Ирина Млодик: «Нужно дать детям возможность прожить злость»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Ирина Млодик: «Нужно дать детям возможность прожить злость»

Однажды наступит тот день, когда ребенок впервые проявит агрессию. Топнет ногой. Стукнет вас кулачком или ведерком. А потом окажется, что это был не разовый выпад. Что агрессия — это то, что случается с ним время от времени, а в подростковом возрасте и вовсе становится почти перманентным состоянием. Что делать? Как действовать? На вопросы «Литтлвана» ответила психолог Ирина Млодик.


Ирина Млодик — психолог и психотерапевт в области детско-родительских отношений, кандидат психологических наук, автор книг по детской психологии.


Часто у ребенка нет другого пути

— Что такое агрессия? И откуда она у детей?

— В психологии считается, что это естественное, всем присущее поведение. Шкала агрессии может включать в себя разные оттенки переживаний. От незначительного раздражения, разочарования и недовольства мы можем через злость, гнев и возмущение приходить к ярости, ненависти и желанию разрушить, убить и уничтожить. Маленькие дети обычно прямо проявляют свою агрессию. Они могут кричать, ругаться, пинаться, швырять, цепляться за маму, бросать игрушки. Часто у ребенка нет другого пути, чтобы заявить о собственном неблагополучии — дискомфорте, голоде, холоде, боли и страхе.

— Агрессия-злость-жестокость — где между ними грань?

— Про агрессию я уже сказала. Злость — часто естественная реакция, эмоция, которая может рождаться в ответ на какое-то внутреннее или внешнее событие. А жестокость — это либо проявление психопатии, психических нарушений. И тогда стоит обратиться к детскому психоневрологу. Либо реакция, рождающаяся в ответ на проявляемую жестокость родителя, на его сознательное или бессознательное желание заставлять ребенка страдать. К примеру, у мамы или папы отсутствует эмпатия и способность понимать чувства других людей либо есть садистические наклонности. Тогда жестокость, проявляемая родителем, может переноситься ребенком на все отношения с миром.

— То есть, если агрессия ребенка выражается в жестокости, нужно сначала смотреть на себя?

— Да. Приглядитесь, не были ли вы или ваши близкие жестоки с ребенком. Проверьте, понимает ли он чувства других людей, осознает ли, что заставлять других людей испытывать боль и страдать — это плохо. Обратитесь к детскому психоневрологу, если жестокость повторяется часто, и ребенок постоянно игнорирует границы, запреты, не воспринимает ничью власть и лишен эмпатии.

Одергивать и ругать — не лучшая родительская реакция

— За что нужно ругать-одергивать ребенка, а за что — нет?

— Одергивать и ругать — не лучшая родительская реакция. Выглядит это как тушение пожара бензином: агрессия в ответ на агрессию. На неадекватно проявляемые агрессивные чувства лучше ставить границу — говорить: «Стоп!», телесно останавливать ребенка, который готов ударить другого. Остановите запретом, а дальше, когда ситуация нормализуется, можно будет вместе с ребенком обсудить, что произошло.

— Если ребенок агрессивно ведет себя не только с посторонними, но и с родителями, бабушками-дедушками, как адекватно реагировать?

— Различайте чувства и действие! Чувства можно выражать в форме, приемлемой в вашей семье. А вот проявлять агрессивное действие, направленное на близких, нельзя. Останавливайте ребенка как словесно, так и физически, когда он заносит руку, кусает, бросает что-то в родных. Будьте тверды и последовательны в своих запретах. Озвучивайте чувства ребенка и свои действия: «Ты злишься, что я не разрешаю тебе смотреть мультики. Но бить меня нельзя. Ты можешь возмущаться, но не бить!».

Если возможно, хорошо бы понять причины злости, осознать, что за ними стоит и устранить этот дискомфорт. Если это невозможно, нужно выдержать естественную реакцию ребенка на неприятное событие. Вспомните себя! Мы бы и сами хотели, чтобы кто-то мог выдержать наши агрессивные реакции на то, что нарушает гармонию, уверенность или покой.

Ребенок злится, что вы ему что-то запрещаете, ставите границу, не даете? Вы обозначили, что нельзя бить маму, отнимать игрушки у брата, пинать кошку, даже если очень рассердился, отнимать у других детей их вещи? Понятно, ребенок этим недоволен! Не стоит ждать, что ваша граница или запрет будут приняты с воодушевлением — наберитесь сил выдержать злость ребенка. Он имеет право защищать свое и себя, не нарушая при этом чужих границ.

— А если ребенок обвиняет родителя: «Ты плохая, ты мне не разрешаешь!»?

— Когда говорит такое или хочет ударить — он желает причинить вам боль. Если вы поставите границу, проведете запретную черту, за которую нельзя переходить, но при этом примите его чувства, боль и злость, рождающиеся на запрет, то ему же будет легче. Говорите: «Я хорошая, просто ты злишься, и это естественно, ты хотел, а я тебе не разрешаю».

Подросток будет много злиться

— Если агрессия уже не у малыша, а у подростка — будет ли отличаться модель поведения родителей?

— Подростки вообще агрессивны в силу особенностей их кризиса. Кризис заставляет их злиться и протестовать, чтобы прожить еще одну главу сепарации, отделения от родителей и становления. С подростком вам предстоит больше выдерживать и больше договариваться, потому что родительская власть уже не так сильна, как с малышом. Приказать, потребовать и ждать, что вас послушаются, уже не получится. Потому что задача подростка в кризисе — выйти из модели послушания и приобрести взрослые модели решения вопросов: договариваться, решать совместно, выдвигать аргументы, убеждать в своей способности сделать. И нам важно поддержать эту силу в нем, потому что в эру беспрекословного послушания вам с ним уже не вернуться.

Подросток будет много злиться, и важно следить за приемлемой формой, в которой агрессия выражается. Например: «Я понимаю, что ты возмущен, что я запрещаю тебе, но хамить мне нельзя», или просто: «Это грубо», «Подыщи, пожалуйста, более цивилизованную форму своей злости». Особенно актуально, если подростку предстоит с вами договориться о чем-то.

— Есть риск, что он просто «хлопнет дверью» и уйдет, что не захочет искать цивилизованную форму выражения злости, договариваться. Или посчитает, что силой добиться чего-то проще. Как действовать в такой ситуации?

— Конечно, подросток может «хлопнуть дверью» — особенно если он чувствует свое бессилие что-то вам объяснить и доказать. Или таким образом он скопирует ваш способ выхода из сложного разговора. Если он так сделал, нужно время, чтобы пережить это событие. И вам, и ему. И потом вернуться к разговору. Уйти «насовсем» подростку вряд ли захочется: только если или он психически неблагополучен или если семейная система не понимает, не принимает, не слышит и не готова делать шаги ему навстречу.

А фраза «что-то добиться силой» — странная для меня. Она говорит о том, что родители совершенно не являются авторитетом для подростка. Совсем. И в таком случае им стоит подумать о своей родительской позиции, родительской власти и обратиться к психологу, если сами не могут в этом разобраться.

Важно постепенно научить ребенка рефлексировать

— Есть ли рекомендации, как научить ребенка правильно и безопасно для себя выражать агрессию и злость?

— Родителям важно постепенно научить ребенка рефлексировать и называть свое состояние: я устал, проголодался, мне скучно, я скучаю по маме, я боюсь громких звуков, я хочу домой, хочу еще поиграть. Это поможет ему реагировать не только криком, а разговаривать, сообщать родителю о своих сложностях или вообще о том, что происходит.

— А как лучше потушить приступ детской злости и агрессии?

— Самое лучшее — дать возможность прожить злость. Если необходимо отреагировать на агрессию, и ребенок уже в безопасной ситуации, то поможет какое-то действие. Нужно телесно почувствовать: иногда что-то порвать, иногда пнуть, разбить, что-то ударить, расколотить, бросить. Можно использовать крик, слова или просто голос. А потом, выпустив пар, обсудить, что произошло.

— Во многих американских школах вводят уроки йоги. По заключениям учителей, после них дети нормализуются, становятся спокойнее, лучше сосредотачиваются, агрессия и злость уходят. Имеет ли смысл учить ребенка техникам дыхания и расслабления, не дожидаясь подобных инициатив от российской системы образования?

— Здесь нет единого совета. Йога — отличная практика, но я не уверена, что она подойдет всем. Детьми с СДВГ двигает не столько злость, сколько тревога, и если она от занятий снизится, то это отличный выход. В то же время холеричному ребенку трудно удерживаться в неспешном ритме йоги: кому-то, чтобы сосредоточиться, нужно побегать, побороться, выплеснуть ту энергию, что накопилась. И здесь взрослым важно помнить, что детская энергичность и активность — это нормально.


Основные правила взаимодействия с детской агрессией от Ирины Млодик

  • Злость мы учимся выражать не физически, а словами. Мы не причиняем вред живым существам, в том числе себе, не разыгрываем ее, совершая нападения на живое, а пытаемся вербально сообщить о своем дискомфорте, несогласии, боли.

  • Агрессию лучше выражать прямо. Пассивную агрессию, которой грешат некоторые взрослые (игнорирование, обиды, молчание, отвержение, манипуляции, сарказм, высмеивание, унижение), потом перенимают дети. Она разрушает отношения между людьми.

  • Важно уметь выбирать, в какой момент можно проявить прямую агрессию, сообщить другим людям, например, о том, что они нарушают ваши границы, и вам это не нравится, а когда лучше смолчать, поскольку выражение прямой агрессии небезопасно.

  • Постоянно подавлять в себе агрессивные чувства вредно. Это приведет к аутоагрессивному поведению. Человек в этом случае начнет сознательно или бессознательно причинять себе вред, болеть, получать многочисленные травмы. Постоянно подавляемая агрессия к подростковому возрасту может привести к депрессии и суицидальному поведению.

  • Наиболее приемлемые способы выражения агрессии: «со мной так нельзя», «нет», «мне это не подходит», «мне не нравится, когда вы…», «мне плохо (больно, скучно, страшно и так далее), когда происходит то-то и то-то», «я возмущен», «я в ярости».

  • Если ребенок играет в агрессивные игры или разрушает самолично построенный замок — он не нарушает ничьи права и границы. Это его способ обходиться с внутренней и внешней агрессией. Часто детские агрессивные игры или рисунки являются отличной самотерапией. В нее не следует вмешиваться и поправлять. Разве что вы можете поинтересоваться: «Почему или за что крокодильчик так лупит львенка?», — и, возможно, вы узнаете что-то из внутренней жизни вашего ребенка. При этом не надо советовать непременно быстро примирить львенка и крокодильчика. Ребенок преследует свою цель — прожить агрессивные импульсы.

P.S.

— Родитель тоже может злиться на ребенка! Стоит подавлять это в себе на благо детей?

— Злость родителя вполне естественна. Ему может быть больно, неудобно, страшно. Но лучше, если злость выражается в прямой форме, словами. Те родители, которые много сдерживаются, могут и ударить. Удержанная злость копится и превращается в нарастающее напряжение, которое потом неизбежно разряжается или превращается в аутоагрессию. Ребенок, кстати, тоже в плюсе, если родитель выражает свою злость прямо: он учится выдерживать его злость. И ему значительно легче, когда реакция адекватна ситуации или проступку, когда он уверен в привязанности родителя. В этом случае родительская злость для ребенка не будет равна навсегда потерянной любви.

2
0
6198
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ