Большой обман, или когда мама с папой врут: личные истории и мнение психолога
Это сообщение автоматически закроется через сек.

«Мама говорила, если я так плохо буду убираться, то никому не буду нужна»

Родители обманывают детей — что уж тут скрывать. Обычно желая только добра, но ничего хорошего из этого, как правило, не получается. Участники «Родительского клуба» вспоминают ложь и обман своих мам и бабушек, который они до сих пор не могу забыть. А может — и простить. В конце статьи — мнение психолога Ольги Юрковской. В чем польза и вред обмана? Что делать, если ребенок уличил в нем папу или маму?

Фото: RichVintage, Istock

«Мама все равно все видела и знала»

Ира Форд, 45 лет, мама Ярославы (13 лет) и Георгия (9 лет): «Мне было года 4. До выхода фильма «Один дома» оставалось еще лет 10. От Америки нас по-прежнему отделял океан. А детей в СССР оставляли одних дома, если не с рождения, то лет с 4 точно. Уходя, мама всегда наказывала вести себя хорошо. Слушать пластинки. Не открывать дверь незнакомым. И вообще. У нее есть спичечный коробок, ей в нем все показывают, как я себя веду. С этим маминым спичечным коробком я прожила лет до 9. Я даже в сумку к ней лазила, чтоб его найти. Но его там не было. Мама говорила, что хранит коробок на работе. Поэтому чтобы натворить что-то стратегические опасное, я высчитывала временной промежуток, когда мама вышла с работы, но еще не дошла домой. Но это меня не спасало. Мама все равно все видела и знала. То ли дело в бумажках от карамелек, то ли в усах от варенья.

Я понимаю маму — ей нужен был инструмент, который мог бы совладать с моей фантазией и темпераментом. Лет в 10 я уже догадалась, что спичечного коробка у нее нет. Но выяснять отношения не стала. Мои проделки стали менее невинными, более продвинутыми. Мы с соседом Ромкой из рогаток стреляли пластилином в цветки на обоях, и все стены в гостиной были в жирных пятнах. Я собирала дома все мелкие деньги и тратила их по своему усмотрению. Я прогуливала музыкальную школу. Я чуть не сожгла кухню. Я… В общем, разбор полетов был такого масштаба, что коробок не имел никакого значения.

Я смотрю на своего сына и понимаю, что наш дом не устоял бы с его экспериментами, если бы я была «на работе», как моя мама. И коробок бы не спас. Потому я работаю из дома. Наблюдаю все проделки в режиме реального времени. Не вру детям насчет чудо-гаджетов. Да и времена изменились — обманывать не приходится: история на смартфоне показывает, какие сайты ребенок посещал, привязка к моему телефону докладывает, где он сейчас находится.

Но эффект не тот, на который я рассчитывала. Скорее, наоборот.

— Ты понимаешь, — спрашиваю я сына, — что врать плохо?

— Понимаю, — говорит Гоша. – Но ничего не поделать. Я все равно вру.

— Почему у тебя руки по локоть фиолетовые? — снова спрашиваю я.

— Не помню, — отвечает сын.

И мне, как моей маме, хочется сказать, что я видела в спичечный коробок, как Гоша шел из школы, нашел на тротуаре губную помаду и тщательно вымазал ее на себя.

Но молчу. Современные дети знают: спичечные коробки — это всего лишь спичечные коробки».

«Манка — это пшенка»

Аня Г., 32 года, мама Олега (8 лет), Ольги (6 лет), Тима (3 года) и Ильи (1 год): «Мама часто говорила на манку, мною люто ненавистную, что, мол, это пшенка! И я ела. Через рвотные позывы. И знала, елки-палки, что это манка! Но чтобы ее не расстраивать, не говорила ей, что я знаю, что это не пшенка. Потом уже, я узнала, что такое пищевое поведение и как его испортить.

Своим детям я не вру. Если только про появление подарков под елкой и мою к этому непричастность. Правильное пищевое поведение берегу, и тем, что дети не любят, не кормлю».

«Мама ругалась, кричала, что мы отстающие»

Наталья Царева, 45 лет, мама Алексея (24 года), Ивана (19 лет) и Ева (5 лет): «Всю школьную жизнь мама ругала нас сестрой за «3» в четверти. Не скажу, что их было много, но иногда получалось отхватить один или два тройбана по химии или физике, а то и по математике. Мама ругалась, кричала, что мы отстающие. Говорила, что она училась только на «4» и «5»: жаль, дневники отличницы не сохранились, а то бы она их в рамочку над нашим столом повесила.

Нам с сестрой, конечно, не особо было стыдно — другие-то оценки вполне нормальные. Но мы все-таки пытались соответствовать своей маме-отличнице. В итоге, сестра окончила школу на «4» и «5», я — с одной досадной «3» по химии. А много лет спустя, когда мы уже окончили вузы, успешно работали и имели своих детей, нам пришлось разбирать вещи после смерти бабушки. И что же мы там нашли? Дневники и аттестаты нашей мамы! В каждом из них (о неполном среднем и полном среднем образовании) стояли ровными рядами тройки. Под наше громкое недоуменное и возмущенное: «Э! Что за дела?», мама совсем не смутилась, а сказала: «А как вы думаете, я должна была признаться в своих неудачах и плохих отметках? Я вас стимулировала хорошо учиться, и вам это удавалось!». Мы с сестрой долго смеялись над маминой хитростью и находчивостью. Своим детям я так не вру, но про свои плохие отметки стараюсь не упоминать. Ищу другие способы стимулирования. На маму мы не обижаемся, но до сих пор иногда вспоминаем эту историю».

Фото: cottonbro, Pexels

«Ешь капусту! Сиськи будут расти!»

Юлия Баева, 59 лет, мама Анны (39 лет), Виктора (21 год), Анны (20 лет) и Валерии (18 лет): «Меня бабушка еще как обманывала! Она всегда говорила: «Ешь капусту! Сиськи будут расти!». А они выросли только тогда, когда с возрастом задница отросла…Я не обижалась — ржали тогда, смеемся и сейчас! Какие обиды?

Я сейчас своим дочерям обещаю сиськи! Но дети мои и без всяких советов капусту любят!».

«Обиделась на маму жутко. Зачем? Почему? Не понятно»

Полина Шермер, 35 лет, мама Германа (8 лет): «Мне было лет 12. Летние каникулы. Помню, сидела и почему-то внимательно изучала свою медицинскую карточку. Там я вычитала, что до моего рождения у мамы было два выкидыша. А мне ничего никто не сказал! Помню смесь своих эмоций. Но, в основном, была ревность какая-то дикая. Обиделась на маму жутко. Зачем? Почему? Не понятно. То лето было какими-то переходным для меня. Я стала недоговаривать что-то, выстраивать дистанцию и отдаляться. Потом весь мой подростковый период прошел на этой ноте недоверия.

Сейчас у меня позади развод. В настоящем — новая семья. Я верю, что мы с сыном в правильном русле: отвечаю на все его вопросы, с поправками на возраст, конечно. Говорим с ним много про все, не вру».

«Терехов — мне не отец!»

Анастасия Коляскина, 41 год, мама Елены (23 года), Натальи (20 лет), Александры (12 лет), Веры (5 лет), Марии (2 года) и Ники (2 месяца): «Я помню, как обнаружила в своем свидетельстве о рождении дату выдачи — 1986 год. Мне было 12 лет. И пазл сошелся: Терехов — мне не отец! А я ведь помнила свадьбу отчима и мамы, — тогда я впервые увидела этого мужчину. Мне было 6 лет. И чуть позже он мне сказал, что является моим отцом. Я не верила, знала, что это не так. И вот нашла доказательство.

Наши отношения не сложились.

Как повлияло на меня и на отношение к обману? Дети имеют право знать такие вещи наверняка, я считаю».

«Я почувствовала — что-то не так …»

Анна Емельянова, 45 лет, мама Анны-Лизы (8 лет): «Мама на своих родителей до сих пор немного обижена, они ей говорили, что зимой творожные сырки — это мороженое. Она так и не может понять, зачем было обманывать. А бабушка не могла объяснить, когда мы спрашивали. Меня родители обманули, когда дедушка умер, а я была в санатории. Я почувствовала — что-то не так, и сбежала в город. Мне было 11 лет. Я добралась до дедушкиной квартиры, мне никто не открыл. Я дошла домой, мне что-то невнятно сказали, взяли в охапку, не разрешили переночевать и на такси довезли обратно в санаторий. Потом уже рассказали через некоторое время. Я понимаю, что родители меня уберечь хотели. Да и врачи не рекомендовали травмировать, но мне было важно это знать.

Дочке было 6, когда умер ее двоюродный дедушка. Она была к нему привязана. Я считаю, что горевать детям тоже стоит, если есть причина — и рассказала ей все, хотя и тяжело мне это далось».

Фото: RistoArnaudov, Istock

«Не пугаю и не обманываю — точно знаю: вопрос только в подходящем партнере»

Оля Васильева, мама Олега (18 лет), Родиона (17 лет), Ивана (16 лет) и Екатерины (6 лет): «Мама говорила, если я так плохо буду убираться и не стану готовить, то никому не буду нужна. Обманывала. Я оказалась все-таки «нужна», но мужья у меня были маньяками чистоты. Один крошки в углу комнаты без очков видел и мармеладных мишек требовал с тарелки есть, второй все дезинфицировал.

И вот говорю на днях шестилетней дочке: «Ну, ты же девочка, я не понимаю, как девочка может так пачкаться! А тебе не стыдно в таком комбинезоне ходить? Ты наденешь его, такой грязный?». А она отвечает: «Мам, внутри-то он чистый!». И в отличии от моей мамы я дочку не пугаю и не обманываю — точно знаю: вопрос только в подходящем партнере».

«Он может выжить, шансы есть…»

Вера Строкова, 38 лет, мама Олега (14 лет), Любы (9 лет) и Захара (8 лет): «Помню, мы были с сестрой на зимних каникулах у бабушки в деревне. Вечером накануне отъезда бабушкин пес Пушок, наш верный товарищ в играх и путешествиях, внезапно попал под машину. Раненого его отнесли в сарай, где он и жил раньше. Утром мы с сестрой хотели зайти и проведать Пушка, но мама нас остановила: «Не ходите, он спит, не тревожьте». Мы и уехали в Москву, не заходя в сарай. Всю дорогу мама говорила, что он еще может выжить, шансы есть всегда. Поддерживала нас с сестрой. Вечером уже из дома мама позвонила в деревню, спросила, как собака, и ей сказали, что пкс сдох. Ох, и рыдали мы тогда... А спустя несколько лет мама призналась, что Пушок умер еще ночью, просто перед долгой дорогой она решила нам не говорить и не расстраивать, чтоб доехали нормально. Я не в обиде, понимаю ее. Хотя для меня самой очень важна честность.

Когда умер свекор — самый близкий дедушка моих детей, я сразу сообщила им, потому что горе было общим, зачем скрывать такое? Горевали все вместе...».

«Что бы сказала мама, если б это сейчас увидела? А вдруг она видит!»

Анна Тимакова, 39 лет, мама Таси (9 лет) и Вани (4 года): «В детстве для профилактики вранья и плохого поведения мама говорила, что у нее есть специальное зеркальце, в которое она видит все, что я делаю, даже когда ее нет рядом. Я в это верила. Я даже представляла, как это зеркало выглядело: маленькое кругленькое в металлической хромовой оправе. Я боялась его так, что и в отрочестве, и во взрослой жизни бывали приходы типа: «Что бы сказала мама, если б это сейчас увидела? А вдруг она видит!». Но сейчас, вроде, отпустило.

Об обмане догадалась по ходу взросления. Лет в 11 уже точно знала, что таких девайсов не существует и мама просто использовала «зеркало» как один из методов воспитания. Уже тогда я оценила ее сообразительность, даже не думала обижаться. С мамой обсудили этот метод, уже когда у меня самой появились дети, посмеялись. Я ее понимаю, преследуемые ею цели вполне объяснимы и понятны, но я осознаю — у детей с хорошо развитой фантазией могут быть побочные эффекты. Я своим врала про Деда Мороза. Но совесть мучает от другого вранья — я говорила и говорю детям, что им надо ходить в садик (они само собой не хотят), потому что маме надо идти на работу и дома одних я оставить не могу. А сама работаю удаленно. Совесть мучает, но что делать, с детьми работать на удаленке — тот еще челлендж!».

«Я поверила, а мама резко ударила меня по ноге»

Ольга К., 48 лет, мама Константина (29 лет) и Арины (26 лет): «Однажды мама на меня обиделась за то, что я сказала при всех то, о чем нельзя было говорить, но я об этом забыла. Меня никогда не наказывали. Но в этот день мы возвращались домой, и мама попросила подойти к ней поближе. В руке у нее была лозина, при этом она обещала меня не наказывать. Я поверила, а мама резко ударила меня по ноге. Мне было больно. Но маме стало легче.

Я вспомнила этот эпизод только сегодня. Никогда не вспоминала. И не обижалась. Я любила свою маму сильно, помогала ей всегда. Удивительно устроен мой характер: я прощаю быстро, хотя при этом ощущаю боль. Но я всегда представляю картинку будущего: что ждет впереди, если я обижусь, если я перестану общаться. А впереди неумолимые годы и время, которое я потеряю и потеряю человека.

Я не обманывала своих детей — это мое воспитание. Говорила так, как есть. И мне нравится, что они могут поделиться своими трудностями со мной, открыться, выслушать мое мнение и учесть совет. Мне кажется в наше время — это дорогого стоит».

Большой обман, или когда родители врут: мнение психолога

Ольга Юрковская, психолог: «Люди, обсуждая тему обмана, нередко начинают говорить лозунгами о честности. Но стоит признать — в современном обществе невозможно быть на 100% честными, иногда приходится манипулировать, умалчивать, говорить не то, что думаешь. Да, не надо обманывать друзей, чтобы не разрушить отношения. Но иногда мы вынуждены общаться с теми, кто хочет создать нам проблемы, навредить.

Без умения удачно солгать быть успешными в нашем социуме сложно, и потому лозунг «Наши дети не должны лгать» — нерабочий. Ведь им однажды придется взаимодействовать с непорядочными и неумными людьми. Но в статьях психологов родители нередко читают, что лгать нельзя, а в жизни следовать этому совету у них не получается. И возникает противоречие: что делать? Как не подавать детям плохой пример? Да и плохой ли это пример, если ложь позволяет избежать множества проблем? Но если лгать иногда полезно, может, стоит обучить этому искусству своего ребенка, показывая, как надо?

Сначала стоит разобраться: для чего вы собираетесь обмануть ребенка, что вас подталкивает к этой лжи?

  1. Люди хотят, чтобы они сами и их дети соответствовали какой-то идеальной картинке. Например, родители говорят, что они были в детстве послушными, прекрасно учились, надеясь, что такой обман замотивирует ребенка быть удобными для них. Мамам и папам в этом случае надо признать, что они неидеальны. Да, иногда хочется обмануть детей, рассказать, что мы в детском возрасте всегда были на высоте. Но это нерабочий способ: дети такой обман чувствуют, после чего расстраиваются, что мама посчитала их глупыми и доверчивыми.
  2. У мамы есть идея, что ребенок должен быть удобным, соответствовать тому образу, который «намечтал» родитель. В долгосрочной перспективе такая ложь приведет к проблемам. Да, сегодня ребенок может вам поверить. Но недоверие будет накапливаться и приведет к разрушению ваших отношений.
  3. Часто мы лжем, потому что понимаем, что реакция человека будет для нас неприятной. И нам кажется, что разбираться с реакцией на обман будет легче, чем с реакцией на правду. Значит, придется запоминать вашу ложь. Сегодня — одну, завтра — другую, послезавтра — третью…

И не лень вам будет помнить все, что не является истиной, загромождать этим шлаком вашу оперативную память? При том, что опыт показывает — рано или поздно вы все равно проколетесь. Однажды ребенок придет и разоблачит вас, сказав: «Мама, ты врешь!». Это может произойти как прямо сейчас, так и через несколько лет.

Фото: Vlada Karpovich, Pexels

Потому я предлагаю любую ситуацию рассмотреть с позиции, насколько предполагаемая ложь выгодна прямо сейчас, как она повлияет на отношения в будущем и стоит ли она тех отношений, которые в долгосрочной перспективе будут потеряны.

Что же делать, если вас поймали на лжи?

Существует стандартная схема реакции на любой неприятный случай, в котором есть ваша вина.

  • Извиниться.
  • Пообещать, что в будущем вы не будете поступать таким образом.
  • Рассказать, какие вы предпримите усилия, чтобы таких ситуаций больше не произошло.
  • Компенсировать человеку, пострадавшему от ваших действий, тот ущерб, который вы ему нанесли.

Ребенок разоблачил ваш обман? Схема работает.

  • Попросите прощения за то, что соврали.
  • Объясните причины и мотивы вашей лжи.
  • Скажите, что постараетесь больше ему не врать.
  • Придумайте ребенку компенсацию за вашу ложь, например, совместное времяпровождение, посещение мероприятия, где он давно хотел побывать и т.п.

Заодно расскажите ребенку, что солгать врагу может быть допустимой хитростью. Но врать близким — это неприятная ошибка, разрушающая отношения. И лучше так не делать».

2
0
1754
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ