Ребенок плохо себя ведет: кто виноват?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

По роду работы я часто слышу претензии от родителей в сторону их собственных детей: учатся плохо, ведут себя отвратительно, родителей не ценят, за собой не убирают, помочь не заставишь и слова доброго не дождешься. Они что, специально?

Справедливости ради нужно сказать, ко мне приходят родители все больше осознающие, что дело не в детях, а в моделях поведения самих взрослых. Желание разбираться в себе вызывает мое огромное уважение. Эти родители готовы посмотреть на самих себя, чтобы лучше понять своих детей и помочь им освободиться от мешающих жить психологических симптомов.

Мои наблюдения за родительскими моделями позволили мне выделить несколько родительских типов.

• Тип первый: «Я — прекрасная мать (отец), а вот дети у меня неудачные»

Критикующие родители — скорее всего, они выросли в атмосфере жесткой и регулярной критики, признавать собственные ошибки им ужасно тяжело, потому что чувство вины за ошибку и самокритика может разрушить их хоть какое-то позитивное представление о себе. При этом критиковать других (собственных детей) им привычно, потому что для них любовь-забота-критика спаяны воедино. Они так и говорят: «Кто тебе еще правду скажет, как не мать родная?». При этом они очень редко отдают себе отчет в том, что «правда» у них искаженная избыточными сверхтребованиями к ребенку, к тому же они никак не комментируют детские успехи, считая их просто «нормой». Так, у ребенка в основном формируется представление о том, что его родители — идеальны и безупречны, а он у них вечный неумеха и неудачник. Безусловно, при всех отчаянных попытках доказать родителям обратное ребенок бессознательно будет подыгрывать своим важным взрослым в ими выбранной схеме «родители безупречные — ребенок неуспешен».

Самому родителю неплохо бы разобраться с собственными сверхтребованиями к себе самому, с жутким страхом критики и неспособностью эмоционально справляться с собственными ошибками. Так и ошибаться будет легче, и ребенок перестанет видеться отпетым неумехой, ситуация выровняется.

• Тип второй: «Я так стараюсь быть прекрасным родителем, а они...»

Старательный тип родителя — делает для детей очень многое. Но чаще всего он старается вести себя противоположным образом, нежели его родители, с чьим стилем воспитания он в корне не согласен, поскольку серьезно страдал от него. Такой родитель, повзрослев, сознательно или бессознательно выбирает противоположный полюс — я от этого так страдал в детстве, я буду делать все наоборот:

  • мне предоставили много самостоятельности — я буду очень включенным;
  • меня ругали за каждую мелочь — я буду очень поддерживающим;
  • мне не давали ничего решить или сделать самому — я предоставлю детям много свободы решать.

При этом они встречаются с тем, что их усилия не приводят к нужным результатам, дети бунтуют, «доводят», требуют, не слушаются, не ценят и так далее.

Старательному типу стоило бы прожить собственные детские несчастья, чтобы не проецировать их на своих детей, уберегая их от того, что им, возможно, не грозит. Пока на ребенка накладывается проекция собственного страдающего внутреннего ребенка из своего детского опыта, трудно действительно определить, что нужно вашим реальным детям.

• Тип третий: «Мы их родили, они нам должны»

Эмоционально незрелый родитель — вырос в невозможности удовлетворять основные потребности. В его детстве о нем никто особенно не заботился, либо заботились не так, как требовалось самому ребёнку. Это позволило ему вырасти, но не позволило стать по-настоящему взрослым, ответственным, способным. Рождение и воспитание детей отнимает у такого родителя много эмоциональных сил, расшатывает, вызывает слишком много чувств. Он часто ощущает, насколько трудно просто выдерживать факт родительства и нужду ребенка в родительской поддержке и участии. Такой взрослый хочет, чтобы дети быстрее выросли, справлялись со всем сами, ничего от родителей не ждали, наоборот, быстрее стали обслуживать и помогать им самим. В этом случае любые попытки ребенка выбирать свою жизнь, интересы, дела будет восприниматься как серьезная обида, предательство, чудовищная несправедливость.

У таких родителей дети виноваты уже тем, что хотят жить свою жизнь. Конечно, и таким родителям помогла бы психотерапия или иной способ взросления и компенсации неполученного — желательно не посредством собственных детей, беда только, что они чрезвычайно редко доходят до терапии. Но дети в этом случае, даже если и смеют выбирать заниматься собой, испытывают чудовищную вину, сомнения в легальных правах распоряжаться своей жизнью.

• Тип четвертый: «Как они посмели?!»

Подавляющий родитель — взрослый, выросший в опыте беспрекословного подчинения. Рождение собственных детей — часто бессознательный или сознательный проект по реализации возможности безраздельно распоряжаться чьей-то жизнью, властвовать. Ребенок — собственность такого родителя, он так и говорит: «Мой ребенок, что хочу, то и делаю». Хочу — бью за любую провинность, хочу — срываю на нем все свою злость или несчастье, хочу — требую невозможного. Собственность не должна обладать волей, желаниями, чувствами и планами. И поэтому такие дети виноваты уже тем, что они посмели быть живыми, не повиноваться, иметь собственные желания, быть неспособными сделать то, что поручено или сказано, иметь ограничения.

У такого родителя нет мотива разбираться с тем, почему у их детей что-то не так. Наличие у детей проблем только усиливает право подавлять и требовать дальше. К счастью, сейчас наличие законов, защищающих права детей, позволяют остановить таких родителей под страхом вмешательства органов опеки или лишения родительских прав.

Думаю, что есть и другие типы, эти я выделила для примера.

Почему я считаю, что в том, что происходит с ребенком, чаще всего не виноваты дети?

На мой взгляд, вообще неконструктивно рассуждать об этом в терминах вины.

Поведение детей — чаще всего следствие:

  • их генетических особенностей — а кто им эти гены передал;
  • их адаптации, способов приспособления к семейной ситуации — а кто ее создал;
  • это их способ получить жизненно необходимое, если другим, прямым способом никак не получить;
  • это их способ защищаться и выстаивать, сохранять свою идентичность от уничтожения;
  • это возможность неосознанно проявить, вскрыть то, что происходит в семье (также неосознанно);
  • это возможность разыгрывать своим поведением то, что невозможно пережить психически, посредством чувств.

Дети могут разбить вазу, кружку, не вымыть за собой посуду, но ваша адекватная эмоциональная реакция на это (злость, досада, возмущение, расстройство, печаль), помощь в организации возмещения ущерба или их естественное раскаяние могут закрыть эту тему.

Но если что-то повторяется раз за разом — не торопитесь обвинять детей. Стоит разобраться, поговорить всей семьей или вместе с психологом. Что вы, взрослые, делаете для того, чтобы ваши дети вели себя так, что от этого начинают страдать вся семья, и прежде всего сами дети? Это не означает, что вы плохие родители, вы просто можете не осознавать чего-то. Давайте переведем вину в зону ответственности. Кто взрослый, кто создает условия, в которых дети развиваются и формируются? Тот и отвечает за последствия. Не надо виноватиться или виноватить, просто наберитесь смелости и ответственности разобраться. Вы взрослые, вы можете это сделать.

1
0
733
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ