Младенческий возраст: 6 важных принципов для развития привязанности
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Младенческий возраст: 6 важных принципов для развития привязанности

Младенчество — время, когда родители и ребенок начинают выстраивать первые отношения, устанавливая эмоциональную связь и создавая чувство безопасности. В этот период взрослые учатся распознавать сигналы малыша, поддерживая его развитие через чуткое взаимодействие. С разрешения издательством МИФ «Литтлван» публикует отрывок из книги детского психотерапевта Виктории Потаповой «Я буду рядом», рассказывающий о принципах, которые важны для развития надежной привязанности на этом этапе взросления.

Фото: Yan Krukau, pexels

Виктория Потапова

Виктория Потапова — практикующий детский и подростковый психолог, психотерапевт европейского реестра, специалист в области родительского обучения (ведущая групп подготовки к родительству SAFE). Стаж работы — более 14 лет. Соведущая подкаста «На своем месте» и автор канала «Теория привязанности в действии».

В своей работе опирается на научные исследования мозга и психики.


Младенческий возраст

Младенчество — возраст встречи и налаживания отношений; это справедливо как для родителей, так и для ребенка. Когда семья находится в ожидании малыша, у каждого взрослого появляются фантазии о том, каким будет процесс рождения, какой будет первая встреча, каким он станет родителем и каким будет сам малыш.

Помню, как я на последних месяцах беременности рассматривала на улице малышей с родителями, пытаясь представить, каким же будет мой сын. Мне очень хотелось его увидеть, обнять, побыть с ним. Я с волнением смотрела на монитор в кабинете УЗИ, угадывая черты ребенка. Конечно, не обходится без тревожных мыслей и образов. Но любая сфокусированность на ребенке, который еще находится в утробе мамы, уже активизирует внутри взрослого его привязанность к ребенку (бондинг), позволяя тем самым родителю постепенно настраиваться на младенца и его сигналы.

Перинатальный период — это то время, когда взрослые создают особое пространство, физическое и эмоциональное место для встречи с ребенком и для совместной жизни. Мы уже говорили о том, что младенец не может самостоятельно позаботиться о себе или следовать за мамой, чтобы оставаться в безопасности в моменты встречи с угрозами. Именно поэтому появилась эволюционно эффективная система, отвечающая за выживание ребенка, с опорой на особую связь с родителем. Вспомните: взрослая часть привязанности по отношению к ребенку (бондинг) активизирует потребность родителя быть в контакте с ребенком, заботиться о нем; детская часть привязанности (аттачмент) активирует потребность быть в контакте с родителем, получая опыт уверенности, безопасности, базового доверия и возможности запрашивать помощь и опираться на поддержку извне.

Если смотреть с точки зрения теории привязанности, то важной задачей младенческого возраста становится развитие системы надежных отношений со взрослым и чувства базовой безопасности присутствия в мире. А также знакомство с устройством своего организма: физическими и эмоциональными потребностями и способами их удовлетворения через опору на контакт с родителем. Именно чуткое сопровождение взрослого позволяет ребенку успешно решить эти задачи.

В контакте со своим младенцем родитель учится оставлять в стороне фантазии, сформированные у него до рождения малыша, и узнавать его таким, какой он есть. Воспринимая сигналы ребенка о возникающих у него потребностях, отзываясь на них, стараясь их расшифровать и помочь их удовлетворить, родитель из раза в раз все лучше начинает понимать своего ребенка. Сам малыш в таком цикле взаимодействия тоже все лучше учится понимать себя.

Например, когда младенец проголодался, он вначале не понимает, что «это ощущение» является чувством голода, — он просто переживает данное состояние как некомфортное и дает родителю сигнал о том, что что-то происходит. Родитель отзывается и кормит его. Через сотни таких повторений внутри ребенка начинает формироваться связь между «этим ощущением» и пищей. Он, конечно, еще не знает слов, но уже может подавать определенный сигнал во время возникновения чувства голода, чтобы родителю становилось понятнее, чем он может помочь именно сейчас.

Маленький ребенок постоянно находится в состоянии восприятия сигналов от своих внутренних систем и внешнего мира, в состоянии отслеживания их влияния на себя и запроса поддержки родителя, чтобы разобраться в происходящем и прийти в состояние хорошего самочувствия. Родитель тоже постоянно находится в состоянии восприятия сигналов от младенца, их обработки и почти незамедлительной реакции на них. Именно из-за такого почти беспрерывного контакта младенчество является периодом в определенной мере симбиотических отношений родителя и ребенка.

Ребенок в этот период переживает взрослого одновременно и как отдельного от себя человека, и как продолжение себя. Ведь так оно и есть: до момента, когда малыш начнет самостоятельно передвигаться, мама и папа являются руками и ногами младенца, а еще и тем, кто может создать уют и безопасность.

Развитие надежности

Для развития и поддержания надежной привязанности в данный период важно речевое общение взрослого с ребенком, соответствие ритму ребенка, зрительный контакт, отклик и успокоение. Давайте рассмотрим эти аспекты подробнее.

Речевое общение

Звуки голосов мамы и папы знакомы младенцу еще до рождения; для него они являются подтверждением того, что «тот, кого я знаю, находится рядом». Ритм голоса мамы не только хорошо знаком малышу со времен его нахождения в утробе, он уже встроен в ритмические структуры самого ребенка, он успокаивает, делит мир на понятные отрезки. А интонация речи взрослого дает ребенку сигнал об эмоциональном состоянии родителя.

Внутри ребенка как будто постоянно идет проверка безопасности внешнего мира через восприятие эмоционального состояния своего взрослого: «Если родитель достаточно спокоен, значит, все хорошо и нет никакой угрозы», «Если родитель напряжен, раздражен, зол или расстроен, значит, вокруг есть что-то угрожающее, и я, пожалуй, лучше буду как можно ближе к нему, ведь он, если что, меня защитит». Именно поэтому у младенцев (да и у детей младшего возраста) может активизироваться система привязанности, которую можно описать примерно так: услышав возбужденный голос взрослого, ребенок подает сигнал: «Я тут! Возьми меня на руки и будь готова меня защищать!», то есть нередко маленькие дети запрашивают близость и успокоение на фоне нестабильного эмоционального состояния взрослого. Этим объясняется и то, что спокойный взрослый может быстрее утешить плачущего ребенка, чем взрослый, который сам расстроен или напряжен.

Кроме того, у речевого общения есть еще одна очень важная функция. Через слова и эмоциональный окрас взрослые отражают чувства самого ребенка, делая их более понятными и структурированными. Подхватывая интонацией эмоцию младенца, родитель может создавать плавный путь для их изменения.

Мама берет маленького Женю на руки. Он чем-то недоволен и хнычет.

— Мой мальчик расстроен, — говорит мама достаточно громко. — О, у тебя выпала соска, и ты ее потерял из виду, — говорит она сочувственно. — Это правда очень неприятно и обидно, — говорит мама чуть тише.

С каждой фразой речь мамы становится более мягкой и вкрадчивой. Младенец перестает хныкать и внимательно смотрит на маму. Она улыбается и протягивает соску. Женя улыбается ей в ответ.

Родители очень часто проговаривают каждое свое действие и действие малыша. Ребенок постепенно начинает улавливать и схожие интонации, и схожие звуки, обозначающие повторяющиеся явления, действия и предметы. Мир становится более структурированным и предсказуемым. Под действием этого опыта со временем ребенок учится тоже давать предметам, действиям и ощущениям свои звуковые обозначения, а его родители уже знают, что малыш определенным звуком обозначает свою любимую игрушку, для просьбы о еде или о смене пеленок у ребенка появляются различные по тональности виды плача.

Соответствие ритма речи и действий состоянию ребенка

Вас когда-нибудь будил очень активный человек? Когда вы еще в сонной неге, а извне на вас обрушивается поток слов и действий? Думаю, вы в такой ситуации выпадали из сна сразу в стрессовое реагирование. Для младенца также очень важна синхронизация ритмов между ним и взрослым. Правильная настройка позволяет избежать перевозбуждения нервной системы ребенка в моменты, когда он к этому не готов, а также помогает поддержать оптимальный уровень активности.

Малыш переживает себя понятым и «увиденным», когда ритм действий мамы совпадает с его ритмом; это поддерживает надежность и безопасность контакта. И напротив, отсутствие синхронизации во взаимодействии создает переживание напряжения и хаоса.

Бывает так, что взрослый выстраивает с ребенком взаимодействие, при котором предугадываются все его желания на шаг, а то и два вперед; это не позволяет малышу отследить внутри себя всю цепочку возникновения потребностей и сопровождающих их ощущений. Он как будто сливается со своим ведущим взрослым, не получая опыта распознавания своего состояния и сообщения о нем другому. Ребенок становится сверхзависимым от родителя, теряя возможность плавно сепарироваться от взрослого в будущем.

Фото: Vika Glitter, pexels

Зрительный контакт

«Мы настроили глазной контакт» — так сказала мне однажды шестилетняя девочка на консультации, что означало для нее особую степень взаимопонимания и эмоциональной близости. Действительно, начиная с самого раннего возраста именно зрительный контакт показывает ребенку, что взрослый готов воспринимать сигналы, которые подает ему малыш. Зрительный контакт подтверждает внимательное присутствие взрослого, его готовность к взаимодействию и является одним из первых способов целенаправленной коммуникации.

Отклик и успокоение

Именно своевременный отклик родителя на призывы ребенка о том, что ему требуется помощь или утешение, дает малышу переживание надежности:

«Я позвал — ко мне пришли. Я позвал — ко мне пришли. Я точно знаю, что я не один и на моего взрослого можно положиться».

Ведь тут срабатывает чистая математика: если количество чутких откликов со стороны взрослого будет выше половины количества запросов о помощи, то ребенок получит опыт надежности отношений. Чем больше откликов, тем больше надежности.

Заметьте, я целенаправленно использую слово «отклик», а не «успокоение», так как бывают случаи, что родитель приходит на помощь к младенцу, но не может понять, что происходит, что вызвало плач, и не может успокоить ребенка. В таких ситуациях действительно важен сам по себе отклик взрослого и его пребывание рядом с ребенком. Даже если не получается утешить младенца, само присутствие взрослого рядом и телесный контакт с ним дают переживание разделенности. Родитель сигнализирует: «Ты не один, мы вместе, и даже если мне пока не удается разобраться с тем, что тебя беспокоит, мы пройдем это вдвоем».

Эмоциональное развитие

Младенческий период является ключевым в эмоциональном развитии ребенка. Физиологические системы, управляющие эмоциями, — механизмы реагирования на стресс, скорость реакции нейротрансмиттеров, чувствительность участков префронтальной коры головного мозга, образование нейронных связей, которые формируют внутреннее понимание человеческих взаимоотношений, — не даны людям от рождения. Эти системы быстро развиваются в течение первых двух лет жизни, формируя базу для эмоциональной саморегуляции человека на всю жизнь. Благодаря проведенным исследованиям стало очевидным, что их развитие происходит под влиянием социального и эмоционального опыта взаимодействия с близкими людьми. Ребенок будет развивать эти функции лучше или хуже в зависимости от качества раннего опыта эмоционального контакта, в который входит опыт формирования привязанности и опыт совместности в период любопытства и игры. Ведущей деятельностью младенца, как ни странно, является общение со взрослым.

Кате исполнилось уже целых шесть месяцев. На полугодие ей подарили много интересных игрушек. Мама разложила их перед дочерью. У Кати как будто замерло дыхание; она обвела взглядом новые игрушки, но не решилась взять в руки. Ее взгляд остановился на деревянной лошадке. Мама замечает это:

— Лошадка. Она деревянная. Хочешь с ней поиграть?

Малышка улыбается и тянется к лошадке. Игрушка оказывается во рту ребенка.

— Твердая, — смеясь, говорит мама. — Ты решила попробовать лошадку на вкус?

Катя удовлетворенно чмокает и вытаскивает игрушку изо рта.

— Лошадка говорит «иго-го» и делает скок-скок, — говорит мама и показывает прыжки лошадки.

— У-у-у-у-у, — вторит ей Катя.

Взгляд малышки скользит по другим игрушкам, и она тянется к розовому резиновому слону.

— У-у-у-у-у, — снова говорит Катя.

— Да, он тоже может делать скок-скок, — подтверждает мама.

Когда мама Кати играет со своей дочерью, она вместе с ней открывает окружающий мир. Делает это в ритме ребенка, открыто и с интересом. Такой игре помогает настроенный друг на друга диалог и внимательное сопровождение со стороны мамы. Она предоставляет оптимальный уровень стимуляции, не предлагая слишком много игрушек и действий и при этом поддерживая ритм естественного исследования малышки.

0
0
112
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ