Экстремальные увлечения подростков
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Автор «Литтлвана» Таша Брюквина выяснила, какие виды запретных и опасных развлечений популярны в подростковой среде и как с этим справляются родители «героев».

Моя приятельница Инна узнала, что ее пятнадцатилетний сын облил себя бензином, поджег и снял это на видео. Впоследствии полицейское расследование показало, что это было не единственное экстремальное развлечение в их компании.

Наиболее популярные экстремальные увлечения подростков

Некоторые развлечения подростков социально приемлемы и даже претендуют на статус экстремального спорта. Другие, как в случае сына Инны, — балансирование на грани. Я бы выделила три наиболее популярных направления: руфинг, паркур и зацепинг.

Руфинг

Руфинг — (от английского «roof» — крыша) вид индустриального туризма, суть которого в проникновении на крыши разных зданий и сооружений. Делится на экстремальный и романтический.

Ответственности за факт проникновения на крыши и чердаки жилых домов нет, но есть ответственность за взлом замков и дверей по статьям «Мелкое хулиганство» и «Порча имущества» (штраф от 500 до 1000 руб. или арест на 15 суток ). Штрафы в Европе и США могут достигать 500 долларов, в Дубае возможно тюремное заключение до 3 месяцев.

Daria H. (фотограф), 25 лет

Как я узнала про это?

«Узнала я про руфинг в 2010 году, мне было 19 лет. У меня был одноклассник, который этим занимался. Он как-то рассказал мне, что ходит по крышам. Я уже тогда увлекалась фотографией, и мне была интересна возможность взглянуть на город с другой перспективы.

Я попросила как-то раз взять меня с собой, и мы вылезли на крышу в районе метро «Гостиный двор». Помню, тогда было жутко страшно с непривычки, но интересно и красиво, и я быстро привыкла к высоте.

Как отреагировали родители?

С родителями мне очень повезло, мы всегда были близки, так что я им все рассказала, но не сразу, а только тогда, когда начала этим заниматься систематически, водить экскурсии. Мама отреагировала довольно спокойно, с пониманием, а папа всегда боялся высоты. Я даже помню, что как-то раз, когда показала ему снимки с высоты, он прям сильно испугался и чуть за сердце не схватился.

Зачем я этим занималась?

Хотелось увидеть город с необычной стороны. Дронов тогда у нас еще не было, но была куча свободного времени. Сначала ходили сами, снимали. Потом люди со стороны видели фотографии и просили показать и им.

Из этого организовался даже такой экскурсионный бизнес. Было как у Джеймса Бонда: тебе приходит на телефон смс от агента в стиле «2 чел. завтра в 15:00, 1600 руб., +79XXXXXXXX, Елена. Возьмешь?», ты решаешь брать или нет, если да, то связываешься с туристами, ведешь экскурсию, получаешь деньги наличкой, а потом комиссию перечисляешь агенту через банк.

Были ли несчастные случаи?

В моем опыте несчастных случаев не было. Когда лазали с экскурсиями, всегда очень заботились о безопасности, предупреждали заранее об обуви, не водили в дождь, не водили маленьких детей, не брали группы больше 8 человек. Экскурсии всегда водили на проверенные крыши, сравнительно безопасные, с бордюрами и т. д. Сами, конечно, лазали по более страшным крышам, через колючую проволоку, но всегда очень четко оценивали риски. Я всегда в таких случаях лазала с более опытными ребятами, которые помогали и поддерживали и психологически, и физически, если нужно.

Я слышала о паре случаев в Питере. Была пара смертей по неосторожности. В один раз это был опытный руфер, который переоценил свои возможности и вылез на крышу в дождь. В другой раз человеку стало плохо, и он свалился вниз.

Больше всего мне запомнился наш «залаз» на Вантовый мост в Питере. Для того чтобы попасть наверх, нам тогда пришлось вскрывать люк, и для меня это был компромисс с совестью.

К тому же этот мост — стратегический объект, мы рисковали, если бы попались, последствия были бы серьезные. Но вид оттуда – потрясающий! Мигалки наверху и огромная лестница внутри пилона, которой не видно ни конца ни края. Просто вверх лезешь с фонариком в зубах, свет растворяется в темноте, не видно сколько еще до конца, но ты знаешь, что когда-нибудь она закончится. Мне тогда запомнилось это безумное чувство полного доверия и поддержки от моих товарищей, которые были рядом. Все могли положиться друг на друга на 100%. Высота пилона этого моста — 127 метров.

Сейчас:

Я давно отошла от этого, да и не собиралась никогда заниматься крышами всю жизнь».

Паркур

Паркур — движение и преодоление препятствий различного характера. Это могут быть как существующие архитектурные сооружения — перила, парапеты, стены, так и специально изготовленные для тренировок конструкции.

Ответственность по статье «Мелкое хулиганство».

Артем Титов (программист), 25 лет:

Как я узнал?

Я узнал о паркуре в 15 лет, когда увидел программу о паркуре по телевизору.

Как отреагировали родители?

Родители мои почти всегда знали, но сначала не одобряли. Но я не знаю ни одного трейсера, кто бы получил полное одобрение родителей.

Зачем я это делаю?

Делаю я это исключительно для себя. Никакой охоты за адреналином, это развитие своего мозга и тела. Если все делать правильно и обдуманно, никаких рисков не будет, максимум пара ушибов. Гордости от достижений нет, есть вещи в паркуре, которых я достиг недавно, но радость мимолетна и надо двигаться дальше. Есть моменты, которые я достигал независимо от паркура. Забрался, например, на шпиль Адмиралтейства в Питере, на купол Спаса-На-Крови, взошел на вершину Килиманджаро, прыгнул с самого высокого банджи в мире — с башни в Макао.

Были ли несчастные случаи?

Были, и даже рядом со мной. В основном это школьники или бездумные парни, желающие впечатлить девушек или аудиторию и делающие что-то очень опасное и безумное. Все заканчивали в могиле после падения с большой высоты.

Сейчас:

Считаю, что сейчас я не делаю ничего экстремального. Смысл в том, что когда ты это делаешь 10 лет, ты физически и морально раздвигаешь понятие «экстремального». Паркур весь построен на переходе от простого к более сложному — только когда ты готов к этому физически и морально. Иногда приходится перебарывать страх, иногда это нужно делать, чтобы продвинуться, а временами это очень хорошее предостережение о том, чего делать не надо. Главная идея всего паркура — «это должно быть эффективно», а не красиво, не впечатляюще, не ради кого-то. Желающим заниматься паркуром и ищущим «ощущений» я бы посоветовал заняться чем-то другим. Паркур не для ощущений, он для того, чтобы научиться эффективно пользоваться телом и окружающей средой.

Мало того, это не спорт, это дисциплина: мы, чтобы поддерживать уровень паркура, постоянно делаем что-то ещё. Я 2 года ушу занимался, тайский бокс был, спортивное плавание и гимнастика (непрофессиональная), постоянно на скалодроме зависаю. Паркур — это способ использовать окружающий мир и тело эффективно. Да, кто-то просто хочет видео снимать и получать одобрение. Такие долго не задерживаются, обязательно себе что-то ломают, сворачивают и всё».

Зацепинг

Зацепинг — способ передвижения на поезде, при котором человек цепляется к вагонам метро или поездов снаружи за различные поручни, лестницы, подножки и другие элементы. Возможно передвижение на крыше, на открытых переходных и тормозных площадках, с боковых или торцевых сторон вагонов.

Ответственность за «катание на поездах» до 1000 рублей. В Госдуме подготовили законопроект, который усиливает ответственность за зацепинг.

Когда мне было лет 14, я узнала, что мой двенадцатилетний сосед по даче вместе с другом спрыгнули на полном ходу с товарного поезда, на котором катались на крыше в качестве развлечения. Сосед — в реанимации после множества сложных операций, а друг отделался переломом ноги и руки.

На тот момент столкновение с подобными видами экстремальных развлечений было шокирующим не только для его или моих родителей, но и для меня самой.

Здесь могло бы быть интервью с моим соседом по даче, но историю придется рассказать мне.

Как выяснилось потом, катание на крышах товарных поездов было обычным времяпрепровождением его и его друзей. Они жили недалеко от ж/д станции, там во время остановки товарного поезда залезали на крышу, а на первой остановке, примерно через полчаса хода, слезали и на электричке возвращались в город.

Знали ли родители?

Когда они приходили с работы, все дети были дома.

Несчастный случай.

В тот раз поезд не остановился в Зеленогорске, а поехал дальше. И через какое-то время ребята спрыгнули с крыши поезда на полном ходу. «Мы испугались, что нас в Финляндию увезут, а у нас визы нет, и нас в тюрьму посадят». Перелом черепа при падении привел к частичным нарушениям умственной деятельности. В школе учиться ему стало сложно. Общаться с людьми тоже.

Сейчас:

Последний раз слышала про него от общих знакомых где-то в его 15-16 лет. Он проходил принудительное лечение в клинике для наркозависимых. Больше информации про него у меня нет.

Как справляются с этим родители?

Мама руфера Даши Юлия была в курсе:

«Когда я узнала про Дашин интерес к крышам, я, честно говоря, не очень переживала... потому что вся эта идея с крышами зарождалась и формировалась на нашей кухне. Ребята придумывали, обсуждали, спорили. Я слушала, давала какие-то советы (в большей степени касаемо безопасности и здравого смысла). Отговорить-запретить не пыталась. На пару крыш ходила, но уже позже, когда вся эта тема приобрела более «экскурсионный» формат...

В общем и целом, моя личная воспитательно-родительская позиция не предусматривает диктата и авторитаризма... я и не пыталась влиять на ее увлечение. Я помогала, как могла... помогала формулировать правила поведения на крыше, покупала инвентарь для крышных экскурсий/свиданий, возила, встречала, превентивно учила, как вести себя в экстренных ситуациях (милиция, разгневанная общественность, неадекватные экскурсанты).

Волнение моё было формальным, если честно... эдаким подкорковым. Я всегда верила в Дашкин здравый смысл и была уверена, что она трижды подумает, прежде чем ввязаться. А папа был против, да. Его очень волновал момент «несанкционированного проникновения на объекты» (например, Вантовый мост).

Что бы я могла посоветовать мамам, которые вдруг столкнулись с тем, что у ребенка опасные и экстремальные увлечения? Самый сложный вопрос... я бы посоветовала любыми способами проникнуться увлечением ребёнка, узнать цели\задачи, маршруты\правила, сходить вместе с ребёнком, познакомиться с ребёнкиными единомышленниками, устроить фотосессию «я с дитём на крыше мира»... ну, одним словом — вникнуть, обговорить нюансы и правила безопасности и разрешить!».

Но часто родители, как и моя приятельница Инна, не подозревают до последнего, что их ребенок увлекается экстримом. В ее случае выяснилось, что сын с приятелями снимали на камеру не только самоподжеги, но и много других своих бесшабашных развлечений. Это были и стойки на руках на парапетах высотных зданий, и отжимания на федеральной трассе при потоке машин. Мама даже не подозревала о том, что ребенок «отдыхает» таким образом. С того случая прошло уже почти 10 лет... У ее сына было обожжено 30% тела, несколько недель он провел в бессознательном состоянии в больнице под капельницами. Им повезло: сын остался жив, здоров, правда, часть обожженной кожи восстановить так и не удалось».

Инна многое переосмыслила:

«Скажу так. Все дети делают ЭТО. Даже если вы думаете, что вашему ребенку никогда это не приходило в голову, будьте уверены — приходило. Девочка-тихоня-отличница, стоя на втором этаже деревенского дома, смотрит вниз и думает: «А интересно, если я спрыгну, то как я приземлюсь».

И под ЭТИМ подразумевается не только прыжок с высоты. ЭТО принимает различные формы. ЭТО опасное, ЭТО то, чем занимаются не все. Это надо понимать. Я считаю, что не нужно бежать к психологу (разве только самому родителю), не нужно вести в детскую комнату милиции, не нужно безоговорочно верить, что с твоим ребенком что-то не так, что его надо лечить, бить, корректировать (нужное подчеркнуть).

Что я почувствовала, когда узнала? Страх и недоумение. И понимание того, что у меня нет контроля над ситуацией. Оказывается, вот был ребенок, ясный и понятный, ан-нет. Все обман. У него тайная жизнь, которая тебе неподвластна.

Что пыталась делать потом? Вразумить пыталась. Запрещать и присоединяться — нет.

Совет родителям? Все банально. Если не можешь изменить ситуацию — измени отношение к ней».

У меня нет такой уверенности Инны, я считаю, что профессиональная консультация необходима. Что скажут по этому поводу психологи: кто виноват, если ваш ребенок занялся экстримом, может это вы недоглядели и недолюбили, а главное — что с этим теперь делать и как не допустить фатального развития событий? Об этом читайте в продолжении нашей статьи.

Имена некоторых героев были изменены по их просьбе.

1
1
206
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ