Месяц в школе: своими впечатлениями делятся родители учеников 1 и 4 классов
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Месяц в школе: своими впечатлениями делятся родители учеников 1 и 4 классов

С начала учебного года прошло чуть больше месяца. «Литтлван» попросил маму петербургского первоклассника Никиты Светлану Григорьеву поделиться впечатлениями от школьной жизни, а Иру Форд, уже опытную мать четвероклассницы Яси, рассказать, что будет дальше.

Родительское собрание: охранник и не думал, что здесь есть кто-то живой

Светлана: «Первое родительское собрание впечатлило не только длительностью, но и объемом бумаг (отказов, согласий и тому подобного), которые надо было подписать. Родители выглядели напуганными, боялись задавать вопросы. Учитель тоже явно робела, видя 34 пары тревожных глаз. 20 минут мы слушали про то, что «знали, куда шли» (школа не абы какая, а самая-самая). 40 минут заполняли документы. Еще 30 минут решали, надо ли покупать ежики-подставки для канцелярии на каждый стол и какой выбрать фартук для технологии/папку для ИЗО/клеенку на стол. Две героические мамы вызвались возглавить родительский комитет и закупить всем одинаковую канцелярию, потому что разную нельзя — дети же будут сравнивать и завидовать. Потом начались ответы на личные вопросы. Итого 3,5 часа! Это что, всегда так будет?».

Ира: «Тут бывает по-разному. В 4-м классе наше первое родительское собрание прошло по сценарию «пробежать стометровку». Уложились в 40 минут. И еще столько же родители получали консультации от учителя относительно их ребенка.

Но по опыту скажу, что 3,5 часа с учетом выбора родительского комитета — это не предел. Апрель, 3-й класс. Никаких еще ВПРов, выпускных, а тем более ЕГЭ и ОГЭ. Через 2 часа после начала собрания я вышла из кабинета — как бы поговорить по телефону — больше не вернулась. В 23:00 в родительский чат стали сбрасывать итоги только что закончившегося собрания. 4 часа! Председатель родительского комитета рассказала, что в класс, где они с учителем (близилась полночь) писали протокол собрания, зашел охранник и очень удивился. Он и не думал, что здесь есть кто-то живой».

Родительские чаты: «Вы такой скучный, мы просто на позитиве!»

Светлана: «После первого собрания появился родительский чат класса в WhatsApp. Спустя пару дней знакомства с этим явлением песня «Мой ребенок пошел в первый класс, в первом классе есть чат у нас» стала для меня не просто забавной — я смеялась до слез! От 80 сообщений в день. Я выключила уведомления. Обсуждалось все и сразу — и полезное про школу, и личное. В субботнее утро одна из мам спросила: «Кто чем планирует заниматься в выходные?». И добавила видео дочери с подписью: «Мы уже проснулись и танцуем!». Тут же нашлись желающие поделиться планами на выходные. На робкое замечание одного родителя: «Может, вы обсудите это в личных сообщениях?», посыпались ответы типа: «Ой, вы такой скучный, мы просто на позитиве!». К счастью, наш родительский комитет призвал обсуждать в чате только относящиеся к обучению темы. Но и их оказалось множество. С этим чатом прямо как с чемоданом без ручки — нести тяжело, выкинуть жалко. Ведь и полезное там тоже пишут! Это первый месяц родители такие активные или надо будет читать по 80 сообщений в день весь учебный год?».

Ира: «Тут вопрос тренировки, привычки. Сообщения в чатике будут. И чатики будут множиться. Вы научитесь не обращать внимания на 80 непрочитанных сообщений, вычленять главное и не паниковать, когда в 23:30 увидите в чате, что завтра олимпиада по русскому и нужно согласие родителей, сразу после — ГТО в бассейне (принесите ваши индивидуальные номера для его сдачи!), а в 14:00 дети выступают в костюмах Петрушек на школьном празднике, которые каждая семья приобретает/шьет самостоятельно. Вы научитесь в полночь писать сообщения на местном форуме с просьбой одолжить вам до завтрашнего обеда костюм Баклажана за шоколадку и в час ночи бежать в кигуруми Винни-Пуха в соседний дом за фиолетовым лыжным комбинезончиком. Может, поначалу вам потребуется ящик успокоительного, но вы научитесь спокойствию. Как научилась я. И однажды вдруг обнаружите, что без чатика и 120 сообщений в день жизнь скучна и однообразна. Даже если в 121 раз мама Милы и мама Лени выясняют, что в чат «Важное» надо писать действительно важное, а не «всякую фигню». А дальше оказывается, что Леня утопил телефон Милы в унитазе и теперь ей не позвонить родителям из школы. И вам надо определиться, чью сторону занять.

Я взвыла лишь однажды. Когда мама из соседнего класса прислала мне во все мессенджеры сообщения, что она ошиблась и перевела мне 1000 рублей на карту и выяснила, что она уже ошибалась в прошлом году и присылала мне 100 рублей. И сейчас я должна ей вернуть деньги. Я зашла в онлайн-кабинет банка и выяснила, что пополнений счета нет. А год назад эта мама платила мне за участие ее ребенка в олимпиаде. Пока я укладывала спать детей и пела колыбельную, 1000 рублей пришли мне на счет. А вместе с этим и сообщения моим друзьям в соцсетях о том, что я воровка. Я вернула деньги, конечно. Включая 100 рублей за олимпиаду. Но как в анекдоте про те ложечки — осадочек остался. Но что уж — привет от весеннего и осеннего обострения, не все могут уберечься. И в чатиках тоже».

Все ходят в школу, и ты тоже будешь, смирись!

Светлана: «Говорят, кто-то из первоклассников бежит с радостью в школу и все ему нравится. А кто-то протестует. У нас первая неделя в школе прошла под девизом: «Почему я должен туда ходить?». Каждый день я пыталась ответить на этот вопрос что-то такое, что пробудит в ребенке хоть немного интереса к процессу обучения и непривычно ранние подъемы перестанут быть такой уж трагедией. Но критичный ум требовал ответа на «Я это все уже знаю!» и «Я могу все это выучить дома!». Я сдалась и отрезала: «Все ходят в школу, и ты тоже будешь, смирись!». А сама начала читать про домашнее обучение (ох, пока непосильный для меня труд) и частные школы с альтернативной программой обучения (ох, дорого). Успокойте меня и скажите, что через пару недель ребенок побежит в школу также радостно, как несется за игрушками в магазин, а?».

Ира: «Не побежит. В лучшем случае пойдет без слез. У меня есть свой опыт. Весь первый класс мы с дочкой много чем манкировали. Она приходила в школу ко второму уроку. Или даже к третьему. Потому что к первому в ноябре проснуться было нереально. Особенно если вечером писать прописи до 23:00. В другие дни я забирала ее после третьего урока — мы часто куда-то шли, бежали, летели. Или пропускали раз в неделю школу вовсе. Про внеурочку и продленку речь вовсе не шла. Ну если только в порядке исключения.

Не скажу, что учительница была счастлива. Но у меня во главе угла стояла дочь. И у нее не возникло агрессии и неприязни к школе. Она не «переела» ее. Возник даже некий дефицит. И в этом состоянии она вдруг распознала вкус общения, праздников, соревнований, дней рождений, встреч, всего того, что остается добрым школьным послевкусием. А попутно я создавала дочери «параллельную реальность» — театралку, робототехнику, вокал. Она чувствовала себя в чем-то более компетентной, чем другие, уникальной что ли, хотела поделиться этим, показать — и… таки бежала в школу в мае. Потому что скоро каникулы, а столько всего надо еще успеть!».

Можно и нельзя: школа — территория особого режима

Светлана: «Сын каждый день, приходя из школы, сообщал про новое «нельзя». На переменах нельзя бегать, только сидеть на диванчике. Нельзя приносить с собой игры. Нельзя носить поло и водолазки, только рубашки. Нельзя ходить втроем — только парами. Нельзя доставать телефон/часы пока не закончится последний урок. Нельзя приносить еду. Кричать и задавать вопросы без разрешения, само собой, нельзя. Жалеть, что попал в школу, тоже нельзя (это уже я запретила). Учебное заведение потихоньку начало приобретать черты обители зла, где можно только ходить строем, сидеть ровно и слушать учителя. Но в один день замаячил лучик надежды. Оказалось, что можно брать с собой любимую игрушку, чтобы играть на перемене и блокнот, чтобы рисовать. А еще учитель играет с ними на переменах в разные игры. Что за игра «третий лишний» я так и не поняла. Но от сердца немного отлегло».

Ира: «Если нельзя, но очень хочется — то можно». Это история про меня и — яблочко от яблони — про мою дочь. Понятно, что школа — территория особого режима. Но все же это не тюрьма. Я бы на месте первоклашки нащупывала те места, где можно. И те, где можно и нужно.

Например, моя дочь в первом классе во время похода в библиотеку (4 этаж) узнала, что на 3-м этаже пол расчерчен и на нем стоят шахматы в половину роста первоклассника. И в них МОЖНО играть. Или то, что в библиотеку МОЖНО ходить хоть каждый день. И менять книжки. И даже если тебе не понравилась вчерашняя книжка, МОЖНО не дочитывать. А в столовой МОЖНО купить булочку или куриный шашлычок. А на перемене МОЖНО подойти к учительнице и попросить проверить свой диктант первым. А еще МОЖНО попросить охранника передать в 1В физкультурную форму, которую мама обещала принести после 2-го урока. И МОЖНО самой пойти в кабинет психолога и рассказать, что у вас конфликт с Катей, и его хочется как-то разрешить. И вот когда действительность складывается из многих МОЖНО, то жить становится спокойнее, интересней и ярче. Несмотря на то, что нельзя (я даже написала не кэпслоком, потому что значимость этого «нельзя» упала) никуда не деваются».

Домашка, оценки, проекты и вот это все...

Светлана: «В конце сентября специально для родителей первоклассников сделали второе родительское собрание — озвучить результаты диагностической контрольной и выдвинуть ряд требований к родителям. Хоть в 1 классе домашних заданий не дают и оценок не ставят, но у нас будут задавать «домашку» и ставить оценки. А кто не готов изучать вместе с ребенком труды Людмилы Петерсон и делать прочие интересные задания дома, тому отключат газ, то есть, перекроют путь к дальнейшему обучению в этой школе после начальных классов. Я, конечно, возмущена и негодую. Но тут знакомая рассказала, что в их школе родители специально писали заявление на имя директора с требованием ставить оценки и задавать «домашку» с 1 класса. Что, правда, это так нужно в первом классе? Может, я одна такая возмущенная?».

Ира: «У нас не Петерсон. У нас банальная «Школа России». Дочь пошла в школу почти в 8 лет — день рождения у нее в ноябре. Я думала, будет легко. Но домашку стали задавать ровно с понедельника, 4 сентября. И легко не было.

Что до оценок, то в начале первого класса по протоколу они не ставится. В теории. У дочки в первом классе тоже все началось со смайликов-печатей. Но тут (возможно, совпадение) сеть ресторанов быстрого питания объявила об акции «Блин за «пятерку». Понятно, что учительская крепость стояла недолго. И вскоре в дневнике появилась первая «пятерка» по рисованию. А дальше, с третьей четверти – понеслось – все как в жизни. Где «четверка» – там и «тройка». Где «тройка» – там и «двойка» по физ-ре за забытую форму (впрочем, это отдельная тема).

И сейчас, с высоты четвертого класса, мне кажется, что все было правильно. Даже если не по протоколу. А по жизни. Даже когда родители первые две четверти выли: «Скорее бы оценки! У детей нет мотивации! Им по 7 лет, а им ставят смайлики!». Даже когда после нового года завыли дети: «Аааа! У меня «тройка» по физкультуре за кувырок, меня родители заставят кувыркаться всю ночь!». Даже когда взвыла учительница: «Мы написали контрольный срез после каникул, лучше бы мы его не писали вовсе! Сказать вам средний балл?». И когда к весне первого класса раздался вой в родительском чатике: «Представляете? У моего по русскому 3,2,3,4,3», и многие вполне могли это представить. Потому что учительница сказала, что завышать оценки не будет в принципе.

И как-то все адаптировались. И хотя я сразу сказала дочери, что не буду ругать ее за «4», «3» и «2», что оценки – это зона ее ответственности, а я буду ее любить с любыми оценками, ей никогда не давались просто оценки ниже «5». Но к 4 классу стало полегче».

Светлана: «К концу первого месяца обучения в первом классе я поняла, что жду каникул больше, чем все школьники вместе взятые. Я очень устала. И даже не из-за ранних подъемов и адаптации ребенка к школе, а из-за колоссального напряга, создаваемого ею (да и самими родителями) на ровном месте. Любая ерунда потенциально может стать проблемой, требующей полного включение в процесс. От покупки линейки, которая должна быть именно вот такой, а не какой-то другой, до глобального подхода «родители тоже учатся с детьми». Это только мне кажется, что первый класс школы должен выглядеть как нечто более легкое, и учить должны по большей части тому, как общаться и получать знания?».

Ира: «За мою позицию меня осудила семья, особенно мама. Она сказала, что вот они с папой сидели со мной над уроками до 7 класса. А с 7 класса сидели снова. Сделав акцент на папе, физике и геометрии. Я же сказала дочери, что уроки — это ее частная территория. Ее обязанность. И ее проблема. Я готова помочь. Но делать их за нее и даже вместе с ней — не готова. Исключение составил английский (со 2 класса) и проектная деятельность. Понятно, что когда ребенку в 1 классе задают сделать презентацию — вряд ли он ее сделает сам. Дальше исключение составили конкурсы и подготовка к ним. И — внезапно! — однажды оказалось, что я втянута в школьные дела на всю катушку. Я снимаю видео, пишу сценарии выступлений и репетирую сценки. А попутно проверяю математику и изучаю столицы западноевропейских государств. Ровно настолько, насколько мне это нравится и хочется делать. И — надо же! — к 4 классу мы подошли к тому моменту, что дочь совсем все делает сама. Кроме непонятных задачек, с которыми она идет к папе. Для меня это идеальный формат — нести ответственность за свою учебу и знать, что в случае необходимости у тебя есть тыл, где тебя подстрахуют, помогут, направят и даже объяснят».

И немного о деньгах

Светлана: «Честно говоря, до этого года я не считала подготовку к 1 сентября чем-то сильно затратным. Ну, форма, рюкзак, канцелярские принадлежности, цветы на линейку. Но когда счет пошел за 18 тысяч рублей, я перестала считать. Каждый раз, когда мне казалось, что я купила все, что надо, вылезала очередная незапланированная трата. И это я еще не стала покупать форму (два комплекта) в том магазине, который нам настоятельно рекомендовала школа. Прилично сэкономила, надо сказать. Сборы в школе пока не смутили: мы сдали 3,5 тыс. рублей. Но, может, это только пока?»

Ира: «Как в 1-м классе на первом собрании постановили сдать по 3 тысячи рублей на год (на все) – так в 4-м эта сумма и осталась. Думаю, дело в том, что у нас лучший родительский комитет в мире (Лена, спасибо!). Все четко, конкретно, по делу и вовремя. На эту сумму покупаются дневники, тетради и обложки на год, подарки детям на дни рождения, подарки учителям на День Учителя и 8 Марта, угощения на классные часы и так далее. Все. Включая контейнеры для технологии, полочки и цветы в класс и много того, о чем я не в курсе».

2
1
691
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ