Билли Новик: «Стать отцом в 40 лет — совсем другое дело, чем в 20!»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Билли Новик: «Стать отцом в 40 лет — совсем другое дело, чем в 20!»

Имя музыканта Билли Новика ассоциируется у большинства с алкоджазом, контрабасом и «Оторвемся по-питерски». Но это лишь часть его жизни. Та, которая на виду. А есть еще та, в которой он сын и отец — со своими взглядами на воспитание и семейные ценности. В день 45-летия музыканта вспоминаем его большое интервью Littleone.

Фото: billysbsnd.ru

Билли Новик — петербургский музыкант, композитор, актер. Настоящее имя — Вадим Валерьевич Новик. Окончил Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет. 3 года работал ДИБ № 5 им. Н. Ф. Филатова врачом-патологоанатомом. В 2001 году создал коллектив Billy’s Band. Также является основателем джазового клуба The Hat, учредителем международного фестиваля «Большой Джем», сооснователем сообщества «Джаз в Большом Городе», проектов «Звезды Петербургского Джаза» и «Петербургский джазовый актив».


«По глупости своей я был уверен, что ребенок — это чистый лист»

— У вас недавно родился сын Миша. Помните момент, когда первый раз взяли его на руки?

— Я уже в третий раз присутствую при родах своих детей, и каждый раз этот момент воспринимается мной как космическое чудо. Чувство, конечно, непередаваемое. Первое прикосновение тоже прекрасно, но по силе чувства несравнимо с моментом рождения. О Михаиле рассказывать пока рано, чтобы не сглазить.

— Третий?! Вы, наверное, сильно оберегаете свою личную жизнь — во многих публикациях о вас в интернете, да в той же «Википедии», пишут только об одном старшем сыне.

— У меня трое детей. Старшему сыну, Дмитрию, 23 года. Он работает в школе учителем математики. Средняя — Вера. Ей 3 года. Младший, Михаил, вот только родился.

— Каково это — быть молодым отцом в 20 и 40 лет? Есть разница?

— Колоссальная! Впервые я стал отцом в 20 лет. Это было прекрасно и ни с чем не сравнимо. Я тогда был амбициозен, полон сил и витальной энергии. Ничто меня не пугало. Единственное, немного смущало, что выглядел я слишком молодо — хотел казаться опытным и бывалым. Комплекс слишком юного отца, видимо. Также по глупости своей я был уверен, что ребенок — это чистый лист, куда ты сможешь записать все самое лучшее, что есть у тебя, создать улучшенную копию себя самого, просто обучая дите. Но как выяснилось, работает это совсем не так. В какой-то момент меня постигло разочарование — но временно!

Когда родилась Вера, мне было 40. Совсем другое дело! Я уже ничего не стеснялся и даже гордился. Тем более дочь. К 40 годам происходит переоценка многих ценностей. На первое место выходят дом и семья. Появляется искреннее желание проводить максимум времени с ребенком. Гулять с коляской, ходить по поликлиникам, развешивать и гладить все эти милые штанишки. Открыто говорить товарищам, что ты осознанно и счастливо «погряз в пеленках» и что все эти «творческие дела» не имеют больше особого значения для тебя, поскольку нет более творческого процесса, чем взращивание собственных детей.

— А почему «тем более дочь»? Особый повод для радости?

— Для взрослого отца — да. Для юного, конечно, сын. Чтобы боксу научить, мужика из него вырастить — сильного, умного, смелого. Чтобы на рыбалку ходить, чтобы род и фамилию продлить. А в 40 это все становится неважно. На первое место выходит любовь и нежность. А это дочь!

— Что менялось в вашем отношении к отцовству с рождением каждого ребенка? Вы сказали, что со старшим сыном испытали «временное разочарование».

— Я по неопытности думал, что воспитание детей сродни дрессировке животных, только на интеллектуально-эмоциональном уровне. На практике выяснилось, что обучить маленького ребенка совсем непросто. Ни собственный пример, ни рекомендации из книг Гиппенрейтер не работают. Только со временем я понял важную вещь: все, что засеяно — засеяно. Не стоит ждать результатов на следующий день. Иногда нужны месяцы, годы, даже десятилетия. Когда я увидел, как через несколько лет из моего старшего сына «поперло» то, что я так отчаянно пытался вдолбить в него, то очень удивился. Я-то думал, что все бесполезно, как об стенку горох. Нет. Ничто не проходит бесследно. То же самое и с дурными вещами. Не стоит думать, что малые дети чего-то не понимают. Точнее, они, может быть, и не понимают. Но посев происходит. И потом, через годы, взойдут и эти колосья.

— Можете привести пример, что «поперло»?

— Английский язык, музыка, ритмы, навыки общения с чужими людьми, этикет, юмор. Прямые установки.

— Что вы имеете в виду под прямыми установками?

— Не воруй. Не лги. Не ругайся матом. Будь великодушным. Прощай. Относись философски. Читай. Все впитывай, запоминай все на свете. Не ленись. Дари друзьям только лучшие вещи. И так далее.

— Вы всему этому его учили, а он не поддавался? А потом само пошло?

— Да.

— Вы рассказывали не раз, что какое-то время «жестили»: алкоголь, ночевки на скамейках, случайные знакомства. На этом вырос начальный репертуар Billi’s Band. Но, согласитесь, не лучший пример для ребенка.

— Пока, слава богу, у сына все благополучно. Я максимально старался скрыть от него. Я позволял себе это, только когда он уезжал к бабушке. Да я и сам не такой. Просто был тяжелый период, и мне очень стыдно за себя. Что-то он, конечно, понял и знает. Вот когда ему исполнится 30 лет, поговорим с ним об этом. Уверен, он расскажет мне все как есть.

— Почему именно в 30 лет?

— Первое приближение осознанности у мужчин.

— До этого все неосознанное? И детей, получается, до 30 мужчина неосознанно воспитывает?

— Да, сужу по себе. Я до 30 лет был абсолютно неосознан. И я еще рано проснулся. Я смотрю, многие наши сограждане даже к старости не просыпаются.

«Мне повезло, что я не стал алкоголиком и наркоманом»

Фото: billysbsnd.ru

— Как отец вы, скорее, ориентируетесь на то, как вас воспитывали, или идете собственным путем?

— Я не ориентируюсь на то, как меня воспитывал мой отец, поскольку он меня не воспитывал. А вот дед, бабушка — да. Старая школа, никаких двойных стандартов и оправданий малодушию. Мама, напротив, придерживалась либеральных методов. И мне повезло, что я не стал алкоголиком и наркоманом. Другие — в том числе от похожего либерального воспитания — стали и давно умерли.

— В чем выражался либерализм?

— Мягкость, дозволенность многих вещей, отсутствие строгости, жестких табу, ритуалов, традиций.

— И что вас спасло?

— Меня спас мой генотип. Просто повезло, что не развился алкоголизм, несмотря на количество выпитого.

— А вы какой отец — строгий или либеральный?

— Это надо у детей спрашивать. Мне кажется я в середине. Но могу и ошибаться.

— Какие у вас есть жесткие отцовские запреты?

— Ну, например, я за табу по поводу наркотиков. Однако чтобы ребенок тебя понял, нужно иметь мощные доводы и бронебойные методы донесения предостерегающей информации. А для этого необходим собственный авторитет, о котором стоит позаботиться заранее. Без него это будут пустые слова. Мама, например, говорила, что ее это очень расстраивает и она очень волнуется за меня. Как вы понимаете, этого было мало. Хотя…

— В подростковом возрасте все, что говорят родители, может казаться таким «бла-бла-бла», а вот друзья в компании — другое дело! Какие «бронебойные методы донесения информации» тут могут быть?

— В основном зрительные образы. Гниющие конечности реальных людей, например. Это срабатывает на животном, почти подсознательном уровне. Важна общая идеология в семье. Потребуется дар ненавязчивого убеждения, основанный на интеллекте и жизненном опыте. Именно поэтому, прежде чем рожать детей, хорошо бы успеть пожить, поднабраться уму-разуму, много читать, образовываться всесторонне. Иначе действенными останутся только силовые методы, основанные на страхе. А это сами знаете, к чему приводит.

— То есть вы все-таки такой консерватор: за жесткий гендерный подход в воспитании, дисциплину? Или нет?

— Я за умеренный гендерный подход в воспитании, да и в жизни в целом. Я пришел к этому не сразу, а хорошенько проанализировав то, что видел. Кстати, не знаю ни одной нетрадиционной семьи, прожившей счастливо вместе 50 и более лет. Если вы знаете, сообщите. Возможно, я еще раз пересмотрю свои взгляды.

— Про гендерный подход я имела в виду, что мальчик "должен уметь драться и не плакать", а девочка — быть "маминой помощницей".....

— По поводу идеи равенства полов: я глубоко убежден, что они могут быть равны только de juro. Но не функционально и тем более социально. Не может мужчина кормить грудью (анатомия) и не стоит женщине становиться верховным главнокомандующим (естественная нестабильность гормонального фона, физиология). Прошу меня простить, это мое личное убеждение. Я не считаю, что мальчику надо обязательно уметь драться. И считаю, что он наравне с девчонками должен помогать маме по дому. Но это долгий разговор.

— А где предел свободы, которую вы готовы дать своему ребенку?

— Где предел дозволенности, лучше сказать, а не свободы. Свободы вообще не существует. Это миф. Мы вписаны в программу развития вселенной, и все наши представления о свободе — лишь плод фантазии эго. Синдром начальника. Рамки дозволенности хорошо описаны в десяти заповедях. Лучше не скажешь. Дети, в отличие от подростков, хорошо принимают формулировку «так нельзя», «так не делают», «это запрещено». Именно так и формируются табу. Подростки, конечно, нуждаются в проверке этих табу. Роль родителя в этом возрасте не запретить, а уведомить о последствиях, предостеречь. Я всегда пытался сделать это не только устно, но и письменно. Чтобы подросток не предъявил мне: «Что ж меня никто не предупредил?». Все-таки слово написанное работает мощнее, чем слово сказанное.

— Вы писали записки-предупреждения сыну?

— Да, полноценное общение не всегда возможно живьем, иногда эмоции мешают донести мысль. Когда нужно трезво и холодно что-то обсудить, желательно с фиксацией «сказанного», то лучше писать письма. И выглядит это серьезней, чем устный разговор, и запоминается лучше. Как высеченное в камне. Представляете, он рассказывает друзьям: «Вчера отец написал мне письмо». Круто же?

«Что бы ты ни делал в своей жизни, все равно станешь тем, кем станешь»

Фото: Сергей Сараханов

— Вы играете главную роль в музыкальном спектакле «Робинзон Крузо». А его, если вспомнить, родители не пускали в море, хотели ему другой карьеры, спокойной жизни. Но он сбежал из дома, устроился на корабль и… всем известно, что из этого вышло. Как вы сами эту историю видите и трактуете?

— То, что я скажу сейчас, будет верхним срезом моей философии. Когда сын спрашивает моего совета, например, поступить так или эдак, я всегда говорю ему: «Что бы ты ни делал в своей жизни, на кого бы ни учился, все равно станешь тем, кем станешь». Все влияет на все, но вместе с этим все будет, как будет. Звучит странно, понимаю. Но я пришел именно к этой формулировке. И смысл жизни, следующий из этого умозаключения, сводится к «проживанию жизни». Воспитание — лишь попытка помочь детям сделать это чуть приятнее, чуть легче. Это не самоцель, а лишь вариант заботы о потомстве.

— То есть, проводя параллели, Робинзон все равно бы потерпел кораблекрушение и попал на необитаемый остров? Как вы — все равно стали музыкантом, окончив по желанию родителей медицинский вуз? Все предопределено?

— Именно. Я оптимистичный фаталист. Робинзон не обязательно попал бы на необитаемый остров. Это могла быть и одиночная камера, и инвалидная коляска. Я о том, что привело человека к приблизительному конечному его пункту.

— Кстати, про ваше образование. Вы следите за тем, как меняется сейчас педиатрия? Как относитесь к прививкам, антибиотикам и прочим «красным тряпкам»?

— Все отлично в этой сфере, если имеешь дело с профессионалом. К прививкам отношусь по-прежнему положительно — все делаем детям по нацкалендарю. Антибиотики всегда назначаются по показаниям. И политика тут за последние 10 лет не изменилась. Просто появилось много «умных мамаш», которые искажают информационное пространство с помощью постов в соцсетях.

«Среди жуткого мусора есть и островки хорошего»

— Вас сейчас можно часто встретить в детских и семейных проектах, в таких, как тот же «Робинзон Крузо». Вот, в сентябре прошел фестиваль «Большой Джем» в Сестрорецке. С рождением младших детей у вас поменялся вектор интересов и в творчестве?

— Я бы не сказал, что проектов типа «Робинзона» у меня много. Он один такой. Женя Глюкк (режиссер, создательница театра-концерта «Вампука» — ред.) предложила, и я согласился. «Большой джем» — фестиваль семейный, но это не специально. А вектор интересов действительно абсолютно поменялся. Если раньше он был ориентирован на общество в целом, то теперь на его конкретную ячейку, мою семью. Вроде как звучит эгоистично, а вроде и как «начни с себя». Да, это важнее для меня сегодня, чем петь в ночных клубах. Хотя я не до конца понимаю, как мой Робинзон действует на детей. Но опять же — дети станут теми, кем они станут.

— Перед кем сложней выступать — перед взрослой публикой в ночном клубе или перед детьми на дневном спектакле?

— Мне одинаково сложно и то и другое. Вот копошиться в своей кладовке, перебирая и выбрасывая ненужные вещи — это мне приятно и совсем не сложно.

— А что у вас за кладовка особенная, что в ней раритетного есть?

— Я долго не мог заиметь свое жилье. Все перебирался с квартиры на квартиру. Вещей у меня было две коробки и компьютер. Я мечтал о своем доме. И когда он появился, то одним из главных мест в нем стала кладовка. Выяснилось, что я человек хозяйственный, люблю, чтобы всегда под рукой были инструменты, запчасти, винтики-шпунтики. Со временем кладовка стала мини-мастерской: могу починить что угодно и контрабас отремонтировать, если что.

— Как вы оцениваете то, что сейчас предлагают смотреть-слушать-читать подрастающему поколению?

— Среди жуткого мусора есть и островки хорошего. Например, то, что делают детские композиторы-песенники Марина Ланда и Сергей Васильев. Женя Глюкк тоже!

— Ну а современная музыка, тот же популярный у подростков сегодня рэп — вам как, по душе?

— Мне резко не нравится большинство тем, которые воспеваются в «рэпчике». Резко не нравится мат. Но они тоже имеют право прожить жизнь так, как хотят.

— Где вы любите с детьми гулять? Как выглядит гид по детскому Петербургу от Билли Новика?

— Начинать надо с детских площадок. И вообще, здесь важнее всего — регулярность. Лучше плохонькая детская площадка во дворе по два раза каждый день, чем поход на феерическое шоу раз в году. Таврический сад. Елагин остров. Океанариум. Детские театры — «Студия 15» на Белинского и «Кот Вильям» на Фурштатской. Обязательно ТЮЗ! Пикники с детьми в парках. Выезд на залив — Комарово, Зеленогорск, Сестрорецк. И, конечно, с первого класса надо ходить в «Эрмитаж» и «Русский Музей» — и там просто насматривать-насматривать-насматривать.

Пишу Все публикации автора »
1
1
2493
КОММЕНТАРИИ1
1
Потрясена прочитанным! Ещё больше уважаю Вадима Валерьевича. От всей души желаю счастья; чтобы всё складывалось по-доброму! Удачи и Бог в помощь!
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ