Катерина Мурашова: «Ребенок не садится сам за уроки, так как знает, что его за них усадят»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Катерина Мурашова: «Ребенок не садится сам за уроки, так как знает, что его за них усадят»

О чем надо помнить всем родителям первоклашек? Что делать, если учеба превратилась в пытку для всей семьи? Когда ребенка стоит обязательно забрать из школы? И краеугольное — делать ли вместе с детьми домашку? В преддверии начала учебного года «Литллван» спросил психолога Катерину Мурашову.

Фото: Instagram Катерины Мурашовой

Катерина Мурашова — практикующий детский и семейный психолог, писатель. Автор популярных книг по детской психологии («Все мы родом из детства», «Класс коррекции», «Ваш непонятный ребенок» и других). Выступает с публичными лекциями на тему воспитания детей.


Интерес к учебе: «Учиться можно заставить»

— Как родителям объяснить ребенку, что учиться надо, привить интерес к учебе?

— Это невозможно. Ребенку можно привить интерес к познанию мира. Если родителю самому интересно, как устроен мир, то это происходит почти автоматически. Вообще это серьезная работа, и она напрямую не связана с учебой. Но учиться можно заставить.

— Как?

— Например, в деревне 200 лет назад приходит дед к внуку Ване и говорит: «Ты пережил эту зиму. Тебе 7 лет. Весной пойдешь пасти гусей. Потому что у нас все пережившие седьмую зиму идут пасти гусей». Никто Ваньку не заинтересовывал тем, как здорово пасти гусей. Ему просто сообщают, что мир устроен таким образом. С учебой можно так же: сообщить, что в 7 лет все идут в школу. И если родитель находится в той же степени убежденности, что и тот самый дед, то у ребенка не возникает никакого интереса к учению, но и не появляется мысли, что можно не учиться.

— Но почему идея c мотивацией не очень реалистична?

— Идея не нулевая. Если поменять 7 школ, то найдется какая-нибудь, где учатся, например, сидя на дереве. И ваш ребенок там будет показывать лучшие результаты, потому что учиться, сидя на деревьях, ему, оказывается, интересно. Но родитель должен взвесить свою готовность к этому. Мы же можем допустить, что тот самый Ванька, которого отправили пасти гусей, стал бы отличным гусляром, если б его отправили учиться играть на гуслях. Но его дед был не готов рассматривать такую возможность. Поэтому родитель должен все взвесить и сообщить ребенку о результатах своих размышлений. Например: «Если тебе не нравится школа у нас во дворе, я буду стараться до последнего найти такую, которую тебе захочется посещать». У меня, как у специалиста, нет никакого протеста, когда родитель так говорит. Есть шанс что-то найти. И/или полностью истрепать нервы ребенку и себе, истощить финансовые возможности семьи. Но если родитель принимает такое решение, флаг ему в руки!

— А учитель может заинтересовать учебой?

— Тысячи раз видела, как хороший учитель заинтересовывал детей своим предметом. Но это многолетний, тяжелый труд. Дети, встречающиеся с человеком, который сам видит прекрасность географии, таинственность математики или волшебность биологии, находясь в его поле, начинают интересоваться предметом. Они автоматически получают мотивацию понравиться этому прекрасному человеку и сдать что-нибудь на «5».

— Как быть, есть ребенок совсем не хочет учиться и бойкотирует школу?

— Если это большой ребенок, то дать ему возможность не учиться, а работать. Если маленький, то можно сделать оловянные глаза Ванькиного деда: «Ты будешь ходить в школу, потому что таково уложение этого общества, которому мы не склонны сопротивляться». Ожидать «5» в этом случае не надо, но среднее образование ребенок получит. Это единственный вариант.

— Бывает, что ребенок еще ни дня не учился в школе, но уже туда не хочет….

— У многих детей из-за невроза родителей все то прекрасное, что связано с «я иду в школу», убито. Семилетки — имитаторы. Если ребенок видит родителя, для которого все это интересно и замечательно, да тот еще и новый портфельчик ему купил, то и он испытывает то же самое. Если мама невротизирована, боится, что ее тонкого, эмоционального ребенка начнут обижать в школе, скорее всего тот и будет себя вести так, что, не исключено, его начнут обижать. Как бы ужасно не учился в школе родитель, наверняка было и что-то хорошо. Например, он встретил там верного друга. Если все школьные годы этого родителя были сплошной чередой несчастий, то можно перед школой успеть сходить к психоневрологу.

— Когда все-таки нужно ребенка забирать из конкретной школы?

— При доказанной травле нужно немедленно забирать, и только потом анализировать, что произошло. Еще одна причина для смены школы — несоответствие программы возможностям. Ребенок говорит, что не понимает, а учитель подтверждает, что он не справляется. Или наоборот: ему в школе скучно, и педагог говорит, что для него здесь все слишком просто.

Учебный процесс и влияние родителей: «Мир не благостен, мир понятен»

Фото: Green Chameleon, Unsplash

— На что надо обращать внимание родителю в учебном процессе?

— Родитель может акцентировать внимание на том, на чем ему это кажется разумным и удобным делать.

— Поясните, пожалуйста.

— Например, я математик и мне важно, чтобы мой сын успевал по математике. А историю я считаю бессмысленным предметом, или наоборот, что все дисциплины одинаково важны, а уделять внимание нужно тем, которые даются тяжело. Как специалист, я настаиваю на одной единственной вещи — ребенок должен знать тот мир, в который он попал. Родитель говорит: «Мне никогда не давалась математика. Я тебе с ней не могу помочь, учись сам. Можешь списывать с готового домашнего задания, как я сделал. Но языки — это все. Поэтому я каждый вечер буду приходить к тебе с 20 карточками английских слов, и мы будем их с тобой заучивать. Так я увеличу твой словарный запас и вложусь в твою судьбу». Мир не благостен, мир понятен.

Ох, уж эта домашка: «Семья может делать так, как хочет»

— Надо ли родителям делать домашнее задание вместе с ребенком?

— Общего ответа здесь быть не может. Если какой-нибудь специалист говорит: «Домашнюю работу с детьми делать не надо, они должны ее выполнять сами!», а потом выступает другой: «Обязательно в наше время нужно детям помогать!», то оба они шарлатаны. Например, есть ребенок с особенностями развития. Родители его реабилитировали, много с ним занимались. Они прошли комиссию перед 1 классом, где сказали, что все отлично и этот ребенок может учиться в обычной школе. В нее же, эту обычную дворовую школу, идет девочка Маша, которая прекрасно читает, хорошо пишет. У нее уже хороший почерк, ей нравится учиться. И этот мальчик, и Маша оказываются в одном классе. Мы можем обобщить, надо ли с ними делать домашку? В случае с мальчиком, который привык, что с ним занимаются, бросить его в 1 классе, даже если он справляется, не очень правильно. А Маше вообще ничего не нужно кроме похвалы учителя.

— Но часто, когда ребенок идет в 1 класс, на первом же собрании учитель говорит, что в начальной школе родители учатся вместе с детьми и они обязаны следить, как выполняются домашние задания…

— Учителя решают свои проблемы. Желание переложить на кого-нибудь часть своей ответственности — нормальная ситуация для любого человека. Поэтому каждому родителю нужно принять взвешенное решение еще до того, как он отдал ребенка в школу. Например, у меня такая девочка Маша, о которой мы говорили выше. Она не хватает звезд с неба, но честолюбива и прилежна. Могу ли я отдать ее в гимназию? Могу. Но тогда я отдаю себе отчет, что моя дочь, если это серьезная гимназия, будет с трудом тянуть программу, особенно по математике. И тогда я, чтобы у моего ребенка не было ощущения, что она хуже всех, буду тратить какое-то количество времени, сил, слез и прочего на то, чтобы проходить с ней вместе математику Петерсон. Потому что моя девочка не годится именно для этой программы. Но на «3» можно вытянуть, если попеременно с ней будут заниматься мама и папа.

Есть вещи и более сложные. Например, я знаю про себя, что вспыльчива, с трудом выношу повторяемость, когда надо объяснить 10 раз одно и то же. И тогда я отдаю себе отчет, что сама заниматься с ребенком не смогу, потому что я его убью и возненавижу сама себя. Поэтому, отдавая в эту гимназию дочку, я заранее планирую, что найму ей репетитора.

— А если ребенок говорит: «Лучше бы я не родился», а вся его семья ненавидит школу и домашку? Что посоветуете?

— Остановиться. Немедленно перестать делать то, что они до этого делали. Потому что это все привело к недопустимой ситуации – ребенок во 2-3 классе не должен говорить: «Зачем я родился». Просто пауза. Она даст возможность понять, способен ли ребенок вообще сам что-то делать. Если способен, то насколько. И дальше бывает по-разному. Я, например, встречала, честолюбивых детей, которые, когда от них «отползали» родители, начинали доказывать, что могут сделать не хуже. Но есть и те, кто все бросают и не делают ничего. Когда уже понятно, что ребенок может и нет, например, по одному предмету получает сам пятерки, а другой, к примеру, английский, у него не идет вообще, мы принимаем решение, что делать. Нанимаем репетитора по английскому, забираем его из гимназии или беседуем с учителем.… Здесь не та ситуация, когда какой-то эксперт поднимает палец и говорит, что со всеми надо делать домашнее задание или, наоборот, не делать. Это исследовательский индивидуальный семейный проект. Нужно выбрать как удобно лично вашей семье. А дети способны приспособиться к любому варианту.

Фото: nicontents ., Unsplash

— Это все случилось, потому что родитель не сумел определиться с позицией до того, как ребенок пошел в школу?

— Все-таки есть разные случаи. Кто-то услышал учителя и делает спокойно с ребенком до 4 класса уроки. И тот считает, что так и должно быть. У них все прекрасно. А потом в 5 классе, например, рождается младшая сестра. Родители о старшем ребенке немного забывают. Тот сползает с «4» и «5» которые были материны, а не его, на «3». Мама спрашивает у учителей, почему так. Ей отвечают, что многие в 5 классе ухудшаются. Она на этом успокаивается. А есть те, которые приходят ко мне. Мать уже ненавидит ребенка, тот — ее. Все вместе они ненавидят школу, которая с ними это сделала. И ребенок говорит: «Лучше бы я вообще не рождался», когда мать напоминает, что пора делать проект по окружающему миру.

— То есть если удобно делать домашку вместе с ребенком, в этом нет ничего страшного?

— Если удобно, ребенок не протестует, то, отдавая себе отчет в возможных рисках, что у него не сформируются свои волевые механизмы, а заменятся родительскими, семья может делать так, как хочет.

— А риск такой модели только в том, что у ребенка не формируются собственные волевые качества?

— Дело даже не в них. Когда человек живет на древнеримской вилле, он не чистит сам бассейн. Но не потому, что у него нет волевых качеств. Просто за него это делают рабы. Ребенок не садится сам за уроки, так как знает, что его за них усадят. Ему не нужно учиться чистить бассейн. Он будет проявлять свои волевые механизмы где-то в другом месте. Например, добывая себе смартфон и в нем целенаправленно становясь эльфом 38 уровня.

1
0
12680
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ