Людмила Петрановская: «Если родители дают понять ребенку, что "это мы не обсуждаем", он остается со своими переживаниями один на один»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Людмила Петрановская: «Если родители дают понять ребенку, что "это мы не обсуждаем", он остается со своими переживаниями один на один»

Трагедия в «Крокус Сити Холле» потрясла всю страну. Не каждый взрослый сможет побороть возросшую тревогу, справиться со страхом и бессилием, правильно реагировать на поток информации. Но как сообщить о таких экстремальных ситуациях детям? О том, почему о случившемся важно поговорить с ребенком и как именно это делать, рассказывает психолог Людмила Петрановская.

Фото: Vuc Saric, Istock

Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — cемейный психолог с 20-ти летним стажем, автор курсов и вебинаров, лауреат премии Президента РФ в области образования, основатель Института развития семейного устройства (ИРСУ), автор книг-бестселлеров: «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка», «Если с ребенком трудно», «Selfmama: Лайфхаки для работающей мамы», «Что делать, если...», «Что делать, если...2» и других.

Ведет авторский канал в Telegram.


Как говорить с детьми?

Прежде всего, давайте определимся с целями. Зачем мы говорим?

  • Чтобы ребенок понимал, что происходит — в том числе состояние взрослых.
  • Чтобы не был сильно напуган, не стал боятся вообще всего.
  • Чтобы объяснить ограничения, возникшие в результате ситуации.

Какие цели мы не ставим.

  • Чтобы ребенок жил как ни в чем ни бывало и не расстраивался (если ему больше 3 лет).
  • Чтобы ребенок разделил с нами ужас, горе и гнев, облегчая наше состояние и подтверждая нашу правоту.
  • Чтобы ребенок начал видеть мир как опасное и непредсказуемое место.

Если держать в голове эти цели и «не-цели», становится понятно, как говорить.

Честно. Что сами знаете.

Доступно. В зависимости от возраста и развития ребенка.

Устойчиво. Это не значит «спокойно, без эмоций», это значит «владея собой» — несмотря на эмоции.

С выводом на «что делать» рассказать о принимаемых взрослыми мерах. О том, что вы сами собираетесь делать: помочь кому-то, сдать кровь, перечислить деньги. И о том, что может сделать ребенок (если ему больше 9-10 лет): написать кому-то слова поддержки, сделать что-то для помощи вам или другим членам семьи.

Чтобы говорить с детьми, важно самим быть устойчивыми и помочь тем взрослым вокруг, кого «кроет».

Почему «не говорить» — это не лучшая тактика (кроме детей до 3-4 лет)

Фото: fizkes, Istock

Во-первых, ребенок видит, что взрослые напряжены, напуганы, расстроены. И не понимает, почему.

Во-вторых, дети включены в социум. Уже сегодня страшные видео пересылают друг другу школьники в классных чатах. Говорят об этом между собой. Да, уже с первого класса.

Если родители всячески дают понять ребенку, что «это мы не обсуждаем», он остаётся со своими переживаниями один на один. У него нет опыта, чтобы оценить ситуацию. Если родители не хотят об этом говорить — значит, это что-то слишком страшное даже для них.

Результат часто оказывается противоположный — оберегая душевный покой ребенка, мы формируем невроз.

Угрозу для психики несут не сами по себе события (если они происходят не с вами), а невозможность проживать и переживать их в контакте с другими людьми. Невозможность получить поддержку и объяснения.

Общество, в котором трагедии замалчиваются или их обсуждение искажается запретами вроде «зачем нагнетать и нервировать людей», не успокаивается, а невротизируется. Никто не понимает, кому можно верить, на что рассчитывать. То же самое происходит с человеком (и ребенком) который из соображений «зачем расстраивать, надо думать о хорошем» оказывается отрезан от возможности спросить, понять, поделиться чувствами и получить утешение.


Источник: пост в Telegram-канале Людмилы Петрановской.

1
0
476
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ