«Не уверена, что решилась бы на такое, если бы у меня был один ребенок». Родители — об онлайн-образовании
Это сообщение автоматически закроется через сек.

«Не уверена, что решилась бы на такое, если бы у меня был один ребенок». Родители — об онлайн-образовании

Пандемия и кривой школьный дистант спровоцировали большой интерес родителей к онлайн-школам. Что это за форма образования и чем она отличается от домашнего обучения? Какие есть подводные камни? Три семьи, которые перевели детей из обычных школ в онлайн, рассказали «Литтлвану» свои истории и честно взвесили плюсы и минусы.

Светлана Гаридова-Ужвий, художник, дизайнер одежды, владелица реставрационной мастерской, мама Сони (16 лет), Даши (10 лет) и Маруси (8 лет).

«В обычную школу моя старшая дочь, Соня, ходила ровно 1 месяц в 1 классе. Нам этот опыт не понравился, и мы перешли на онлайн-обучение. Но спустя 6 лет Соня захотела тусовок, подросткового общения. Она поступила в 7 класс в гимназию, куда набирали ребят с нуля. Ее опыт оказался лучше, чем у детей, которые перешли из очных школ. Она была очень организована и дисциплинирована. Сейчас она, уйдя из гимназии, учится в 10-м, биохимическом, классе одной из московских школ. С октября, как и остальные старшеклассники в Москве, дистанционно. Но этот дистант очень отличается от того, к какому мы привыкли за время онлайн-образования: 7–8 уроков в день, включая ОБЖ. Присутствие ученика за компьютером обязательно, пропущенный урок не посмотреть никак. Пропустил — разбирайся сам. Соня сама сейчас говорит: «Зачем мне это? Я хочу заниматься только биологией, химией и экологией!». Домашние задания надо выполнять в тетради, фотографировать и отправлять учителю на почту. Никаких тестов онлайн.

В отличие от Сони, обе младшие дочери, сейчас учатся в онлайн-школе. У меня много вопросов к технической стороне и к административному персоналу: не очень грамотно составлено расписание, часто зависает платформа, до службы поддержки невозможно дозвониться, но от учителей я в полном восторге!

Обе девочки идут с опережением программы: Маруся в 8 лет — в 4-м классе, Даша в 10 лет — в 6-м.

У младшей — 2-3 урока в день. Это примерно 1,5 часа. Когда меня спрашивают, почему так мало занятий, я не знаю, что ответить. Я не методист онлайн-обучения, а мама. Но я вижу, что большая часть урока — именно занятие. А в оффлайн-школе — это успокоить-отметить в журнале-спросить домашнее задание. И только минут 10 отводится на новую тему. В онлайн-школе нет, например, бессмысленных, на мой взгляд, уроков типа технологии и физкультуры с ОБЖ. Да, на аттестации они есть. Но к ним можно просто подготовиться самостоятельно — в тесте теоретические вопросы.

У Даши в 6 классе нагрузка серьезней, чем у Маруси. Но плюс ее онлайн-школы в том, что любой урок доступен в записи. Поэтому на некоторых Даша присутствует, сидя за компьютером в режиме онлайн, а другие смотрит позже. Дочь подстраивает образовательный маршрут под свое настроение и наши общие планы. Например, все утра в сентябре и октябре мы проводили на море, и учеба начиналась после утренних купаний. Сейчас у Даши уроки занимают примерно 4 часа в день вместе с домашкой. Ее обе девочки получают в виде тестов или творческих заданий.

Даше я не помогаю никак, а с Марусей просто нахожусь рядом. Вообще, онлайн-образование дает свободу, у меня появилось много времени. Взять Марусю: ее тип характера — человек-праздник, человек-разгильдяй. Как только я нахожусь в ее поле зрения, она спокойно смотрит урок и прекрасно делает домашку. Если нет — все не ладится. Я должна быть рядом и контролировать. Но я отдаю себе отчет, что в обычной школе ребенок проводит явно больше 2 часов. Туда надо отвести, затем привести и потом еще делать домашние задания часа эдак 3, а если не повезет, то и 4–5–6. Я же, физически находясь в квартире или мастерской и поддерживая ребенка своим присутствием, могу одновременно рисовать/шить/готовить, например.

Аттестацию девочки проходят в ЦОДИВ (центр дистанционного образования — прим. ред.). Она платная. Аттестация проводится в виде онлайн-тестирования за нужный класс. Маруся за один учетный год сдала аттестации за 1 и 2 класс, сейчас — за 3, весной будет за 4. Даша сейчас аттестуется за 4 класс. Зимой будет за 5 и в мае — уже 6 класс. Все за 5 класс она экстерном самостоятельно изучила за летние месяцы в той онлайн-школе, где сейчас учится. И я не переживаю, что девочки сдали программу только за 2 и 3 класс, а проходят уже 4 и 6 класс — просто потому, что их мозг готов работать на этом уровне. Да и есть причины, почему так произошло. С одной стороны, сдавать аттестации дочки стали не так давно. А с другой — каждая из них стоит 14 000–20 000 рублей за класс за одного ребенка, мы просто планируем семейный бюджет.

Онлайн-обучение для меня — сохранность нервной системы детей и родителей. Я избавлена от родительских чатов, дети — от нервных отношений с предвзятыми учителями. Мне нравится, что в онлайн-школе можно идти со своей скоростью и выстраивать индивидуальную траекторию обучения ребенка исходя из его потребностей. Если я увижу, что детям вдруг тяжело, я не буду отдавать их в следующий класс. Можно просто поставить процесс на паузу на год. Я так делала с Соней. Она шла с опережением, а когда я восстанавливалась после рака, и мы жили за границей, дочь целый год не сдавала никакие аттестации и ничем не занималась — только читала книги, гуляла, рисовала и отдыхала. За год мы обе накопили силы. И один из главных плюсов обучения в онлайн-школе для меня — возможность жить где угодно. Например, сейчас с младшими детьми мы находимся в Сочи».

Анна Шевцова, психолог, мама Алисы (3 года), Маши (7 лет) и Кати (16 лет).

«В этом году Маша, моя средняя дочь, пошла в первый класс обычной школы. Она отучилась месяц, и нам не понравилось. При этом старшая дочь, Катя, училась все 9 лет традиционно, в обычной школе. Я вообще не вникала в процесс, никак не участвовала. Катя осваивала школьную программу самостоятельно. Но я посмотрела на Машу и поняла: то, что может быть хорошо одному ребенку, вдруг оказалось совершенно неподходящим для другого. Есть банальные вещи, которые меня не устраивают в обычной школе. Это переполненные классы, при болезни учителя замена его разными педагогами - ребенок не успевает адаптироваться. А еще Маше было тяжело с самого начала – истерики, отсутствие мотивации. У дочки есть проблемы со здоровьем, специфика ЖКТ, и два раза после обеда ей было плохо. Из-за тяжелого рюкзака у нее болела спина. После 3-4 уроков она приходила домой и говорила, что у нее нет сил.

Я стала искать альтернативу. Сначала смотрела в сторону частных школ, где обучение строится по типу семейного образования, а в классе по 5–7 человек. Но учеба там оказалась для меня слишком дорогой — около 30 000 рублей в месяц. И я увидела рекламу онлайн-школы, где мне все понравилось. С точки зрения работы с клиентом тоже все оказалось четко — мне перезвонили, ответили на все вопросы, прислали материалы. Мы решили попробовать этот формат обучения, взяв пробный месяц обучения по цене 2400 рублей. По итогам эксперимента я пошла в обычную школу и написала заявление на имя директора: дочь переходит на заочную форму обучения. Официально Маша остается прикрепленной к нашей школе. Раз в семестр нужно будет сдавать аттестацию, очно в школе — формат «Тестирование в присутствии учителя».

В обычной школе у меня была включенность в помощь обучению Маше физическая: я отводила ее туда, забирала после продленки, дома помогала делать домашку, если что-то задавали. Сейчас я больше включена как технический специалист: распечатываю задания, включаю компьютер, подключаюсь к интернет-классу. Я бегу в комнату, когда возникают технические проблемы, какое-то задание не поддается и нужен мозговой штурм, или если Маша выпала из состояния концентрации и решила немного побунтовать. Но за полтора месяца я вижу прогресс у дочки: моя роль со временем уменьшается, а ее — увеличивается. Ребенок учится самообразованию. Она уже сама в интернете находит информацию.

Онлайн-школа, где учится дочка, очень сильно включает ребенку мотивацию. Здесь стремятся сделать обучение даже для самых маленьких интересным, разнообразным, доступным. У Маши есть цель лучше учиться, внимательнее изучать материал. Она зарабатывает баллы, получает дипломы, скидки на дополнительные курсы. Я часто вижу ее восторженные глаза, когда они мастерят что-то на окружайке, когда у нее получается выполнить домашку без ошибок, когда получает очередной сертификат. В обычной школе Маше было совершенно непонятно, зачем стараться. И это не претензия к учительнице, а к системе и к переполненным классам.

У Маши ежедневно 3–4 урока. Ее учеба составляет около 4 часов в день, но эти часы у нас набираются с перерывами: мы жонглируем учебой, приемами еды, просмотром мультиков, прогулками и так далее. Теперь у Маши на все хватает сил. Кроме того, в расписании есть развивающие уроки для тех, у кого есть время и желания. Еще к Маше прикреплена наставница — девушка, которая следит за ее успеваемостью, радуется ее успехам, помогает распределять правильно время. По субботам она проводит с дочкой индивидуальные онлайн-встречи.

Минус для Маши — нет социализации, живого общения с другими детьми. Но это не претензия к онлайн-школе, а скорее к сегодняшней ситуации с пандемией — закрыты кружки. Как только они откроются, то первое, что мы с дочкой сделаем — начнем подтягивать социализацию. Мы с Машей на пути, который, я надеюсь, поможет адаптироваться к нелегкой школьной жизни. А когда закончится пандемия и станет ясно, что будет с образованием дальше, мы с ней подумаем, возвращаться ли в обычную школу или учиться так и дальше».

Нина Добрынченко-Матусевич, продюсер шоу книжных стендапов «Кот Бродского: говорят подростки», мама Мирослава (9 лет), Добрыни (11 лет) и Ярослава (14 лет).

«Я всегда была активнейшим противником семейного обучения и всяких анскулингов. Мы, родители, мало что понимаем в образовании, особенно с точки зрения образовательных целей и результатов. У многих из нас есть свои незакрытые гештальты из советской школы. Все это не способствует тому, чтоб дети эффективно учились дома. И вообще неизвестно, что хуже — одна неадекватная училка в школе, где нормальный детский коллектив и есть другие педагоги, или отец-деспот и мать-невротичка и ребенок в четыре стенах. В общем, как всегда, надо смотреть на конкретную школу и конкретную семью, общих рецептов не бывает.

Но никогда не говори никогда — в этом году я перевела младшего сына на домашнее обучение. А старший, Ярослав, как перешел весной на дистант, так и продолжил его осенью в новом формате. Таким образом, сегодня в школу у меня ходит только Добрыня, средний сын.

Ярослав сейчас восьмиклассник. Он сдал экзамены в московскую частную школу, где есть направление «Заочка». Выглядит это так: всю неделю с понедельника по пятницу дети учатся дома в Zoom, а в субботу и в каникулы они идут в школу. По субботам у них — лабораторная и проектная работа, на каникулах — интенсивы по навыкам и спорту. По сути, это онлайн-обучение, но с элементами включения в жизнь школы.

В учебном заведении Ярослава очень хорошо устроена образовательная среда. Там живое пространство школы, много арт-объектов, интересных проектов и мероприятий, отличные лаборатории. Для Ярослава это оказался подходящий вариант. Тем более этот выбор он сделал сам. Он отлично самоорганизовался, составил себе график и справляется с поставленными задачами. В школе организована великолепная тьюторская поддержка. Потому родительской работы в этом ключе я не провожу никакой. Но мы понимаем, что такие школы — большая редкость и Ярославу повезло.

С младшим сыном история другая. Мирослав высокочувствительный (это нейрофизиологический термин, а не характеристика), и любой стресс ему дается в тысячу раз сложнее, чем обычному нормативному ребенку. На пути к сегодняшнему варианту мы с ним прошли многое: меняли школы, учились в развивающей, затем — в маленькой частной, которая работает по финской модели. Но когда я увидела, что теряю контакт с ребенком, он входит в глубокое пике стресса, мы ушли из школы. И я, конечно, понимала, что в связи с сегодняшней эпидемиологической ситуацией и состоянием сына устраивать его в какое-то очередное очное учебное заведение я не готова. При этом я точно не та мать, которая будет сидеть с ребенком и делать уроки. И тут нам повезло — известная оффлайн-школа построила великолепную онлайн-систему обучения. Там понятный личный кабинет, где есть расписание на каждый день, при этом оно гибкое — можно учиться с 9 до 12 или с 12 до 15. Каждый день 3 урока, по 20 минут. Дальше дети получают домашку и должны подготовиться к следующему уроку. Эта онлайн-школа у нас классическая, она включает в себя все школьные предметы. Юридически мы на семейном обучении. С точки зрения бюджета, онлайн-образование сына оказалось очень доступным. Все его занятия вместе оказались значительно дешевле, чем частная школа, куда он ходил до этого: 2 700 рублей в месяц стоит онлайн-обучение в школе у Мирослава.

Еще у нас получилось идеально выстроить онлайн дополнительные занятия. Если до этого момента я не могла возить детей в центр, то сейчас ребенок включает Zoom и занимается ТРИЗом (Теория Решения Изобретательских Задач — прим. ред.) с одним из лучших педагогов в стране. По воскресеньям он в компании детей снова в Zoom: они разучивают и поют современные американские песни с носителем языка. И поскольку у сына дополнительно к онлайн-школе и дополнительным онлайн-занятия есть живое общение с другими детьми и педагогами — офлайн он ходит на танцы и дайвинг — я спокойна.

Наш опыт сложно тиражировать и кому-то рекомендовать: мы с мужем работаем, а Мирославу ассистирует старший брат. Наш третьеклассник не сидит один на один с компьютером. Он может сходить погулять со старшим братом, потусоваться, поиграть, попросить о помощи. А еще к Мирославу приходит учительница из соседней школы: 3 раза в неделю на 1,5 часа. Она помогает пройти тестирования на платформе, контролирует, что он понял, объясняет что-то.

И хотя все выглядит достаточно сложно, Мирослав расслабился: он не бьется в припадках, не сидит в шапке постоянно, как делал прежде. Кажется, что у Мира много активностей, но по факту он совсем не перегружен — у него остается уйма времени, чтобы играть в Lego, гонять на велике, встречаться с друзьями. А в школе он первую половину дня учился, а вторую до вечера делал домашку: на все остальное не оставалось времени.

Я не уверена, что решилась бы на что-то подобное, если бы у меня был один ребенок. Я считаю, что детям нужны тусовка и общение. Но поскольку у меня их трое и у них «пересоциализация» внутри семьи, то онлайн-формат хорошо подошел моему старшему и младшему сыну, у которых высокая потребность в уединении. В отличие от среднего сына, который любит ходить в школу, так как у него там друзья. Добрыня наотрез отказался переходить в онлайн».

0
0
1648
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ