Это сообщение автоматически закроется через сек.

Светлана, 48 лет. Учитель начальных классов.

Я работаю учителем начальной школы 26 лет. За эти годы ситуации были разные, но то, что произошло в прошлом учебном году, для меня оказалось самым сильным переживанием.

Класс, с которым я работала, из 2-го перешел в 3-й. С начала второго класса с одной из мам моего ученика у нас началось, скажем так, непонимание, которое переросло в серьезный конфликт. Ее сын, Саша, ученик со средними способностями, успевает по всем предметам, в общем, обычный мальчик. Живет эта семья не рядом со школой, поэтому им добираться приходится на общественном транспорте или на машине. Кроме того, у Саши есть младший брат, ему 1,5 года. Вероятно поэтому существует определенная сложность у родителей с «привезти-забрать» ребенка из школы.

Саша периодически опаздывал на первый урок, а также неоднократно с «продленки» его забирали уже после рабочего дня. Я и воспитатель «продленки» не раз разговаривали с мамой Саши, пытались объяснить, что мальчик сильно переживает из-за опозданий, т. к. выпадает из учебного процесса. Мама Саши объясняла опоздания тем, что у нее есть младший сын, и поэтому случаются такие ситуации. Так продолжалось до февраля. В этом месяце опоздания и поздние забирания ребенка участились. После очередного разговора с воспитателем мама обратилась к завучу с просьбой разрешить ее сыну одному уходить с «продленки» домой. Такого разрешения ей не дали.

С этого момента мама Саши заметно изменила свое отношение ко мне. Например, она не сообщала мне о том, что ее сын не придет в школу. Когда я ей звонила или писала эсэмэски, чтобы выяснить, где ее сын, она не отвечала. Также были случаи, когда никаких документов, подтверждающих отсутствие ребенка, мама не приносила, игнорируя мои просьбы. На родительские собрания не приходила и не звонила, чтобы узнать, о чем говорилось на них. Как я узнала позже, другим родителям Сашина мама стала рассказывать неприятную и, главное, лживую информацию обо мне как об учителе.

Надо сказать, что класс у меня неплохой, но конфликты, конечно же, между ребятами случаются, особенно между мальчиками. Саша также периодически участвовал в некоторых стычках. Лично у меня с Сашей особых сложностей не было, мальчик как мальчик, отношусь к нему как ко всем остальным ученикам. По крайней мере, стараюсь.

И вот однажды на перемене мальчишки повздорили между собой и даже успели немного подраться, прежде чем их разняли. Я поговорила с ними, мы разобрались в причинах (мне так показалось, по крайней мере) возникшей драки. Но замечание в дневник я все-таки написала всем троим участникам.

На следующий день утром мама Саши пришла в класс и гневно стала обвинять меня в том, что я придираюсь к ее сыну, незаслуженно пишу замечания в дневник. Я даже сначала растерялась… Саша рассказал маме, что в этом конфликте он вообще нисколечко не виноват, что все затеяли другие ребята (что правда так), а он просто присоединился к уже начавшемуся без него конфликту. В общем-то, это обычный рассказ ребенка этого возраста. Дети в начальной школе еще плохо осознают свою часть ответственности за случившееся, обычно «грехи» других они видят гораздо лучше.

Я попыталась это донести до мамы, предложила поговорить со всеми участниками ситуации. Но мама ничего не хотела слушать, она ушла, хлопнув дверью, к завучу…

Там она написала заявление с просьбой разобраться с тем, что я несправедливо ставлю оценки Саше, придираюсь к нему из-за поведения.

Меня вызвали «на ковер»… Я рассказала всю историю. Меня поругали за то, что я не пришла раньше в администрацию и не рассказала о напряженных отношениях с данной родительницей. Потом мне предложили поговорить с Сашиной мамой в присутствии администрации и школьного психолога, чтобы выяснить все недоговоренности и непонимания. Я, честно говоря, очень не хотела этого разговора, знала, что он мне будет очень неприятен, но я согласилась. Хотя, скажу честно, первая реакция была — уволиться… Я чувствовала себя очень обиженной, плакала весь вечер. Но потом успокоилась, поняла, что и сама была не совсем права, надо было с этой мамой общаться помягче, она очень болезненно реагирует на критику.

В общем, разговор состоялся. Я не жалею, что мы поговорили. Я увидела, как тяжело маме Саши: ей действительно очень сложно организовать свою жизнь, поэтому она сильно нервничает. А еще меня порадовало вот что: она хотела перевести сына в школу рядом с домом, но Саша категорически отказался, ему очень нравится учиться именно в нашем классе. Когда она это озвучила, я совершенно успокоилась, потому что для меня это показатель того, как я справляюсь со своей работой.

В результате мы договорились потерпеть (я и мама Саши) друг друга ради мальчика. Особых иллюзий я не испытываю, скорее всего, трудности между нами еще будут, но я к этому готова.

Из этой истории я вынесла два момента: во-первых, я ощутила поддержку администрации школы, а во-вторых, я поняла, что родители в силу разных причин не всегда готовы отодвинуть свои амбиции даже ради родного ребенка.

1
0
1195
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ