Периодизация кризисов брака: «Вариантов проскочить у семьи нет!»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Периодизация кризисов брака: «Вариантов проскочить у семьи нет!»

В материале, посвященном семейному счастью и сохранению отношений в тонусе, психолог Леонид Третьяк дал всем парам совет: «Будьте внимательны к кризисам!». «Литтлван» решил развить тему и поговорить с ним о периодизации кризисов брака. А также выяснить — есть ли шансы спасти семью, даже когда кажется, что наступила точка невозврата?

Фото: Hutomo Abrianto, Unsplash

Леонид Третьяк — психотерапевт, психолог, гештальт-практик, супервизор. Член координационного Совета российской психотерапевтической ассоциации, Ассоциации когнитивно-поведенческой терапии, общества практикующих психологов «Гештальт-подход»; сопредседатель Совета супервизоров; руководитель секции гештальт-терапии, действительный член Санкт-Петербургского психологического общества.


Кризисы в браке: природа, опасности и хронология

— Что такое кризис?

— Кризис — это фокус на то, есть ли в актуальных отношениях внимание к вашим потребностям и к развитию.

— Можете объяснить его природу?

— Представьте состояние влюбленности — приподнятое настроение, идеализация партнера, когда он попадает в ваши ролевые ожидания, у вас низкая степень критичности. Вас влечет к человеку, а отчего влечет, непонятно — пресловутая «химия». Оценку партнера мы делаем бессознательно. Состояние влюбленности длится 9-17 месяцев (есть исследования, подтверждающие этот срок как средний в популяции). А дальше наступает некоторое разочарование. Если идеализация была незрелая, то есть исключительно сексуальная страсть являлась изначальным двигателем отношений, пара расстается. Но если идеализация периода влюбленности имела под собой основания, то есть произошло бессознательное считывание желаемых качеств, она является основой для более зрелой любви. Бессознательно считываются очень многие параметры. Например, запаховая привлекательность партнера, которая отвечает за формирование влечения («химия любви» воспринимаемая, но не всегда доступная сознательному отражению) или тканевая совместимость (гистосовместимость). Не менее важны и привлекательные черты характера, анализ которых также проходит в основном на подсознательном уровне. Вы делаете вывод: тот, кого я выбрал(а) — лучший для меня человек. И можете спокойно проживать этот кризис, чтобы выйти в новом качестве.

— Какой период наиболее опасен для семьи с точки зрения кризисов?

— Наибольшее количество разводов приходится на период с 3,5 до 4 лет брака.

— С какой интенсивностью происходят кризисы в семье?

— Начиная с кризиса первого года жизни, они склонны повторяться примерно один раз в 3–3, 5 года. И этому есть объяснение.

— Какое?

— Пара встречается, решает построить отношения. Женщина беременеет, рожает. Тот к году-полутора становится более автономным, его можно начать оставлять с бабушкой, няней или на тихий час в комнате — у пары появляется возможность проживать кризис. Через 3,5 года ситуация повторяется с новым ребенком. Если он не рождается, то пара старается найти замену, «символического ребенка». Это может быть совместный проект, повторяющаяся деятельность, допустим, занятие танцами или туризм, совместный бизнес либо строительство дома.

Кризис первого года жизни

Фото: Damir Spanic, Unsplash

— Поговорим подробно о кризисах, которые встречаются на пути пары, и с чем они связаны? Первый — это…

— Это кризис первого года жизни. Спустя примерно год наступает легкое разочарование. Идеализация разрушается и происходит кризис. То, как он пройдет, зависит от зрелости партнеров. Если человек склонен к огрубленным оценкам, то именно в этот момент пара разрушается. Встречалось вам: «Ты талантлив, но разбрасываешь носки!»?

Еще когда люди живут вместе на одной территории, они начинают воспринимать друг друга как родственники (срабатывает биологическая защита от инцеста) — эмоциональное тепло и нежность вытесняют страсть, сексуальное желание, развратные желания по отношению к друг другу. Люди импульсивные, эмоционально-неустойчивые, склонные к категорическим оценкам ситуации, воспринимают данное торможение сексуальности как полную утрату любви и окончательную утрату страсти.

— Каковы характерные признаки этого кризиса?

— «Разлюбил», «не могу», «не хочу». Но это «разлюбил» — просто неумение партнеров говорить о своих потребностях в сексе и о том, что им хочется получить в нем. Измены в этот период связаны с изменением сексуальности в паре и невозможностью преодолеть это легально путем разговора.

— Как обойтись здесь минимальными потерями?

— Важно выстроить семейный ритуал, построить семейный бюджет, договориться, кто будет входить в дом, а также отстроить границы в отношениях с родителями. Родительская семья выступает для каждого из супругов в качестве мощного магнита. Если в паре нарастают неразрешенные противоречия, а родители находятся психологически слишком близко и чересчур стремятся вмешиваться в отношения, раскол становится практически необратимым. Мамы и папы бессознательно катализируют и поддерживают супружеские конфликты детей.

— А польза от этого кризиса есть?

— Много семейных опор закладывается именно в этот период. Те пары, которые прошли этот кризис, имеют большой задел на будущее. У них формируется супружеская диада — союз людей, которые поняли и приняли друг друга, разочаровались, но сохранили идеализацию: «Ты самый лучший человек для меня». У них выработалась культура контакта и культура конфликта. Они сохранили личную автономию и отстроили границы от родителей: ни мамы, ни папы не имеют власти над ситуацией жизни молодой пары. В ней появляется возможность для появления ребенка. Если беременность не наступает, то нужны объекты, стабилизирующие семейную систему: общий бизнес, жилищный проект, ипотека.

Третий год — это угроза

— Когда ждать следующий кризис?

— Если первый год — формирование диады, то третий (люди к этому времени успевают насладиться друг другом, появляется третий человек в семье) — это угроза. Мать и новорожденный — единая система. Они сильно зависят друг от друга. И отец оказывается на периферии. Способность вызывать любовь заложена у детей биологически: беспомощность потомства тормозит агрессию даже некоторых рептилий, а у млекопитающих автоматически активирует инстинкт заботы. У матерей он включается в момент родов, а у мужчин — не сразу. Он активируется непосредственно включением в заботу о ребенке. Но нередки комплиментарные семьи, где мужчина исповедует принцип: «Я зарабатываю, ты заботишься о ребенке». У них есть большой риск не пройти кризис. Еще часто к ребенку ревнуют мужчины зависимого склада. Они втягивают жен в бессознательную конкуренцию с собственными матерями, которых представляют более внимательными и заботливыми.

К тому же в этот период у женщины иногда меняется фигура, либидо падает, сексуальность приторможена. Она весь день занимается ребенком, ждет мужа с работы, чтобы пообщаться с ним. А он приходит уставший. Общаться у него нет никакого желания. Секс ему никто не предлагает. На руках у женщины висит непонятный ребенок. Растет раздражение. Каждый последующий виток спирали усиливает отчуждение: «С тобой не пообщаться! Ты в нашей жизни вообще не участвуешь!»; «Я не участвую? Да я зарабатываю, Я вам все обустроил!».

— Что делать?

— Нет четких схем. Но главное и первое — включать отца в семейную триаду, перестраивать обязанности так, чтобы у папы появлялось больше возможностей для заботы о ребенке. Дети слушаются отцов гораздо больше, чем матерей. Чем больше и прочнее связь папы и ребенка, тем семья становится дружнее. Но важно, чтобы родительские отношения в паре не заменяли супружеские. Как только начнете называть друг друга «мама» и «папа» — это тревожный звоночек! Дальше жена найдет подруг по счастью, муж — друзей, с которыми ему будет хорошо ходить на футбол. Близость уйдет. Поэтому в этот период нужно сформировать семейные ценности, ритуалы, отделяя при этом супружеские отношения от родительских. Важно триаду регулярно менять на диаду: отдать ребенка бабушкам или няне и иметь возможность уехать вместе за город, сходить в кафе, поговорить, посмотреть друг на друга новым взглядом, иметь возможность заняться сексом, не прерываясь на подгузники-укачивания-срыгивания. Так у партнеров будет сохраняться главное — способность договариваться и возможность менять план.

В обратном случае жена будет полностью поглощена заботой о ребенке, а муж вытолкнут на периферию. Женщины начинают противопоставлять диаду «мать-ребенок» супругу. Маленькие дети, вовлеченные в подобное противостояние, почти всегда выбирают сторону матери, что еще больше увеличивает отчуждение папы и поддерживают формирование патологической «антиотцовской» коалиции, куда включается жена, теща и ребенок. В этот период потенциальные измены в семье связаны именно с вытеснением отца на периферию семьи.

Если поставленная в этом кризисе задача не решена, а в паре появляются еще дети, то ситуация ухудшается.

— А кризис усиливается ситуацией с деньгами? Рождается второй ребенок, денег нужно больше, женщина продолжает не работать или делает это не в полную силу, возникает напряжение….

— Да, поэтому в период первых двух кризисов семье необходимо выстроить схему отношения с деньгами.

— Как это сделать лучше всего?

— Лучший вариант в современных условиях, когда у жены есть ее деньги, у мужа — его. И они образуют общий фонд «наши деньги». При этом там 80% могут быть средства мужа, потому что наша культура остается все-таки патриархальной, и у мужчин возможностей заработать больше. В дисфункциональных семьях тема денег никак не обсуждается. Он считает, что зарабатывает и отдает все в семью. Жена этими деньгами распоряжается. При этом мужу не нравится, как она этими занимается. Назревает конфликт: «Я так много работаю, чтобы обеспечить тебя, а ты неблагодарна!». А жена считает, что муж — крохобор. Она превращается в преследователя: «Деньги где?», считая, что он не любит ее, но при этом наверняка дарит дорогие подарки другим женщинам.

Интересно, что доминантные мужчины сами создают замкнутый круг. Ухаживая за женщиной, дарят ей дорогие подарки, развращают ее, а потом предъявляют претензию: «Тебе от меня только деньги и нужны!».

Кризис середины жизни

— Следующий кризис семи лет?

— Он часто совпадает с кризисом середины жизни. А ту ли профессию я выбрал? Там ли и с тем ли я живу? Человек критически пересматривает себя и понимает, что семья, которую он создал, является препятствием к реализации определенных потребностей и развития собственных качеств.

Фото: Eric Ward, Unsplash

В этот период измены и разводы возникают как переживание возможности поиска других вариантов жизни. Дисфункциональные семьи чаще всего ломаются именно в это время, не находя в партнере того, что искали прежде. Муж/жена становится препятствием для личного развития из-за того, что не сформировались общие ценности и увлечения. Приходит рутина, изменение физического облика, возможно, в предыдущем кризисе окончательно победила родительская подсистема: «мы мама и папа». Нарастает несовпадение сексуальных ритмов, супружеский секс не приносит удовольствия. Дети, переживая отчуждение между родителями, начинает страдать психосоматическими заболеваниями, накапливается депрессия у супругов.

— Когда этот кризис приводит к разводу?

— Когда отрицательных эмоций, связанных с партнером, становится значительно больше, чем положительных.

— Что может помочь?

— Индивидуальная психотерапия, когда каждый партнер отстроит свои границы и для начала услышит и почувствует самого себя: «Что я хочу?», «Что мне нравится в жизни?», «Что меня не устраивает в нашей паре?». За ней может следовать следующий уровень — семейная психотерапия: «Почему в своей семье я не все могу реализовать?».

Но, увы, в этот период разочарование партнера может стать окончательным, и хэппи-энда не случится просто потому, что рядом действительно оказался не тот человек и много лет партнеры не сближались. Но в тех семьях, где изначально была любовная идеализация, ее можно реанимировать, сделав шаг назад: «Почему я выбрала именно этого мужчину/женщину?».

Здесь каждому члену пары важно не играть в развод и в манипуляцию, а принять возможность: «Да, мы можем развестись». Нужно запустить творческий поиск общих ценностей: «Что тебе нравится? А что мне? Как мы можем найти компромисс?». Большое значение имеет также временная перспектива семьи, образ совместного будущего, идеал целей. Общие планы побуждают формировать общие ценности.

— Без психотерапии не обойтись?

— Увы, без посредника в качестве семейного терапевта в этом кризисе пара не выдержит уровня отрицательных эмоций. А ведь каждый последующий кризис тем сильнее, чем хуже был пройден предыдущий: поэтому с этого момента большинству пар сложно будет выходить из кризисов без помощи психолога или психотерапевта. Маленькая трещинка, появившаяся на первом году семейной жизни, станет расщелиной на третьем и седьмом. А на четырнадцатом и двадцать пятом она просто разорвет брак.

— Зная это, нужно инвестировать в семью в этот период?

— Да, именно кризис седьмого года жизни — это переустановление семьи, принятие семейной конституции: «Зачем мы вместе, что мы хотим?». Это в идеале. Но если в семье появился первый ребенок, второй, третий… — некогда об этом подумать, другие задачи. И они подмывают фундамент. Здесь важно вводить ритуал «семейные беседы»: формат, при котором муж и жена, оставаясь вместе, могут поговорить на тему, что они хотят от жизни. Если механизм разработан, контакт есть, то пара способна быстро переформатироваться. Но дисфункциональные семьи в этот момент уже не могут говорить — много вины, гнева, запретов, сексуальное отчуждение. Поэтому при сближении случается взрыв, конфликт. И это маркер того, что нарушен диалог.

Кризис «опустевшего гнезда»

— Следующий кризис через семилетку?

— Его симптомы не новы, мы их проговорили выше. Они просто усугубляется на этом витке. Добавляется новое — у мужчины немного падает уровень тестостерона, снижается либидо. А у женщины случается расцвет сексуальности. Пары с разницей в возрасте, где он старше ее, могут прочувствовать это еще острее. В общем, в семье уже накопилась дисфункция в сексе.

Кроме того, уйма нерешенных проблем супругов катализируются детьми. Особенно в дисфункциональных семьях, где не решен вопрос с автономией ребенка. Задача сепарации — обесценить родителей: «Они ограниченные старомодные люди», а это угрожает устоявшейся, но очень хрупкой внутрисемейной иерархии. Подростки могут начать себя вести асоциально. Родители, не выдерживая напряжения, обращаются друг к другу за поддержкой, а поскольку у них нет общих ценностей, она не случается. Начинается обмен взаимными претензиями. Повторяется кризис семи лет, но с большей интенсивностью.

— Какой выход?

— В этот период родители также приходят в семейную терапию «через проблемы» подростка: «У нашего мальчика / девочки булимия / анорексия / зависимости / трудное поведение в школе». Проблемы ребенка до 10 лет, как правило, не носят исключительно индивидуального характера. Это проблемы семьи, родительской пары. И только с 14 лет подросток — это уже человек с собственными внутренними конфликтами и их динамикой, но он все равно отражает своим поведением семейную ситуацию. В этот момент происходит парадоксальное — родительская пара объединяется в борьбе за сына или дочь. Если эта попытка проходит неудачно, партнеры расстаются: «Ушел ребенок, непонятно, что мы делаем рядом, жизнь прошла неудачно, ему мы не нужны», и случается кризис «опустевшего гнезда».

Вместо эпилога: может, лучше развод?

Фото: Jackson Simmer, Unsplash

— Как все-таки понять: то, что происходит в семье, является именно кризисом, а не чем-то другим?

— По революционной ситуации. Помните ленинское: «Верхи не могут, низы не хотят»? Так, как раньше, мы уже не можем. Появляется какое-то новое качество. Мир поменялся, время другое, решать проблемы привычным способом уже не получается, семейный ритуал не срабатывает. Еще один признак отрицательные эмоции к партнеру начинаю преобладать над положительными. Его чаще приходиться терпеть, чем любить и наслаждаться его обществом. И здесь акционерам ООО «Семья» важно собираться и обсуждать, что происходит. Слушать, что хочет партнер. Слышать себя. Никаких правил, как должно быть. Мы столкнулись с неопределенностью, и пора передоговориться. Хорошая новость — передоговориться можно. Если вы на самом деле этого хотите.

— Что сделать, чтобы пара не стремилась расстаться, споткнувшись о первый же кризис?

— Контакт — это обмен различиями. Практически в каждой паре есть центробежный динамический противовес центростремительной силе, который ее разбрасывает в стороны: разные интересы, лояльности к работе, друзьям, расширенная семья, то есть включающая родителей, братьев и сестер и близких родственников супругов. А центростремительные силы — это те, которые объединяют двух человек. Задача пары, особенно в ранний период, — находить и укреплять центростремительные силы и противостоять центробежным.

— Но почему множество семей не в силах преодолеть кризисы?

— Современное эгоцентричное общество злоупотребляет инструментом развода. Нарушена культура внутрисемейного диалога. Задача людей, состоящих в браке и желающих остаться в нем, — учиться культуре конструктивного конфликта. Те, кто готов решать эту задачу, имеют хорошие шансы на то, что лодка уцелеет. Важно понимать — это не партнер у вас плохой. Это кризис. Вариантов проскочить у семьи нет. Но есть хорошая новость — в здоровых семьях кризисы могут проходить легко, мягко и даже незаметно. А там, где люди плохо понимают себя, дисфункция нарастает, будет простой сценарий: развод — следующий брак — развод — следующий брак. И так по кругу.

В некоторых случаях развод является неизбежным и более благоприятным вариантом развития ситуации, так как сохраняет ресурсы и самоценность супругов от окончательной деструкции. Это иногда единственный выход, если супруг страдает тяжелым расстройством личности и отказывается что-либо делать для коррекции собственного поведения и отношений. Если дисфункция в паре усиливалась за счет комплементарности патологических механизмов, как в классическом примере, где он хронический алкоголик, а она контролирующий спасатель, то оба супруга могут почувствовать значительное облегчение после развода. Возможно даже он спонтанно перестанет пить, а у нее пройдут панические атаки без всякого дополнительного лечения.

1
0
5651
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ