Ольга Савельва: «Экспресс-взросления не получилось. Внутренний кукусик захныкал и запросился на ручки»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Ольга Савельва: «Экспресс-взросления не получилось. Внутренний кукусик захныкал и запросился на ручки»

Тема сепарации детей, пожалуй, относится к разряду вечных. Вот и писательница, мама двоих детей, Ольга Савельева не обошла ее стороной. Рассказ «Взрослый», который вошел в ее новую книгу «Легче! Как найти баланс в жизни, если все идет не по плану», — как раз о психологической зрелости у детей. Точнее — о том, как прошел ее с сыном первый опыт самостоятельности. С разрешения издательства «Эксмо» публикуем этот рассказ полностью.

Фото: Ivan Samkov, pexels

Ольга Савельева

Ольга Савельева — писательница, блогер с аудиторией 230 тысяч человек, мотивирующий лектор, победитель премии OZON в номинации «Лучшая художественная книга». Автор бестселлеров «Апельсинки», «Попутчица», «Два сапога», «Ну ма-а-ам», «Лучше». Книги Ольги Савельевой выпущены общим тиражом более 150 тысяч экземпляров.

В сборник «Легче! Как найти баланс в жизни, если все идет не по плану» вошло 42 истории о том, как любой прожитый день трансформирует нас, помогает найти себя и делает мудрее.

Мама Данилы и Кати.


«Взрослый»

Когда нашей дочери Кате исполнилось шесть лет, все стали спрашивать, планируем ли мы отдать ее в школу в этом году. Основной аргумент: «Она же уже читает и считает, а значит, вполне готова к школе». Я так не считаю.

Готовность к школе — это совсем не про таблицу умножения и буквари. Это талант адаптации к сложному социуму и психологическая зрелость.

В качестве аргумента я привожу недавнюю ситуацию с сыном, который ровно в два раза старше Кати.

Ему 12 лет. Он у нас такой брутальный, самостоятельный, немного уставший от родительских нравоучений подросток в пубертате (я называю пубертат возрастом закатившихся глаз). Я со своими супами, уроками и «надень шапку» вызываю неизменное выражение лица «ну ма-а-а-ам».

12 — это возраст активной сепарации, вот это «я взрослый», «я не ребенок», «да не надо меня провожать/кормить/опекать». Я сам!

Мне сложно принять его стремление быстрее стать «отрезанным ломтем», но я понимаю, что это необходимый этап взросления, поэтому я честно стараюсь.

Однажды мы с сыном вдвоем сидели в комнате и у меня зазвонил телефон.

Турагент в панике сообщила, что у Дани загранпаспорт — единственный из всей семьи — не проходит по срокам: чтобы вылететь в Египет, нужно, чтобы срок его действия был минимум на полгода дольше, чем дата возвращения из отпуска. Мы все проходили по этому критерию, а Даня — нет.

— Сколько у меня есть времени сделать сыну новый паспорт? — напряженно спросила я у турагента.

— Два дня.

— Ого.

Дальше начались панические поиски и звонки. Срок изготовления заграна — месяц. Никто, даже из-под полы, не готов был сделать это за два дня.

Даня слушал, как я в ужасе пытаюсь спасти наш накрывающийся медным тазом отпуск, и вдруг говорит:

— Мам, а ты меня спросила, что я хочу?

— В смысле?

— Ну что я хочу больше: на море или пожить эту неделю один.

— Ты хочешь на море, — безапелляционно заявляю я.

— Нет, мама. Это ты хочешь, чтобы я на море с вами полетел, потому что тебе так спокойнее. А я хочу совсем другого.

— Чего?

— Моя мечта — пожить одному хоть несколько дней. Я же много раз тебе об этом говорил.

Это правда. Говорил. Много раз. Но куда ж мы денемся из своей квартиры? Да и мал ты еще, сын, один жить!

Но дальше ситуация сложилась именно так: надо было или отменять отпуск, терять деньги, или... соглашаться на внезапно подвернувшийся эксперимент по самостоятельному проживанию ребенка 12 лет.

Ну, «самостоятельное» оно очень условно — бабушка и дедушка рядом, на подхвате, контроле, друзья и соседи — тоже.

Но для Дани — все равно испытание.

Мы начали подготовку к эксперименту. Я научила его готовить самое простое: пельмени, яичницу, горячие бутерброды, макароны с сосисками. Научила пользоваться посудомойкой, убираться.

Нести ответственность за животных — обычно как: животных завели детям, а кормить, гулять, убирать за ними — родителям.

Были даны указания, где брать постельное белье, если его друзья придут ночевать (ну, а что, кто-то сомневался, что придут?).

Мне казалось, что мы предусмотрели все. Даня очень ждал нашего отъезда. Предвкушал свободу. Спрашивал: «Ну вы скоро? Скоро?» Ему не терпелось побыть взрослым, прямо ладошки потирал.

— Тебе не обидно оставаться? — переживала я.

— Да это лучший из возможных подарок мне на каникулы, мам! — искренне уверял сын.

В общем, мы улетели.

Фото: getinspo.co, Bibhash Banerjee, pexels

Я с собой договорилась, что это правильно, что так я покажу сыну, что доверяю ему и вижу в нем взрослого парня, а не малыша, которому ничего нельзя доверить. Я видела, как ему это важно. Муж полностью поддержал меня, сказал, что сын у нас — мужик, а не тютя и переживать не за что.

— Мам, ты что, мне не доверяешь? — спрашивал Даня каждый раз, когда ловил меня на переживаниях по поводу нашего грядущего с ним расставания.

Доверяю, сын. Доверяю.

Ладно. В конце концов, это всего неделя. И в конце концов, когда-то же надо начинать... привыкать к тому, что твой ребенок — взрослый.

В общем, «Один дома».

А дальше... дальше случились форс-мажоры. Но все эти форс-мажоры на самом деле не форс-мажоры, а просто жизнь.

Если смотреть на события не как на проблемы, а как на незапланированные трудности, то жизнь перестает казаться сложной, становится просто непредсказуемой и оттого интересной.

Сначала мы вместо пяти часов добирались до места 11 (был сильный туман, задержки в аэропорту) и были без связи. Все это время, особенно финальные пять часов, Даня очень боялся, что мы разбились (ну еще бы, мы же всегда домысливаем только плохое) и поэтому не выходим на связь. Он паниковал, даже плакал.

К моменту, когда первое сообщение о том, что мы в порядке, на месте и все с нами хорошо, дошло до него, он был уже почти в истерике: «Я уже не знал, что и думать! Лучше бы с вами полетел! Не хочу тут один!»

Я решила, что эти слова продиктованы пережитым страхом и он так не думает.

Потом он поссорился с друзьями. Потерял хомяка (хомяк сбежал под кровать, а оттуда в другую комнату, но опасность была в том, что у нас, помимо хомяка, проживает еще кошка-охотница).

Перегулял и схватил сопли. Скучал. Сильно скучал. Отчаянно скучал.

Потом у него сломался телефон — сын остался без связи...

На этом моменте дедушка не выдержал и похитил внука себе. Потому что так было спокойнее всем: и сопли под контролем, и телефон чинится, и обнимашки.

Сын попросил второй шанс на оставшиеся три дня — и получил его.

Он справился с самостоятельностью на финише нашего отпуска отлично, но мы каждый день писали ему: «Ну, послезавтра уже увидимся!» или «Ну, уже до завтра!» Возможно, это помогло ждать.

Потом, когда мы вернулись и обсуждали с сыном, почему так сложно ему дался пробник новой жизни, он сказал: «Мам, я сам не ожидал, что во мне включится этот режим „кукусика“».

Смешно он сформулировал. Перевожу. Экспресс-взросления не получилось. Внутренний кукусик захныкал и запросился на ручки.

Ему самому казалось, что он взрослый мужичок: все знает и умеет. И совершенно случайно эта ситуация показала ему, что он — даже в 12 — еще совсем ребенок.

И это нормально. Взросление происходит постепенно, а не внезапно, и не надо прогонять своего внутреннего ребенка никуда, не надо его усиленно взрослить. «Наслаждайся им, сынуль. Кукусиком своим. Мы получили отличный опыт, узнали, что ты сам себе казался взрослее, чем есть, и „продал“ нам эту уверенность тоже, но по факту эмоционально — ты мой маленький малыш, иди обниму».

Хороший получился, полезный опыт. Про то, что возраст в цифрах и возраст в душе — разные вещи.

В следующий отпуск полетим только вместе.

1
1
400
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ