Мужчины — о своем поведении во время партнерских родов: «Отступать в коридор было как-то некрасиво»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Мужчины — о своем поведении во время партнерских родов: «Отступать в коридор было как-то некрасиво»

Странно ведут себя во время родов не только женщины, но и мужчины, которые соглашаются на них присутствовать. Правда, об этом они часто предпочитают помалкивать, потому что это такая ситуация, в которой все непредсказуемо. Даже поведение сильных, успешных и уверенных в себе мужчин. Но мы все же разговорили некоторых из них: сегодня в выпуске «Родительского клуба Littleone» отцы вспоминают, за какие свои действия во время партнерских родов им стыдно или неловко, а над чем они смеются семьей до сих пор.

Фото: Motortion, istockphoto

«Хорошо, конечно, что рука моя цела осталась!»

Кирилл Кутах, папа Софии (9 лет): «Мы с женой планировали совместные роды. Но при этом я работал 3/3: 3 в день, 3 в ночь. Однажды отыграв концерт (я еще и музыкант), пошел на работу в ночную смену, и тут в начале второго жена сообщает, что роды, собственно, начались. А рожать она должна была в Кронштадте. Пришлось в темпе ловить машину, мчать домой за чистыми вещами (врачи сразу сказали, что, коль я на родах присутствую, надо все чистое) и — в роддом. Там все необходимые процедуры сделали, и дочка стала появляться на свет. Но пока врач принимала роды, я сидел у изголовья жены и думал: сломает она мне руку или нет (мы держались за руки и супруга вцепилась в меня очень сильно). А чтоб как-то скрасить весь процесс, я включил с телефона песню The Exploited Beat The Bastards. Забавно это все мне кажется сейчас, по прошествии стольких лет. И хорошо, конечно, что рука моя цела осталась!».

«Едем на роды. Я чувствую недоброе»

Александр Вдовьев, папа Добрыни (2 года): «Есть у меня странная особенность — я с детства не переношу вида крови, если это связано с медициной. Могу, если нужно, защищаясь, дать кулаком в «торец». От вида крови мне плохо не станет в такой ситуации. Но если надо идти в поликлинику анализ сдавать, то я предпочитаю не смотреть на процесс. А в детстве вообще в обморок падал.

Жену я поставил в известность о моей странности тогда, когда мы еще только начали встречаться . Но когда мы планировали роды, она убедила меня, что эта особенность касается только ситуаций, когда врачебные манипуляции происходят со мной.

И вот едем на роды. Я чувствую недоброе. Палата… Жена рожает… Я бормочу дежурное: «Все будет хорошо, все будет хорошо…». Жена мне в рукав халата вцепилась. Я все бормочу и через некоторое время понимаю, что я как во сне или в трансе каком-то. И мне хочется очнуться, чтоб все уже закончилось… Потом какая-то суета, восторги, возгласы: «Мальчик!». Доктор говорит: «Держите, папа, сына!». И дает мне кулечек, а в нем — что-то красненькое. Ну, я из своего транса увидел окровавленного младенца, и, как мне потом рассказали, стал белее халата и принялся оседать… Подбежали ко мне с нашатырем, под руки вывели. Стали сестры меня успокаивать. Говорят, так часто с отцами бывает. Я, оказывается, не первый и не последний. Позже я спросил у жены: «Тебе было за меня стыдно?». Она сказала, что ей было стыдно за себя, она приняла неверное решение.

Сейчас мы ждем второго сына. Но на роды жена меня не зовет. И правильно делает».

«Отступать в коридор было как-то некрасиво»

Павел Лукинский, папа Максима (10 лет): «У нас все получилось незапланированно. Я не собирался присутствовать на родах. Но когда все началось, меня попросили посидеть с женой, так как врач пока был занят с другой роженицей. Я остался — отступать в коридор было как-то некрасиво. Хорошо, что рассудок мой был ясный, и я не запаниковал. Хотя, конечно, когда неожиданно такое тебе выпадает, тут растеряться можно.

И мне стыдно: я из роддома магнит от штор на окне прихватил с собой домой. Крепление было сломано, он на подоконнике валялся, и я его в руках крутил для успокоения. А потом унес… Стыдно мне перед собой. В роддоме, конечно, если бы хотели, то приклеили бы его на место. А не вернул я его потому, что только намного позже его в кармане джинсов обнаружил. Смеялись потом с женой, какой я клептоман. Храним его до сих пор — он такой милый, кругленький. В общем, этот магнитик стал внезапно талисманом нашей семьи».

«Где я в чистом поле возьму горячую воду и полотенца?!»

Александр Ш., папа Никиты (17 лет): «Мне приходилось присутствовать на родах. Причем дважды. Второй раз — у жены, а первый — у соседки по даче. Она вдруг решила родить, а я на оказался единственным трезвым водителем. В общем, я ее в ближайшую больницу повез и … не довез. Рожали в поле. Конечно, все в состоянии аффекта: и роженица, и родственники ее, которые с нами увязались, и я.

Медицинского образования у меня нет, но я ходил на курсы оказания первой помощи. Так что какая-никакая теоретическая база имелась. Если не считать того, что от самой ситуации можно нервно обхохотаться, то вспоминается первая мысль: «Где я в чистом поле возьму горячую воду и полотенца?!».

Самое счастье было, когда доктора к нам доехали. Сотовые телефоны тогда уже имелись у многих, да только связи еще не было, особенно на границе с Новгородской областью. Послали попутку в больницу, там единственная рабочая машина на выезде. Хорошо, водила проникся моментом и сам бригаду доставил.

Самым сложным в той ситуации для меня было успокоить истерящую главную участницу процесса и ее родню. Ну, и самому как-то надо было не впасть в отчаяние, а что-то делать — роды принимать.

А когда жена рожала, я к делу подошел уже, пардон за тавтологию, со знанием дела. Обошлось без истерик. Я уже «опытный» акушер, и жена у меня с медицинским образованием. Мы заранее обговорили, что я буду присутствовать, все шло согласно плану. Хотя есть один момент: жена меня иногда попрекала, что ребенка первому мне дали, а не ей, видимо, это ее очень задело. Сложным оказалось после всего этого домой попасть: роддом на одной стороне Невы, а мой дом — на другой. Большеохтинский мост развели, а Вантовый еще толком не построили. И меня еще случайно в гардеробе роддома заперли. Так и встретил рассвет — на лавочке в гардеробе…».

«Вроде дров не наломал»

Николай Орловский, папа Даниила (17 лет), Софьи (10 лет) и Артемия (5 лет): «Я «рожал» всех троих. Даниила — от первой жены, других — от второй. На родах я старался всех развлекать: анекдоты травил, прикалывался, шутил. Когда на свет должен был появиться Артемий, я поругался с фельдшером скорой. У нас в клинике Алмазова была готова личная палата с интернетом и тв. А фельдшер отказался нас везти туда из Колпино, мотивируя это тем, что жена вот-вот родит. Ну, потом мы с ним помирились и посмеялись над ситуацией. Дядька признался, что понял меня прекрасно, сказал, что на моем месте вел бы себя точно так же. Но мне до сих пор стыдно за то, что грубил и хамил. Вроде дров не наломал и извинился сразу. Сейчас с женой вспоминаем, смеемся над этим».

«Я просто не знал и сожалею до сих пор»

Антон Хорин, папа Марка (22 года), Софьи (14 лет) и Дарьи (7 лет): «На первых родах мне надо было буквально физически помочь жене «выдавить» ребенка — голова вышла, а плечи застряли. Но тут не то, чтобы стыдно, я просто не знал и сожалею до сих пор. Как мне позже пояснили, надо было на жену чуть ли не наорать, чтобы тужилась, и самому обхватив живот, выдавливать как из тюбика, ребенка. А так… пока акушерка давила верхнюю часть живота, у Марка пережало шею на выходе немного. Итог — увы, плохое зрение. В остальном все прошлой удачно. Выводы я сделал: убеждать жену, чтобы не ленилась и не расслаблялась. И еще один вывод из первого случая: на родах нельзя экономить! Выбирайте самый лучший роддом, самых лучших акушерок, читайте отзывы!».

Педагог-музыкант, руководитель и солистка музыкального коллектива, мама двоих сыновей. Все публикации автора »
1
1
238
КОММЕНТАРИИ0
Педагог-музыкант, руководитель и солистка музыкального коллектива, мама двоих сыновей.
Все публикации автора »
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ