель родителя — помочь ребенку, чтобы он жил хорошо и комфортно, проблему надо попытаться разложить на составляющие, найти причину и разобраться с ней.

К какому специалисту обратиться?

— Что делать родителям, если они заметили что-то из описанного выше?

— Родителю сложно разобраться самому. Одно может быть, а другое — нет. Самое простое решение, если ребенок гиперчувствителен везде и всегда, — пойти к педиатру. И только если все в порядке со здоровьем, можно обратиться к нейрофизиологу. Потом, возможно, к психологу.

— Нейрофизиолог — непривычная обычному родителю специализация. Чем он занимается с детьми?

— Он проводит диагностику нейромоторного развития. На основании этого делает выводы, какие могут быть дефициты, вызвавшие трудности, с которыми сталкивается ребенок.

— В каком возрасте ребенка лучше всего обратиться к такому специалисту?

— В любом.

— Как проводится диагностика?

— Это ряд специальных тестов. Например, можно посмотреть, насколько у ребенка зрелая вестибулярная система, попросив его поставить босые ноги стопа к стопе, пальчики к пятке, в одну линию, держа руки вдоль тела и смотря вперед. Семилетка способен удерживать себя в таком положении до 15 секунд. Если он справляется, то высока вероятность, что у него все в порядке и с вестибулярной системой, и с другими сенсорными системами тоже.

Следующий шаг — предложить ребенку, стоя в этой позе, закрыть глаза. Если он хорошо стоит с открытыми глазами, но теряет равновесие с закрытыми, это может быть признаком недостаточно сформированной схемы тела.

Вообще, тестирование включает в себя целую батарею двигательных тестов. С их помощью мы можем оценить функциональную зрелость всех основных сенсорных систем и рефлекторный статус. На сайте Института нейрофизиологической психологии можно пройти бесплатную онлайн-диагностику и получить предварительный ответ, связана ли гиперчувствительность вашего ребенка с функциональными дефицитами его нервной системы.

Личный опыт: как жить с высокочувствительным ребенком

Нина Добрынченко-Матусевич, мама высокочувствительного Мирослава (9 лет):

«Мирослав всегда был чувствительным мальчиком. Когда он пошел в школу, начались проблемы. Сразу комплексно: и успеваемость, и поведение, и отношения с одноклассниками и учителями. Он сбегал с уроков, мог прятаться за шифоньером в классе, не справлялся с нагрузкой. Ему тяжело давались любые соревнования, испытания, контрольные. Отношения с учителями и одноклассниками у него выстраивались гораздо сложнее, чем у любого другого ребенка (а мне есть с чем сравнивать — у меня есть еще два сына). Особенно настораживали его страхи, тревоги, ночные кошмары. Еще Мирослав категорически не переносит даже малейшего неудобства в одежде.

Было очевидно, что все это детали одной мозаики. Нам повезло, так как в школе был прекрасный психолог — эксперт по психоэмоциональному развитию. Она очень помогла, объяснила, что ему нужна помощь. Важно, что никаких диагнозов или отставания в развития не было. Нужен был лишь индивидуальный подход. Ему необходимо больше ресурса для борьбы со стрессом и адаптации, чем любому другому. Потом мы обратились к нейрофизиологу, он провел диагностику и дал ряд рекомендаций, которые помогли нам справляться. Например, Мирославу нужно много времени каждый день, когда он может быть один и спокойно что-то делать руками: вырезать, собирать конструктор из мелких деталей, клеить мозаику и т. д. Важно, чтобы он мог полностью сосредоточиться. Это вошло в привычку. Он включает аудиокнигу (так, кстати, мы проходим в том числе школьную программу по литературе) и что-то мастерит. Очень в этом помогает мультсериал «Бумажки», кстати.

В плане учебы нам не помогла даже частная школа, в которой заявлялся индивидуальный подход и финская модель обучения. При том дома Мирослав вполне справлялся с учебой. Кстати, одна из черт высокочувствительных людей — они быстро и легко обучаются. В той же школе ребенок дошел до полного стресса. Поэтому мы решили перевести Мирослава на домашнее обучение. Дома он учится вот уже почти год и результаты хорошие. А главное — у него хороший эмоциональный фон.

Еще высокочувствительных детей отличает повышенная эмпатия. Они все чувствуют, ощущают, переживают. Вплоть до того, что ребенок может посмотреть мультик с какой-то сценой, и потом не спать и постоянно об этом думать и говорить. Поэтому перед тем, как дать что-то посмотреть или почитать Мирославу, я внимательно все просматриваю, чтобы не было никаких триггеров, которые могли бы вызвать такую острую реакцию. Иначе будут ночные кошмары, проблемы в каких-то обычных рутинных действиях.

Еще мы нашли ему комфортный вид спорта — дайвинг. Это дает возможность побыть одному, расслабиться, подышать. Йога, плавание, массажи тоже дают успокоение и комфорт.

Высокая чувствительность не простуда, которую вылечил и все прошло. Это специфика человека, с которой он живет, и будет жить всегда. Я сама тоже высокочувствительный человек. Мне нужно больше внимания к себе, своим состояниям и симптомам. Я реагирую на все остро, и могу потом долго переживать. Я поняла, что и мне, и Мирославу нужно очень много телесных практик, которые дают расслабление. И здесь надо искать, что подходит именно тебе».

0
0
2844
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ