«Спасибо, дальше мы сами»: подросток, лишившийся ног после падения с товарного поезда, получит бионические протезы
Это сообщение автоматически закроется через сек.

«Спасибо, дальше мы сами»: подросток, лишившийся ног после падения с товарного поезда, получит бионические протезы

О закрытии сбора на «киберноги» для 11-летнего петербуржца Аркадия Аксенова сообщила его мама Мария Петрова.

Фото: из личного архива Марии Петровой

Напомним, 26 декабря 2020 года Аркадий Аксенов, ученик 5 «А» класса школы №202 Фрунзенского района Петербурга вместе с приятелями из 6 и 7 классов той же школы пришли на железнодорожные пути у станции Товарная-Витебская. Ребята, по словам Аркадия, подбили его запрыгнуть на проходящий товарный поезд. Они хотели снять «зацеп» на видео и выложить его на YouTube-канале семиклассника. Выполняя прыжок, мальчик сорвался под колеса движущегося товарняка. Подростки видели, что случилось, но покинули место происшествия, не позвав помощь пострадавшему.

Спустя почти час после трагедии Аркадия на путях заметил машинист маневрового локомотива. Он и вызвал скорую. Мальчика сначала доставили в клинику им. К. А. Раухфуса, а затем — в хирургическую реанимацию при СПбГПМУ.

Подросток был в крайне тяжелом состоянии, без обеих ног. Врачи констатировали многочисленные травмы и раны, перелом вертела бедренной кости, массивную кровопотерю, гиповолемический шок и травматический шок 3 степени. Артериальное давление не определялось.

Аркадия спасала бригада из 11 врачей. Случай уникален для хирургической практики: обычно такие пациенты погибают на месте происшествия либо при транспортировке, но мальчик выжил. Подробнее — в статье Littleone.

Фото: из личного архива Марии Петровой

В феврале мама Аркадия, Мария Петрова, открыла в «Инстаграм» сбор на «новые ноги» для сына. Изначально речь шла о сумме около 6–7 млн. рублей, такой была предварительная смета на бионические протезы ног. По словам Марии, первичное протезирование за счет ФСС сегодня предполагает выделение самых простых протезов, на которых невозможно приблизиться к механике обычной ходьбы. «Такие протезы не имеют функционального коленного модуля, стопы лишены амортизации. Фактически, это палка на культе», — говорит мама Аркадия.

Кроме того, мальчику требовались разные протезы: для правой ноги — одна конструкция (бионический протез бедра с внешним источником питания с креплением на культе + бионика голени с коленным модулем + протез стопы с амортизацией и поршневым голеностопом), для левой — другая (бионический протез, но его бедро крепится к поясной «корзинке», так как длины левой культи недостаточно для закрепления, гильза протеза будет «слетать»).

Специалисты по протезированию согласились собрать мальчику «кибер-ноги» из комплектующих нескольких европейских производителей. Такой подход позволяет учесть не только рост/возраст/вес пациента, но и состояние именно его позвоночника, таза, распределение нагрузки при ходьбе, балансировку. «Кастомизацией» займутся протезисты «Сколиолоджик» и Ottobock Russland при консультативной поддержке реабилитологов Федерального научного центра им. Альбрехта.

Бионические протезы

По словам Марии, если первично протезироваться за счет собственных/благотворительных средств и обратиться за ИПР, уверенно пользуясь бионическими протезами, замену уже можно будет проводить за счет средств ФСС.

«Значительные суммы перевели игрок сборной России по футболу и бизнесмен из Петербурга»

Мария Петрова
мама Аркадия

«Мы открыли сбор 21 февраля, накануне получив калькуляцию от протезистов. Оставалось непонятным, во что обойдется лечение и реабилитация, но по примерной стоимости протезов конкретика наступила.

В марте, впрочем, сумму пришлось скорректировать в бОльшую сторону: протезисты изначально не включили в калькуляцию стоимость «тренировочных» протезов. Плюс подорожали модули, так как это зарубежное производство и на цену влияют курсы валют. В итоге нужно было 8 460 000 рублей. Я рассказала об этом в «Инстаграм», приложив сканы калькуляций. И люди отозвались: «Не проблема! Это всего по 200 рублей с каждого из нас, соберем!».

С фондами мы так и не посотрудничали. Сначала у нас не были готовы медицинские заключения, нужные для обоснования сбора. Затем несколько фондов предложили условия, которые очевидно противоречили действующему законодательству. А когда на нас вышли более законопослушные фонды, большая часть нужной суммы уже была собрана нами самостоятельно и мы решили не задействовать их административный ресурс.

Нам очень помогли в освещении ситуации блогеры и СМИ. Причем, ни к кому я сама не обращалась, никаких публикаций не оплачивала — просто все понимали важность этой истории, ее поучительность. Нужно было рассказать родителям, детям, максимальному количеству людей о том, что вот так — бывает… Нам финансово помогли тысячи людей, значительные суммы перевели игрок сборной России по футболу — 1 млн. рублей — и бизнесмен из Санкт-Петербурга — 1,2 млн. рублей. Оба просили не называть их имен. Были переводы и по 8–10–22 рубля: многие нам помогали, чем могли. Мы равноблагодарны каждому! Всего было более 10 000 переводов.

Благодаря всем им, утром 27 апреля, спустя 2 месяца сбора и 4 месяца с момента происшествия, мы обнаружили, что у нас на счете, включая собственные средства, есть 8 520 000 рублей. На первые кибер-ножки точно хватит! Поэтому сбор мы сразу закрыли. Дальше будем сами справляться.

Модули для протезов уже приехали из Исландии и Германии в Петербург. Сейчас мы с Аркадием много времени посвящаем подготовке культей к протезированию, лимфодренажу, гимнастике, профилактике контрактур и борьбе с отеками. Протезисты говорят, что такими темпами уже в мае можно будет отливать первые гильзы, собирать «тренировочные» ноги и приступать к обучению ходьбе.

Мы пока еще ни копейки не заплатили: итоговый счет будет зависеть от типа композита, из которого станут отливать гильзы протезов, разница стоимости в пределах 100 000 рублей.

В феврале я сказала Аркадию, что протезы будут стоить порядка 5–6 млн. рублей, а своих денег у нас есть около 1 млн. Конечно, я обещала, что все будет хорошо, заработаем, накопим и купим! Но я не могла обозначить сроков…

Он пригорюнился, корил себя за то, в какие трудности вверг семью. А когда счет стал понемногу пополняться, воспрял духом. Стало понятно, что деньги будут, а от него зависит, сможет ли он быть активным. И он стал. С января, несмотря на лихорадку, перевязки, операции, жизнь в больничных стенах, он постоянно тренировался.

Планов у Аркадия много. Конечно, главная его цель сейчас — аттестоваться за 5 класс и решить вопрос с продолжением учебы на будущий год. По возможности — офлайн. Это Аркашина мечта: ходить в школу, общаться со сверстниками.

Много планов связано со спортом. Аркашу выписали 12 марта, а 22 марта он впервые пришел на тренировку по баскетболу на колясках, 22 апреля ему впервые позволили принять участие в игре. Это такое счастье и гордость для него! Он хочет продолжать заниматься баскетболом на колясках, мечтает войти в сборную.

Занимается сын и плаванием. Аркаше рекомендовано тренироваться в составе юношеской паралимпийской команды. Она в Петербурге очень сильная, но туда пока мы попасть не можем — не готова заветная «розовая справка» об инвалидности. Так что сейчас он занимается с тренером-реабилитологом этой команды в индивидуальном порядке.

В планах на лето: кросс на колясках, скейтборд и адаптивный вейкборд с проектом Step2Wake. А еще — погулять по ночному Петербургу с подругой Софией, полюбоваться на развод мостов. И есть мечта о поездке к морю с младшими братьями, хоть ненадолго».

Обращение Аркадия Аксенова к подросткам

Пишу Все публикации автора »
1
0
10916
КОММЕНТАРИИ2
1
круто!!!! Аркаша молодец!!!! все у него будет хорошо)))
0
Читаю и слезы на глаза наворачиваются. Бедный парнишка, сколько ему довелось пережить... Сил ему и успехов! Самое главное - не сдаваться!
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ