Аглая Датешидзе: что делать, если ребенок узнал, что родители занимаются сексом?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Аглая Датешидзе: что делать, если ребенок узнал, что родители занимаются сексом?

Ребенок узнал, что у родителей есть секс. Увидел. Услышал. Догадался по косвенным признакам. В пять лет для него это удивительное открытие. В десять — подтверждение догадок (говорили же одноклассники: «Все этим занимаются!»). В пятнадцать — повод для серьезного разговора. Как говорить об этой теме с детьми разного возраста? Автор «Литтлвана» Ира Форд обсудила щекотливые вопросы с психотерапевтом Аглаей Датешидзе, а родители, которых «застукали» дети, поделились своим опытом.


Аглая Датешидзе — практикующий психотерапевт, танцевальный терапевт, тета-хилер, организатор мероприятий и семейных лагерей, мама Теи (8,5 лет).


«Мама, ты знаешь, что такое "залетела"?»

— Ребенок стал свидетелем интимной стороны жизни родителей. Что делать, что и как говорить?

— Все зависит от возраста. До определенного момента в картине мира ребенка нет понимания, что происходит между родителями — нет никаких сложившихся представлений, нет даже идей.

Если малыш до трех лет стал свидетелем интимной жизни родителей, нет причины беспокоиться. Он своим взором не видит, не выделяет сексуальную составляющую, его можно просто отвлечь. Если ребенку уже три года, он может интересоваться: «Почему ты прыгаешь, почему ты вздыхаешь, почему ты сзади/спереди, что вы делаете?». И здесь надо придумать ответ, соответствующий возрасту. «Обнимаемся!» — в этом возрасте детям этого будет достаточно.

— Ребенку 5–7 лет, а это значит…

— Дети этого возраста видят сексуальную составляющую жизни родителей как романтическую, любовную. Они видят больше форму, чем содержание. И если они спрашивают, можно ответить на вопросы на их уровне, на их языке. Не надо углубляться в тему, если такого запроса нет. Возможно, то, что сейчас ребенок увидел, услышал или чему стал свидетелем, он не понял. И не надо, чтобы понял — через несколько лет у него в голове маякнет: «О! Вот что это было!». А может быть, ребенку стыдно — стыдно, что увидел, стыдно за родителей и поговорить об этом тоже стыдно. И в этом случае нужно будет разнести контексты, время и место. Как? Поговорить о том, что ребенок увидел и захотел обсудить попозже. Быть при этом уже одетым. Или даже делегировать этот разговор кому-то третьему, например бабушке, — чтобы не быть одновременно и тем, кто в этом участвовал, и тем, кто рассказывает о произошедшем.

— Ребенок растет, и ему 8–11 лет…

— Пока у ребенка не наступил период полового созревания, он не интересуется ничем «таким». Однажды дочь подошла ко мне и спрашивает: «Мама, ты знаешь, что такое "залетела"?». Я уже открываю рот, чтобы начать отвечать, но делаю паузу, помня о контекстах. Что ребенок может мыслить вообще в другой системе координат. И тут дочка выпаливает: «Это когда катаешься на качелях-лодочках, и один вверху, другой внизу. И я от Кати залетела сейчас вверх! Представляешь, я залетела, а ты и не знала!». И я говорю: «Хорошо, замечательно»! И этого достаточно. В этом возрасте не нужно акцентировать внимания на том, что произошло между родителями, если ребенок спокоен.

— А в 12–14 лет?

— Это тот возраст, где дети уже что-то понимают и интересуются сексуальными отношениями. Но все равно нужно смотреть на реакцию конкретного ребенка — дошло до него или нет? И если не дошло — это одна история. А если дошло — то говорить с ребенком о том, что родители любят друг друга, они занимаются сексом, это нормально. Но есть нюанс — в пубертатном периоде секс родителей вызывает у детей некоторое отвращение.

— Почему? Потому что они предки и вообще динозавры, а все туда же?

— Нет! Даже если родители красивы, пышут здоровьем и сексуальностью, дети выставляют границы вокруг родителей, не допуская их в сторону своих сексуальных фантазий. Родители очевидно играют другую роль для детей. Потому подросток может даже не захотеть ничего обсуждать.

Отвлекать — не вариант!

— С какого возраста увиденный секс родителей может стать травматичной историей?

— Я думаю, дело не в возрасте, а в человеке — для одного, впечатлительного, ребенка это будет травматично, а для другого — в той же самой ситуации — совсем нет. Это зависит от чувствительности детей. Но мне кажется, что травма может произойти не раньше 5 лет.

— Надо ли переживать, если ребенок задает «неудобные» вопросы: «Мама, а что ты чувствовала?», «А почему ты мычала?», «А тебе не было больно?»?

— Переживать не надо — если ребенок задает такие вопросы, значит, у него хороший контакт с родителем и с собой. Он спрашивает не стесняясь. И ждет ответа на его уровне. Если сказать: «Мне было приятно», этого может быть достаточно.

Моя дочка слушала песню Артура Пирожкова «Любовь либо секс», и спросила меня: «Мама, а что бы ты выбрала, любовь или секс?». Я замешкалась и говорю: «А ты бы что выбрала?». А она говорит: «Я бы, конечно, любовь! — потому что она включает и секс тоже!». У нее хороший контакт со мной, и она может размышлять со мной на эти темы, и для нее естественно знать, что любовь уже включает секс.

— Нужно ли родителю провоцировать разговор, если ребенок увидел интимные отношения и не задает вопросов, или есть вариант вытеснить увиденное другими событиями?

— Отвлекать и вытеснять — не вариант. Потому что это в любом случае то, что оставило яркое впечатление, останется внутри. Представьте, вы кого-то любите, но чтобы избавиться от наваждения, заводите какие-то отношения еще. Отношения рассеиваются, любовь остается.

Но провоцировать разговор тоже не стоит, если у ребенка нет запроса.

— А что же тогда сделать?

— Я бы прибегла к арт-терапии, применила арт-методики. Хорошо предложить ребенку порисовать, попросить через рисунок выразить, как он себя чувствует. «Нарисуй событие, которое тебя взбудоражило», «Нарисуй, как ты себя сейчас чувствуешь», «Нарисуй случай, который тебя удивил». Можно заняться песочной терапией, поиграть во что-то и выйти на волнующую ребенка тему сексуальных отношений родителей. Если она его действительно взволновала. А можно и не выйти.

— Где ребенок будет искать ответы на свои вопросы, если у него не произошел разговор с родителями на тему случившегося?

— Он будет думать, рисовать, спрашивать, смотреть, заглядывать, искать в интернете — в зависимости от возраста. Может быть, это будет вопрос, который ребенок закроет для себя сейчас и откроет через некоторое время. Он может даже забыть об этом случае, и вспомнить через какое-то время — и будет такой отложенный запрос.

— А что произойдет с доверием ребенка родителям, если разговор не состоялся?

— Если что-то произошло и доверие к родителям у ребенка изначально есть, то это не повлияет. А если доверия нет, то его уже нет, что может произойти?

Разговор об интимной жизни родителей — точно не разговор для компании

— Конкретный вопрос: как быть родителям, если они узнают от учительницы, из родительского чатика или от одноклассников своего ребенка, что их сын или дочь рассказывает в классе: «Мои родители занимаются сексом» (причем в более сочных выражениях)?

— Это зависит от задачи. Если она состоит в том, чтобы оставить свою частную жизнь частной, есть смысл обсудить с ребенком, что такое частная жизнь. Она потому и частная, что ее обсуждают с кем-то близким или не обсуждают вообще. Это не всенародная история для класса и для школы. «Это личная история, если ты хочешь поговорить об этом». Ребенок поймет приватность и больше такого не повториться.

Когда моей дочери было шесть с половиной лет, у меня был период, когда я размышляла и расстраивалась по поводу своей жизни. Как-то она подошла ко мне: «Что ты расстраиваешься? У тебя жизнь уже состоялась! У тебя уже было три мужика!». Это был микс из моих переживаний, волнений дочери и результат ее общения с подростками из общей компании. И я с дочкой поговорила о том, что разговор об интимной жизни родителей — точно не разговор для компании.

— То есть нужно рассматривать эту ситуацию не как форс-мажор, в котором родители по какой-то причине не закрыли дверь в свою спальню на замок, и ребенок увидел то, что видеть не стоило, а как ситуацию взросления, которая дает детям повод для размышлений и всем в семье возможность для разговора?

— В любом случае ребенок соприкоснется с сексуальной жизнью родителей — так или иначе, рано или поздно. Это не ужас. Травма зависит от чувствительности, возможность говорить зависит от контакта — не именно в этой теме, а вообще.

Мне кажется, что современные родители излишне оберегают ребенка от этой темы, как будто перестраховывают. Но мне кажется, что это излишне — потому что если ребенок что-то узнает не сейчас, то он узнает позже, но все равно узнает.

В этом месте надо исходить из чувства и ситуации, в которой находятся родители. Как они реагируют на то, что маленький человек пытается как-то переварить, что у них есть сексуальная жизнь. У ребенка внутри возникают вопросы, он пробует на них отвечать внутри себя: «А значит, и у меня будет сексуальная жизнь».

ЭТО есть у всех, и у родителей тоже

— Мне кажется, есть еще один инструмент, который хорошо работает в ситуации, где надо обсудить не самый удобный вопрос, — юмор.

— Да! Ситуация произошла — можно посмеяться. Снять гриф какой-то важности: секс — это просто одна из частей жизни. И относитесь к этому тоже как к одной из частей жизни — ЭТО есть у всех, и у родителей тоже. И у вас будет. Сейчас нет, потом да.

— Спокойно и с юмором.

— Точно!

Их однажды застали врасплох. Или почти застали. И никто не умер

  • Ольга: «У нас была однокомнатная квартира, и сыну три года. Он неожиданно проснулся. Секс был под одеялом, но сын удивился тому, что одеяло двигается. И спросил: «Вы не спите, что ли?». Муж сказал: «Мамочке что-то приснилось, я ее успокаиваю!». Сына это удовлетворило, и он лег спать обратно».
  • Марина: «Рано утром в субботу, пока сын спал, решили воспользоваться моментом... Во время занятия любовью он неожиданно проснулся и решил перебраться из своей кроватки к нам. Хорошо прикрылись одеялом, когда услышали шевеление. Он замер на полпути к нашему дивану и спросил: «А что это папа делает?». Я не нашла ничего лучше, как ответить: «Он прыгает на месте». Сын подумал, подождал и уточнил: «Ну все, отпрыгался?».
  • Анна: «Когда сыновья были маленькие, 3 и 4 года, нам с мужем не хватало морального права закрываться от них — вдруг что-то срочное, и вообще держали ситуацию под контролем. Потому мы действовали стратегически: по утрам в выходные дни включали у них в комнате мультики, а у себя — черно-белый документальный фильм. Если они заходили — у нас все происходило под одеялом, муж говорил: «Оставайтесь с нами, посмотрим фильм, а мультики я выключу». Постепенно запрос заходить к родителям в спальню отпал вовсе.
  • Евгения: «Отмечали праздник в гостях у друзей допоздна с мужем и 9-летним сыном, вернулись домой заполночь. Сын сразу лег спать, а мы с мужем продолжили отмечать сексом. У нас тогда была однокомнатная квартира, и обычно мы соблюдали правила безопасности, уединившись в ванной или на кухне, но тут алкоголь и позднее время сделали свое дело — мы были уверены, что сын крепко спит. Но в самый разгар боевых действий сын спросил: «Папа, что ты скачешь, как лягушка?». Муж не растерялся, накинул себе на голову полотенце и сказал: «Схожу с ума от головной боли, не знаю, как уснуть». И уложил сына спать. А утром, чтобы вытеснить ночные эмоции и не допустить вопросов, сел с ним делать уроки. И когда оказалось, что на выходные (как назло!) задали написать сочинение «Как я провел выходные», повел его в музей и на концерт, а я приготовила праздничный ужин. И обошлось».
  • Лина: «У мужа двое сыновей от прежнего брака. Помню дневной секс, когда сын-шестиклассник рано пришел из школы и прямиком направился в нашу комнату — хотел о чем-то проконсультироваться с папой. После этого муж имел с ним откровенный мужской разговор об отношениях мужчины и женщины и о том, как предохраняться».
  • Олег: «Забыли вечером закрыть дверь в дочкину комнату, а ночью страсть застала нас с женой врасплох. Очнулись от того, что сонная 13-летняя дочь стоит в дверях нашей комнаты: «Мамочка! Я не могу спать, наш Бобик так громко храпит!». Пообещали перевернуть Бобика на другой бок и отправили дочку спать.

3
0
3355
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ