Анастасия Мельникова: «Я была рабом своего ребенка и на всю жизнь им останусь»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Анастасия Мельникова: «Я была рабом своего ребенка и на всю жизнь им останусь»

Дочери актрисы Анастасии Мельниковой Маше уже шестнадцать. До десяти лет ее баловали и ни в чем ей не отказывали. Анастасия считает, что чем больше она позволяет дочери, тем требовательней и ответственней по отношению к себе она вырастет. Оправдал ли себя такой подход в воспитании, стоит ли все-таки наказывать детей и как строятся отношения мамы и дочери сейчас, актриса рассказала «Литтлвану».

Фото: Андрей Федечко

Анастасия Мельникова — телеведущая, актриса театра и кино, заслуженная артистка России, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга V и VI созывов. Окончила актерский факультет ЛГИТМиК, класс профессора И.П. Владимирова, а далее аспирантуру на кафедре сценического движения ЛГИТМиКа.

Воспитывает дочь Машу. Известна по фильмам «Русский транзит», «Улицы разбитых фонарей», «Агент национальной безопасности», «Литейный, 4», «Глухарь. Приходи новый год» и другим.

«Какая ты дрянь, Мельникова, лучше бы поставила в угол или отругала»

Настя, я хочу обсудить вопросы воспитания — какие у вас отношения с дочкой? Есть наказания, поощрения?

О наказаниях — это не ко мне! Я никогда в жизни на Машу не кричала, не ругалась, только объясняла, говорила, как надо. Я была рабом своего ребенка, и на всю жизнь им останусь! Ей можно было все до десяти лет: она никогда не убирала свою комнату, не заправляла кровать, вставала из-за стола, оставляя там посуду. Если она готовила, то кухня после этого была похожа на взрыв на макаронной фабрике. Я Машу баловала всегда и во всем, четко чувствуя, что чем больше я ей позволяю, тем скромнее и требовательней к себе она становится. Чем ты внимательней, чем больше любишь, тем более ответственной моя девочка становится. Это я заметила совершенно четко.

Это свойство характера?

Характер у Маши ангельский, дивный. Но если к этому добавить кучу обстоятельств, усталость, раздраженность на то, что у нее не получается (например, сейчас она старается алгебру понять, но не знает, как это сделать), то может случиться всякое. Был такой случай, когда ей было лет семь. Я плохо себя чувствовала, очень устала и три раза о чем-то ее попросила. А она: «Да, мамочка, конечно, сейчас сделаю». Вижу, не делает. Я встала и сделала сама. И я была поражена, что для Маши это оказался очень сильный момент воспитания чувств. Я смотрела на нее и понимала, что ей было бы легче, если бы я крикнула. Маша убежала к себе в комнату, а я сижу, плачу и пытаюсь разобраться, где я сделала ошибку. Думаю: «Какая ты дрянь, Мельникова, лучше бы поставила в угол или отругала, потому что морально для ребенка это оказалось слишком сильное потрясение!». И я понимаю, что Маша не сделала это по каким-то объективным обстоятельствам, просто она тоже безумно устала. Тут дочка заходит и говорит: «Мамуленька, только прости меня». И мы обе плачем. Какие тут могут быть наказания?

«Из спальни вышел крокодил»

Но такой способ ведь не всем подходит!

Конечно! Я не могу давать никаких советов другим. Надо исходить только из личности собственного ребенка! Машу, которая тонко чувствует малейшее мое настроение и сама тут же видит свою ошибку, признает ее, приходит и пытается исправить, можно воспитывать так, как я. А какого-то другого ребенка это может испортить навсегда. Я помню, у нас была дивная история. Маше было лет 12–13. Она оделась с утра в школу. Смотрю, из комнаты вышел крокодил. В абсолютно не сочетающихся вещах…

Маша была при этом крайне довольна собой?

Она была в полном восторге от себя! У нас состоялся такой диалог:

– Мама, ну, как?

– Котик, тебе нравится?

– Очень!

– Вперед!

А потом она приходит из школы и говорит:

– И почему ты мне не сказала, что это был ужас? Я пришла в школу, и не было человека, который бы не спросил, что со мной случилось. Ты как считаешь, как я была одета?

– Как крокодил!

– А почему не сказала?

– Потому что это твоя жизнь, это твое решение!

И Маше хватило этого одного случая, чтобы сделать выводы.

В теории я могла бы поступить по-другому — сказать: «Ты никуда так не пойдешь», или признаться, что это выглядит плохо. Но тогда Маша бы все с себя сорвала, оделась так, как я хочу, у нее был бы испорчен весь день, а цели бы я не достигла!

«Дочь запретила мне вставать с дивана»

Сегодня вопросы, которые встают перед вами как перед мамой, стали серьезней?

Вот показательная история: на майские праздники Маша с моей подругой поехала отдохнуть на пять дней на море. Она только что закончила музыкальную школу и сдала все экзамены, была очень уставшая. И ей предстояли тяжелейшие съемки в картине «Баржа 752» (это рабочее название) режиссера Алексея Козлова, для которых надо было немножко загореть. Так эта мартышка потерялась в аэропорту и опоздала на самолет! И тут любой нормальный человек начнет воспитывать подростка: «Как ты мог, ты не должен был теряться, тебе сколько лет?». Я слышала по телефону растерянного детеныша. В тот момент я понимала, что, если стану читать ей нравоучения, могу потерять дочь на многие годы. Маша слышит, как я спокойно с ней разговариваю. Мы вместе с ней находим выход: «Все живы, здоровы. Да, придется переночевать в гостинице в аэропорту. Не на вокзале на скамеечке, не на морозе, не на жаре, а в отеле, так бывает». И дочка понимает, как надо относиться к событиям в жизни: во всем искать хорошее, и извлекает из этого уроки.

«Ребенок не должен, он же не просил нас его рожать!»

Долгое время Маша и Саша, ваша племянница, росли рядом. Есть ли разница в том, как воспитывать каждую из них?

Каждая из этих девочек — невероятная, сильная личность. Дочке я могу сказать с юмором: «Мань, ты чего, ку-ку?», перевести что-то в шутку. Мы расхохочемся и все исправим. Маша все в себе переживает, но с ней можно договориться. Она эмоционально устойчива. А Саша при фантастическом чувстве юмора очень тонкий, ранимый человек. И разговаривая с ней, я взвешиваю каждое слово. Но тут еще и очень сложный подростковый возраст.

Возраст, в котором у родителя нет права на ошибку?

Права нет. А ошибку совершают многие, из поколения в поколение. Рождается ребенок, родители от него не отходят, носятся вокруг. Любовь — внимание — режим — питание. А потом, когда ребенку исполняется лет двенадцать, родители устают и решают, что он уже взрослый и должен все делать сам. Мое категорическое убеждение: младенцу родители не так нужны, как подростку с 11 до 18 лет. Сейчас Маша часто приходит ко мне по вечерам: «Мама, мне непонятно вот это и еще вот это». И мне кажется, что быть рядом с ребенком в это непростое время — лучшее воспитание! А сказать: «Ты большой, ты должен играть с младшими детьми, помогать, пылесосить, убирать, стирать, сам себе все делать» — путь ошибочный. Ребенок не должен, он же не просил нас его рожать!

Воспитывая дочку, вы отталкиваетесь только от своих материнских чувств и от того, какая Маша, или что-то берете из своего детства?

Мама абсолютно верно и правильно воспитывала нас, но помните, с чего я начала? Каждый ребенок индивидуален. Только мама может почувствовать и правильно себя вести с каждым своим дитем. Несколько лет назад мамочка сказала: «Давай, я заберу Машку на дачу». Я говорю: «Она не хочет». А мама удивляется: «А что значит, она не хочет? Ты сказала, и она поехала». Но это не тот ребенок, чтобы ему так говорить! Я воспитываю ее ровно противоположно тому, как делала это наша мамочка, которая дивно воспитала моих братьев. Но ведь именно мама сказала мне, когда Маша родилась: «Ты люби ее, а дальше сердце подскажет».

3
0
3204
КОММЕНТАРИИ2
0
Не буду рассматривать Мельникову как общественного деятеля, но по интервью видно, что как мама она очень любящая. И девочка у нее хорошая.
0
+1 мне кажется, что мать она отличная и мудрая. если не лукавит
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ