Приемная мама двух подростков — откровенно о принятии, адаптации и счастье
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Приемная мама двух подростков — откровенно о принятии, адаптации и счастье

«Таня, не планируй ничего на субботу! Я записал нас в школу приемных родителей. В субботу начинаются занятия», — сказал мне в понедельник супруг. На календаре — сентябрь 2014 года. Я удивилась, поскольку организация сюрпризов в семье — моя прерогатива. Но муж был настойчив. А через несколько месяцев у нас появились сразу взрослые сын Юра и дочь Саша.

Им срочно нужна семья!

У нас с мужем нет кровных детей из-за несовместимости резус-факторов. На ЭКО мы не решились — у меня порок сердца. Суррогатное материнство даже не рассматривали. Но детей хотели. Гипотетическая мысль стать приемными родителями появилась у нас летом 2014 года. Мы хотели взять в семью мальчика лет 5–6. Возраст уже осознанный, сохранить тайну усыновления сложно, так что рассматривали вариант опеки, форму — приемная семья. Но для начала решили пойти в школу приемных родителей, чтобы понять — нужно нам это все или нет.

После слов мужа, с которых я начала этот рассказ, стартовала наша учеба. Мы ездили в Гатчину дважды в неделю три месяца. Скажу честно, поначалу у меня не возникло четкого ощущения, что я готова быть усыновителем или опекуном. Но как-то после занятия к нам подошла психолог и попросила задержаться. Возможно, потому что мы были единственные, кто говорил о готовности взять в семью не малыша. А, может быть, потому что в финансовом плане мы выгодно отличались от других учеников школы.

«Я не буду ходить вокруг да около, — сказала она. — В реабилитационном центре находятся брат с сестрой, 12 и 11 лет. Им срочно нужна семья. Через месяц назначено судебное заседание о лишении родительских прав, потом их отправят в детский дом». Мы подумали: дети слишком взрослые, да и двое для нас — многовато. Но мысль о них не отпускала. Сложно представить, что чувствуют дети, которые прожили свои 11-12 лет пусть в неблагополучной, но семье, где их по-своему любили, а теперь их ждет детдом. Я уверена, нет ничего хуже детского дома. Думаю, некоторые тюрьмы лучше.

Кровные родители моих теперь уже детей давно в разводе. На момент их изъятия из семьи, по терминологии органов опеки, мать была асоциальной. По-простому — беспробудно пила. Отец помогал деньгами, которые она благополучно пропивала. Детей воспитывала любящая бабушка, но она умерла. Это и послужило основанием их изъятия из семьи в 2013 году. Месяц они пролежали в больнице, потом находились в интернате и в реабилитационном центре.

На заседание по лишению родительских прав отец не явился. Забрать детей в свою семью отказался и дал согласие на их социальное обеспечение. Есть еще старшая сестра и ее муж, который одновременно является крестным. Они вполне обеспечены, живут недалеко от нас. Но эта пара от детей тоже отказалась.

Сейчас кровные родители живы. Мать взяла себя в руки, работает продавцом в магазине. Отец же спился. С детьми они не общаются. Кто является их опекуном, им неизвестно. Равно как и о том, где они живут.

Полюбить с первого взгляда не получилось

Я попросила психолога организовать нам встречу. Если думаете, что при знакомстве с будущими приемными детьми возникает любовь с первого взгляда, то это не так. У меня, по крайней мере, полюбить двух взрослых детей с первого мгновения не получилось. Но та встреча была слишком волнительна и для ребят.

Мы с мужем ждали детей в кабинете психолога. Как я позже узнала — они болели, пришли с температурой. В кабинете Саша села на колени к психологу, а Юра остался у двери. Они не смотрели в глаза. Саша от испуга заплакала. Я тоже готовила себя заранее, чтобы не заплакать. Но подобных эмоций и не возникло. Дети не вызвали у меня никакой жалости. Ничего меня не тронуло, я была абсолютно спокойна. Решила не торопить события.

Скоро наступили осенние каникулы, и по согласованию с отделом опеки мы забрали ребят на недельку к нам домой. Дети, конечно, были испуганы. Держались вместе, друг от друга не отходили. Мы в первый же день поехали в магазины и купили им новую одежду. Юра был в рваных кедах, а на улице стоял ноябрь.

Честно скажу, это очень сложно, когда двое уже взрослых, по сути, людей приезжают в твою квартиру. Сначала необычно, хочется узнать о них все: что любят, что нравится, чем увлекаются. А потом начинается напряжение, и внутренний голос говорит: «Твое решение — это навсегда!».

Например, они врали, и это было очень неприятно. Ребята разбили мой ipad и не сказали об этом. Затем, когда я заметила, соврали, что это не они, а, видимо, мои коты. Еще неприятный момент — дети были потребителями, все блага в свой адрес воспринимали как должное. Мы намного позже уже в разговоре выяснили, что они искренне думали, что осчастливили нас своим присутствием. Типа у вас детей нет, и вот вам радость, наслаждайтесь!

Берем обоих!

Фото: instagram.com/tatkta/

После каникул нас с мужем снова вызвала психолог и предложила вариант — взять в семью только одного ребенка. Не судите ее, в нашей стране статистика по опеке детей старше 10 лет не слишком велика. Логика простая: возьмите хотя бы одного. Да, безусловно, в нашем законодательстве прописано, что усыновление и опека братьев и сестер идет по пути неразделения. Но в исключительных случаях это возможно.

На личном деле Саши была пометка: «суицидный ребенок». И мы прекрасно понимали, что это связано с боязнью детского дома, шансов на выживание без брата у нее там будет крайне мало. Поэтому либо брать двоих, либо никого.

Решили: берем обоих. Сбор документов занял около месяца — все шли навстречу и не затягивали. 27 декабря 2014 года Саша и Юра переехали в нашу семью.

Адаптация: мы прошли через многое…

Период адаптации затянулся у нас на два года. Он был очень сложным! И если бы сейчас нужно было все повторить, я бы хорошенько задумалась.

Мы прошли через многое — страхи, депрессии, истерики, как у детей, так и у меня, слезы, бессонницу, уход в полное молчание... Я не обо всем могу рассказать. Во многом мне помог психолог. Сначала думала, что я справлюсь сама, но потом поняла, что нет.

В школе приемных родителей нас готовили больше к пониманию и принятию детей. Но скажу честно, приемы типа «только любовью можно успокоить истерику ребенка» не особо работают. Саша могла рыдать до такой степени, что начинала задыхаться.

Может быть с маленькими детьми проще. Я не знаю. Только путем проб и ошибок, опытным путем я поняла, что нет ничего универсального! К каждому ребенку нужен свой подход.

Сейчас я могу сказать тем, кто задумывается о том, чтобы подарить семью детям-подросткам — принимайте решение осознанно и исключите жалость. Вами может двигать желание помочь, но не жалость! Иначе они просто подавят тебя.

Брать подростков в семью можно только людям с твердым внутренним стержнем. Таким... без соплей. Любовь и взаимопонимание приходят позже. Сначала нужно просто научиться брать ответственность за жизнь другого человека. И если все это вы чувствуете — дерзайте!

Кстати, все родственники и друзья приняли детей с огромным пониманием. Наши родители, которых Саша и Юра с первого дня называют бабушками и дедушками, оказали и оказывают колоссальную помощь. Но те друзья, кто имел мысли об усыновлении, сказали, что не справились бы на нашем месте. И, кстати, больше таких мыслей у них нет. И я сама больше не хочу никого усыновлять.

Мы выросли вместе с ними

Прошло уже 5 лет. Дети выросли и мы вместе с ними. Этим летом Саша и Юра окончили 9 класс. Успешно сдали ОГЭ и поступили в колледжи. Юре в марте уже будет 18 лет. Он умный, очень добрый парень. Наш помощник. С небольшой ленцой, но кто без нее. Сложно вспоминать, но 5 лет назад он не знал таблицу умножения, не прочитал ни одной книги, в связи с этим пошел в школу на класс младше.

Саша — красавица! Очень целеустремленная. Она планирует открыть свой отель и ресторан. Я уверена — так все и будет.

Дети учились в частной школе. Саша 4,5 года, а Юра 3,5. В классе все знали, что они приемные и принимали это с уважением. Потом мы перевели Юру на год в общеобразовательную школу. И там ни разу мы не сталкивались с грубостью в адрес детей по данному вопросу. Но сейчас Саша пошла в колледж и отказалась от социального питания. Мы с ней сели, поговорили, и она сказала: «Не хочу, чтобы знали, что я приемная». И я ее поддержала. Мне не сложно дать ей 3000 рублей в месяц на еду. Главное, чтобы она чувствовала себя комфортно.

Теперь в моей жизни есть два человека, которые 5 лет назад были чужими, а сейчас они моя семья. И если в 18 лет они уйдут из дома и больше никогда не позвонят в нашу дверь, я в любом случае знаю точно, что мы с супругом дали знание, уважение, доброту и любовь двум достойным людям.

1
1
1111
КОММЕНТАРИИ1
1
Потрясающе. Вы ангел хранитель. Детям очень повезло. Пусть у Вас все будет хорошо.
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ