Мой ребенок — двоечник: «Оценки — это твоя ответственность, твой заработок и твое будущее»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Мой ребенок — двоечник: «Оценки — это твоя ответственность, твой заработок и твое будущее»

Не всем суждено быть отличниками. Но родители все равно так или иначе переживают из-за плохих оценок своего ребенка. В новом выпуске «Родительского клуба Littleone» мы собрали истории мам бывших и настоящих двоечников и узнали, как они помогали и помогают своим школьникам, беспокоятся ли об их будущем и как сами оценивают их знания и способности. Взяли в их компанию и бездетного взрослого, который сам смог получить аттестат лишь в 28 лет!

Фото: Slonov, istockphoto

«Твои оценки — это твоя ответственность, твой заработок и твое будущее»

Татьяна Зуева

Татьяна Зуева, мама Андрея (24 года) и Дениса (19 лет): «У меня два сына. На сегодня Андрей уже окончил институт, а Денис учится на втором курсе. Оба — профессиональные спортсмены, чемпионы России, Европы и мира по современному пятиборью. Они спортом занимаются с 8 лет.

Класса до 5 оба учились в обычной школе и особых проблем с оценками не было. А дальше начались спортивные классы в нескольких школах. По мере увеличения нагрузок на тренировках, успеваемость сильно упала по всем предметам. В старших классах сыновья учились в школе при колледже олимпийского резерва, где «не аттестаты» в четвертях стали нормой. При том педсостав там замечательный, программа и уровень подготовки ничуть не хуже, чем в обычной школе. Да и контроль за успеваемостью строгий — раз в полугодие собирается комиссия, на которую вызывают каждого ученика, рассматривают его спортивные достижения и оценки, и отчисляют тех, кто не успевает к нужному сроку их исправить.

Со старшим сыном несмотря на «двойки» особых проблем не было. Он без репетиторов и особой подготовки досрочно сдал ГИА в 9 классе, а потом самостоятельно подготовился и также досрочно сдал ЕГЭ. Поступил в спортивный университет имени Лесгафта и успешно его окончил. А вот младший в какой-то момент практически перестал учиться. Главный аргумент: «Там скучно и не интересно. Все, что там дают, я могу сам найти в интернете». И действительно, к тому моменту, как в школьный курс вернули предмет «астрономия», он практически всю программу уже изучил самостоятельно.

Моя позиция в этой ситуации была следующая: твои оценки — это твоя ответственность, твой заработок и твое будущее. Они нужны для того, чтобы не «вылететь» из колледжа и поступить в следующее учебное заведение, пойти дальше. Если нужна моя помощь, я помогу. Но если ты наполучал «двоек», найди силы и возможности их исправить. Я никогда не делала никакие задания, поделки, не писала сочинения за детей. Может быть, помогала, а иногда просто сидела рядом, чтобы не отвлекались. Мой подход, кстати, ужасно удивлял и раздражал многих других мамочек, потому что: «Как же так, а если ребенок получит плохую оценку за некрасивый рисунок». Ну что ж, это будет его оценка.

Как выясняется, сейчас Денис мне очень благодарен за такой подход. Он, в итоге, также самостоятельно, без курсов и репетиторов подготовился и успешно сдал все экзамены, и сейчас учится в том же спортивном университете. Как всякая мама, я, конечно, беспокоилась и за успеваемость, и за экзамены сыновей. Вместе с тем, я не считаю (и наш опыт это подтверждает), что при нынешней системе образования школьные оценки как-то влияют на дальнейшую жизнь. Они, скорее, средство передвижения от класса к классу, а не цель.

Вспомнилось. У старшего сына в 5-6 классе была забавная история. С начальной школы он занимался в судомодельном кружке, был там лучшим учеником, завоевывал призы на городских соревнованиях. В 12 лет умел обращаться со многими инструментами, мог многое сделать руками и дома сам собирал икеевскую мебель. При этом они с одноклассником не сдали какой-то проект по труду и получили по «двойке» в четверти. Кроме удивления и смеха это у меня никакой реакции не вызвало. Так же я относилась и к «двойкам» по рисованию».

«На уроках активный, но почти не делает домашние задания»

Юлия Летова и Лев

Юлия Летова, мама Льва (9 лет): «Моему сыну учеба дается нетрудно, на уроках он активный, но часто отвлекается, общается с соседом или соседкой. Главная трудность — он совсем не хочет делать домашние задания. И из-за этого нередко получает «двойки». В прошлом году он делал домашние задания в школе, на продленке, но сейчас предпочитает там играть с друзьями. Иногда делает домашку дома, но успевает выполнить обычно только один какой-нибудь предмет. При этом, у нас помимо школы много других занятий, и он отлично развивается благодаря им. Я не сильно беспокоюсь из-за его школьных оценок. В будущем они могут повлиять разве что на результаты ЕГЭ. А так, во взрослой жизни, мало что пригодиться из школьных знаний».

«Я — не ты. Я хочу уйти из школы после 9 класса»

Елена Григорьева, мама Александры (17 лет): «Моя дочь в начальных классах училась хорошо, но с переходом в среднюю школу результаты становились все хуже и хуже. К 7 классу пошли «двойки» одна за другой. И она мне прямо сказала: «Мама, я не ты, я после 9 класса хочу уйти из школы». А у меня высшее техническое образование, я всегда училась хорошо.

Я видела, что дочке не нравилась школа, и знала, что проблема не в детях, а в отношении к ним: она рассказывала, как с ними общаются преподаватели. Учителя то и дело начинали урок со слов: «Какие же вы бестолочи, ничего не знаете и не хотите». На их класс повесили ярлык «худшего», все время их с кем-то сравнивали. Все учились плохо.

Фото: Mkovalevskaya, istockphoto

В том же 7 классе дочка сказала мне: «Мама, я понимаю, что мне нужен английский язык. Я хочу его изучать интенсивно. В школе мы слышим 2-3 предложения на английском за весь урок, толку никакого». И я тут же записала ее на занятия, где было общение с носителями. Она три года там училась, была очень довольна. Сама сдавала зачеты и хорошо освоила разговорный английский. Кроме того, она захотела рисовать. «Мне нравится, но у меня нет задатков», — говорила она. Случилась пандемия, и я отдала ее на онлайн-курсы по рисованию. Она заинтересовалась, и стало получатся. Я сама была удивлена: ребенок 14 лет особо не рисовал ничего, и тут стал создавать прекрасные портреты. И я поняла, что это навык, он вырабатывается, если есть интерес. Саша, бывало, рисовала часами, в то время как за уроками порой и 20 минут не могла усидеть, потому что ей было скучно.

В тот же год мы стали ходить на дни открытых дверей в разные колледжи, учитывая ее интерес к рисованию. И вот мы выбрали один. Она пошла на курсы, где освоила графический рисунок и успешно поступила. Кстати, средний балл школьного аттестата при поступлении вообще не учитывался. Дочь была безумно счастлива, что больше не надо каждое утро силой тащить себя в ненавистную школу. Это были непростые годы, и я понимала, что для меня главное — сохранить доверительные отношения с ребенком, продолжать общаться, вместе рассуждать, искать какие-то варианты. Мы это пережили, я считаю, нормально.

Сейчас я очень довольна, что дочь пошла учиться в колледж. У меня, в общем, и сомнений особых не было: все эти идеи, что обязательно нужно высшее образование и 11 классов, мне не близки. Я слышала Сашу и помогала ей двигаться в своем направлении и развиваться так, как она хочет.

Дальше жизнь покажет: пойдет она в вуз после колледжа или нет. Мне в жизни всегда было очень важно заниматься тем, что нравится, от чего глаз горит. Для меня это значит быть инженером-проектировщиком, а для других — дизайнером, парикмахером, рекламным агентом и тому подобное. И я желаю своей дочери найти такое дело, от которого она будет получать удовольствие. А высшее или другое дополнительное образование никогда не поздно получить, если захочешь».

«А почему 2+2=4? Как вы это поняли?»

Николай Гаранин

Николай Гаранин (40 лет): «У меня в аттестате стоят все «тройки». Кроме труда. Наверное, потому что у меня шило в одном месте было, и мне постоянно не везло: идет завуч, а я именно в этот момент несусь по коридору ей навстречу. А еще я рыжий… Кроме того, мне мешало мое любопытство. Я всегда задавал учителям неудобные вопросы: «А почему 2+2=4? Как вы это поняли?». Ни один педагог не хотел на такие вопросы отвечать. Я до сих пор такой, многие вещи делаю просто из любопытства.

А в школе я все время чувствовал, что учителям самим неинтересно нас обучать, а уж тем более они не старались нас увлечь. «Вот тебе информация, не понял, значит, тупой. Родителей спроси». Вот такой подход я ощущал. Гвоздем в крышку гроба стало мое поведение на каком-то зачете, когда я сидел в классе в огромных наушниках, развалившись. Наушники были выключены, но снимать их я не хотел.

Я с горем пополам окончил 9 классов, и меня перевели на профобразование — учиться на повара. Потом началась взрослая жизнь, я работал, и два раза пытался окончить вечернюю школу, но меня хватало месяца на три. В третий раз я все-таки это сделал, в 28 лет. Кстати, в той школе мне повезло с учителем физики, и только тогда я понял, какой это увлекательный предмет. На тот момент я знал, что хочу высшее образование, хотя и понимал, что в том виде, в котором я бы хотел, я его не получу, потому что для этого надо не работать, а только учиться. Но в результате я имею диплом в области государственного и муниципального управления.

Мне кажется, на то, каким человеком я стал, как я мыслю, повлияла не школа, а разнообразные кружки, в которые меня водили родители: театральный, моделирования…

Сейчас я успешно работаю, занимаюсь отопительными котлами, и свое дело считаю своим призванием, оно приносит мне удовлетворение и деньги».

Психолог-консультант, гештальт-терапевт, журналист, мама. Все публикации автора »
1
1
563
КОММЕНТАРИИ0
Психолог-консультант, гештальт-терапевт, журналист, мама.
Все публикации автора »
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ