На деревню к дедушке: огород, рыбалка, грибы и «шестерка»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

На деревню к дедушке: огород, рыбалка, грибы и «шестерка»

Лето. Жара. И лучший в мире … дедушка. С бабушками все понятно — зачастую они лучше мам знают, чем занять ребенка. С дедушками сложнее — не все могут похвастаться теплыми воспоминаниями о совместном времяпрепровождении. Но некоторые счастливчики, уже будучи взрослыми, по-прежнему скучают по летним дням с дедом на даче или на море, за рыбалкой или наблюдением за звездами. «Литтлван» собрал самые яркие воспоминания взрослых уже людей о времени, проведенном с дедушками: их досуге, рассказах и поддержке. А также спросил психолога: почему это так ценно именно в детстве?

Фото: Kostia777, depositphotos

«Это было волшебно»

Светлана Лях

Светлана Лях, 36 лет, мама Ивана (4 года): «Мне нравилось летом с дедушкой ходить за грибами. Он ходил рано, когда еще было много росы. Это такое тихое время, пока все еще спят. Даже грибы как будто спали.

Мы брали с собой собаку. Дед пел песни, показывал, как искать… Это было волшебно, как он находил грибы среди кучи травы. Эти воспоминания пропитаны солнечным светом».

«У дедушки было несколько страстей. Самые явные: огород, рыбалка и "шестерка"»

Ирина Блажченко

Ирина Блажченко, 35 лет, мама Ксении (5 лет): «Как бледно-голубых «детей Севера» каждый год летом нас с сестрой отправляли на Азовское море, куда уехали жить мамины родители.

У дедушки было несколько страстей. Самые явные: огород, рыбалка и «шестерка». Причем все три были одновременно и любовью, и болью.

Огород постоянно сопровождался борьбой с вредителями и сорняками. Поэтому с утра и до обеда мы собирали в банку колорадских жуков и их личинок, а после обеда пололи клубнику. Одно из любимых воспоминаний, связанных с огородом, как мы с дедом копаем картошку. Обычно на улице стояла жара, когда солнце уже не палит, а теплый ветер гоняет мягкий воздух с запахом клевера и персиков. Дед в своей любимой тонкой в синюю клетку рубашке с коротким рукавом и непонятного цвета рабочих шортах. Черные кудри подвязаны по лбу отрезком хлопковой ткани, а сам он равномерно бронзовый с большими сильными ладонями и коротковатыми пухлыми пальцами. Картошку дед копал непременно вилами, чтобы не повредить клубни. Мы с сестрой наперегонки выбирали картошку, чаще похожую на горох, из земляных комьев и скидывали в холщовые мешки. А вечером, ближе к полуночи, дед прямо возле дома у дороги заводил костер. Вся детвора с нашего квартала собиралась возле него. На прутья, которые дед срывал тут же с огромных ореховых деревьев, мы насаживали «серый» хлеб и жарили его на огне. А внутри непременно пеклась картошка.

На рыбалке деда чаще сопровождал отец, но несколько раз с собой брали меня, сестру, маму и бабушку. Но никогда с ночевкой. На рыбалку дед собирался за несколько дней: нужно было проверить лодку (каждый год ее традиционно прогрызали крысы, поэтому ее клеили, и она становилась все больше похожа на ковер в стиле пэчворк), сети (тоже крысы, поэтому «вот вам нитки, нужно починить), садки («откуда здесь эта дыра?»), удочки, крючки и приманки («сейчас будем учиться забрасывать удочку, но крючки я вам не дам, а то все уже в винограде запутались»). А еще, конечно, накопать червей. В +45С, которые обычно сопровождали все мои детские летние воспоминания, их особо не встретишь. Поэтому за два дня до рыбалки дед начинал поливать землю в укромных уголках. Затем накануне вечером мы с ним шли копать червей: собирали их в жестянку с пробитыми в крышке дырочками и ставили в сарае. А в 4 утра — садились в машину и ехали на рыбалку.

Фото: analogicus, Pixabay

Сами рыбалки проходили всегда примерно одинаково. Уже к 10 утра мы с сестрой начинали страдать, что нам скучно/не клюет/жарко/есть хочется/там змея/червяки расползлись. И бабушка забирала нас в ближайшую лесополосу собирать тутовник или жердели. За этим занятием проходило еще пару часов, а потом бабушка присоединялась к нашему хору: «Не пора ли домой!?». Дед ругался и говорил, что больше нас никогда с собой «таких рыбаков» не возьмет, но каждый раз свои же угрозы не реализовывал.

И абсолютно всегда нас сопровождала летом дедушкина «шестерка». Белая, с круглыми «глазами» и черной ручкой переключения скоростей. «Шестерка» была неизменным участником львиной доли всех наших передвижений: она возила на огород копать картошку, на маяк загорать на гигантских камнях, на бывшие колхозные поля за кукурузой, арбузами и семечками, на рыбзавод за рыбной мукой, на рыбалку, в лесополосы за жерделями, сливами, яблоками и шелковицей. Она встречала нас на железнодорожной станции в начале отпуска и отвозила обратно в последних числах августа. И каждый раз любую поездку сопровождала борьба деда и «шестерки». То она не вставала на ручник и скатывалась у железнодорожного переезда. То глохла возле огорода. То у нее проваливалось стекло при попытке его открыть. То что-то подозрительно скрипело, булькало и стучало под капотом.

А уж как она проходила техосмотры раз в год — отдельная песня. Ее готовили всей семьей. Мы с сестрой набирали в ведра воды и намывали машину снаружи и внутри. Дед вытаскивал пылесос, который гудел как турбина самолета, и чистил сиденья и пространство под ковриками. А затем под машиной открывалась «яма». Дед спускался по пояс под землю и начинал копошиться под днищем. Периодически оттуда доносились команды подать тот или иной инструмент, иногда — завести машину и нажать на педаль, а то и подергать ручку переключения передач.

Когда мне было лет 12 или 13, дед посадил меня за руль, сам сел рядом, и я, светясь от гордости, проехала вокруг квартала. Когда мы подъехали к дому, я получила оценку: «Очень неплохо у тебя получается, станешь постарше, получишь права, и будешь сама на ней ездить». С тех пор я решила, что обязательно получу права, потому что даже «шестерка» меня послушалась».

«Я уже взрослая, раз дедушка меня на рыбалку взял»

Евгения Золотова

Евгения Золотова, 33 года, детей нет: «Мне было 4 года, когда родители отца забрали меня к себе на пару лет, чтобы маме было попроще. Дедушка запомнился добротой и тем, что везде брал меня с собой как маленький хвостик. Он много рассказывал и показывал, как ухаживать за животными и огородом.

Помню, как дедушка учил меня читать. Мы сидели на диване, он читал предложение в букваре, а потом я. Было просто, я смотрела на буквы и понимала, что написано. Мне нравилось, потому что мы делали что-то вместе. Бабушка обычно просто сажала и слушала, а сама занималась своими делами. И тогда читать было сложно и неинтересно. А с дедушкой я незаметно научилась читать.

Помню, как дедушка взял с собой на рыбалку на Днестр. Мне было 5 или 6 лет. Мы ехали на велосипедах друг за другом. Вставало солнце, было зябко от раннего подъема, но очень интересно. Дедушка поставил донки. Одна была его, другая — моя. Я периодически убегала вглубь берега, там были полянки с цветами, росли деревья. Наблюдала за насекомыми, находила какие-то новые растения. А потом бежала обратно. Мне очень хотелось побольше изучить, но я знала, что нужно дедушке сказать, что со мной все в порядке, рассказать ему, где я была. А потом еще вернуться, туда-обратно. Когда ехали домой, было уже жарко. И помню свою ощущение: я уже взрослая, раз дедушка меня на рыбалку с собой взял».

«Очень боюсь упустить отведенное нам время»

Анна Буханова

Анна Буханова, 21 год, детей нет: «Когда была совсем маленькой, лет в 5-6, очень любила слушать истории дедушки. Он читал мне по вечерам стихи Пушкина наизусть, рассказывал о войне, своем детстве и моих предках.

Самое яркое и теплое воспоминание: мы стоим августовской ночью на веранде на даче и смотрим на звезды. Дедушка рассказывал мне, где находятся какие созвездия и что они означают, как найти полярную звезду или Венеру.

Очень люблю его, считаю самым мудрым человеком из всех и очень боюсь упустить отведенное нам время».

Анна с дедушкой
Фото: из архива Анны Бухановой

«Помню это ощущение опоры в тот момент, когда случилась катастрофа»

Анна Маркелова

Анна Маркелова, 38 лет, детей нет: «Дедушка был добрейшим человеком. И зимой, и летом он сидел днями на балконе, смотрел на улицу, читал газеты. Считалось, что он сидит на улице, потому что страдает астмой. Но сейчас я понимаю: он любил одиночество, и там, на балконе, ему было хорошо.

Помню один случай. Мы с мамой гостили у бабушки с дедушкой. Я упросила маму меня подстричь. Она, недолго думая, отвела меня в ближайшую парикмахерскую и попросила подстричь. «Можно как вас», — сказала мама мастеру. И эта парикмахер в советской парикмахерской подстригла ребенка как себя — очень коротко, под мальчика. Я почти плакала. Мама не умела утешить, говорила: «Ты ж сама просила». Она купила мне мороженое, чтоб я не так расстраивалась. Но слезы стояли у меня в горле, и я не могла его есть.

Когда пришли домой, дверь открыла старшая сестра и, увидев меня, стала ржать как конь. Потом вышла бабушка и начала причитать, как изуродовали ребенка. Она отчитывала маму, та огрызалась, сестра продолжала хохотать… Я не выдержала и начала реветь. Была истерика. На шум зашел дедушка с балкона. Он, увидев меня в моем состоянии, тут же сказал: «Внученька, а мне нравится, как тебя подстригли. Тебе очень хорошо». Бабушка запричитала, что он несет ерунду, что «оболванили ребенка». А он улыбался и повторял, что я хорошенькая. И я, будучи ребенком, понимала: он просто хочет меня поддержать и лукавит сейчас. Но я так ему была благодарна за это. Помню это ощущение опоры в тот момент, когда случилась катастрофа».

«Самое интересное начиналось, когда с чердака доставали болотные сапоги и корзинки»

Татьяна Фирсова

Татьяна Фирсова, 38 лет, мама Нины (12 лет): «Нас с троюродным братом родители «сдавали» на дачу под присмотр деда и бабушек в начале лета и забирали в конце августа. И самые лучшие воспоминания о детстве у меня связаны с дачей и с самым главным ее человеком — дедушкой.

Помню — гроза. Мне 3 года. Дед сидит на веранде и смотрит на струю воды, которая льется с крыши в бочку. Я выбегаю из комнаты, мне страшно. Дедушка сажает меня на колени и говорит: «Давай считать, где гроза». Это значит, что после молнии нужно говорить: «Один, два, три…». Сколько получится до раската грома, значит, в стольки километрах от нас центр грозы. Досчитали до трех — вроде и далеко, вроде и не страшно, а уж на коленях у дедушки — тем более.

Дед копался в огороде, строил что-то или ремонтировал, развлекать нас, маленьких, ему было некогда. И он по мере сил приобщал нас к своим плотницким работам. Пилит доски — и нам с братом по досочке и ножовке: показал, как надо, и мы пилим. Или давал по чурбачку, горсти гвоздей и молотку — учимся забивать гвозди. Попали по пальцу? В следующий раз будешь аккуратнее. Или дед косит траву, брат тоже рядом с маленькой косой — учится. Я, девочка, пока в зрителях, моя работа будет потом — сгребать накошенное.

Татьяна с дедушкой и братом
Фото: из архива Татьяны Фирсовой

Но самое интересное начиналось, когда с чердака доставали болотные сапоги и корзинки. Значит, идем в лес! Для нас с братом это был праздник! Дед лес знал и любил. Будучи уже немолодым (80+/- лет), плохо слышащим из-за контузии во время войны и видящим из-за возраста, он никогда не блудил в лесу. Заходим мы в лес по тропинке, дед вешает на ветку газету: «Здесь мы зашли». И... сворачивает с тропы куда-то. Дальше идем уже без троп, одному деду известными дорогами. Мы с братом плетемся, а дедушка идет быстро, еще и грибы находит. Мы маленькие, корзинки тяжелые, жарко, пить хочется, где уж тут по сторонам смотреть, грибы искать, деда бы не потерять из виду. А дедушка дождется, пока мы до него доплетемся, и показывает куда-то: «Посмотрите, там грибы». Какие грибы, там кроме травы нет ничего! А нет, есть, целая поляна белых! Мне всегда было удивительно, как дед узнавал, что «там» грибы?! Каким шестым чувством он их находил, мне до сих пор неведомо… И что удивительно, на выходе из леса он всегда выводил нас к повешенной газете. Может, промахивался, на метр-два. Как он это делал, без тропинок и дорожек, не знаю…».

«У нас с ним были свои секреты»

Анна Прохорова

Анна Прохорова, 44 года, мама Лизы (14 лет): «У меня был классный дедушка, хоть и на самом деле не родной. Он приезжал и гулял со мной в парке имени Ленина.

У нас с ним были свои секреты от бабушки: я разрешала ему пить пиво во время прогулки, а он мне — купаться в фонтане!».

«Не медли, делай все быстро и то, что велит тебе сердце…»

Анна Сметанина

Анна Сметанина, 43 года, детей нет: «С дедушкой в детстве ходили за грибами. Я все лето проводила на даче, а там как раз грибные места. Дедушка был первым в семье, кто показал мне подберезовики, подосиновики и белые. Однажды мы нашли в лесу ежа и принесли домой. Бабушка была недовольна: бедный зверь должен жить в лесу! Унесли обратно.

Как-то в августе мы вышли с дедом вечером на крыльцо и посмотрели на небо, сплошь усеянное звездами. Дедушка сказал: «Как жизнь быстро и незаметно пролетела, а я стал старым-престарым стариканом! Так что, Аня, не медли, делай все быстро и то, что велит тебе сердце: не успеешь обернуться, как все закончится». Пожалуй, это были его единственные грустные слова. Так-то дедушка был всегда веселым, с характером и напоминал киногероев Армена Джигарханяна, Роберта де Ниро и Джека Николсона».


Почему так ценно время, проведенное с дедушками?

Фото: cottonbro, pexels
Анна Тихомирова
психолог

Анна Тихомирова, детский психолог, игровой терапевт: «Об исключительной роли матери в развитии ребенка сегодня сказано и написано немало. Важной фигурой является и папа. Бывают разные ситуации, но одно можно сказать точно: хорошо, когда у ребенка любого пола есть отец, и он участвует в его жизни.

Не менее ценным может быть время, проведенное со старшим поколением, например, с дедушками. Они могут предложить интересные и необычные занятия, обучить ребенка каким-то полезным бытовым вещам. Кроме того, дедушка — дополнительный близкий взрослый, со своими уникальными взглядами на жизнь, привычками и особенностями. Нередко в городских семьях дети общаются только с родителями и педагогами, а другие взрослые оказываются недоступны. Общение с дедушкой поможет расширить социальный опыт ребенка, показать ему разнообразие мира людей.

Еще один важный смысл — передача семейной истории. Дедушка может рассказать ребенку о своих предках, какими они были людьми, чем занимались, как сложилась их жизнь, как они справлялись с трудностями на своем пути. Такие беседы имеют глубокий психологический смысл. Ребенок, узнавая о своих прабабушках и прадедушках, постепенно начинает осознавать себя частью семьи, ощущает свою связь с другими. Способов затеять такой разговор много —можно нарисовать генеалогическое древо, можно вместе полистать фотоальбом, а можно доверить это дедушке.

Но если ребенок не хочет общаться, не стоит настаивать. Такое бывает и с малышами, и с подростками. Не торопите события, дайте ребенку время и возможность регулировать близость общения с дедушкой».

Психолог-консультант, гештальт-терапевт, журналист, мама. Все публикации автора »
1
0
176
КОММЕНТАРИИ0
Психолог-консультант, гештальт-терапевт, журналист, мама.
Все публикации автора »
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ