Изъятие детей из приемной семьи Дель: хроника событий
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Изъятие детей из приемной семьи Дель: хроника событий

Уже неделю русскоязычный раздел интернета обсуждает ситуацию, которая разворачивается в Зеленограде (район Москвы). Десять детей были изъяты из семьи Светланы и Михаила Дель. Светлана — форумчанка Littleone с 2007 года. Мы постарались хронологически изложить все события, связанные с громким делом.

2006-2013 год


  • Светлана Дель работает волонтером в одном из детских домов Ленинградской области и там знакомится с девочкой Дашей. Спустя некоторое время Светлана с мужем принимают в свою семью сначала саму Дашу, а потом и двух её младших братьев. Позже семья принимает ещё 12 детей. Вместе со своерожденным в 2013 году сыном детей в семье становится шестнадцать: родных, усыновленных, опекаемых, переданных по договору о приемной семье. Принятые в семью дети в большинстве своем имели серьезные заболевания — инфекционные, генетические, опорно-двигательного аппарата. Девять детей имеют статус инвалидов.

Справка

Существует несколько форм устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей:

1. усыновление — происходит по решению суда, усыновленные дети получают все права кровных (своерожденных детей), сохраняют право на получение пенсии по потере кормильца, если таковая была назначена, но никаких дополнительных средств от государства на усыновленного ребенка не выплачивается. Тайна усыновления охраняется статьей 139 Семейного кодекса РФ и статьей 155 Уголовного кодекса РФ;

2. опекунство (для детей старше 14 лет попечительство) — процедура оформления производится органами опеки, ребенок сохраняет статус оставшегося без попечения родителей, государство выплачивает средства на ежемесячное содержание ребенка;

3. приемная семья — заключается договор между приемными родителями и органами опеки. Приемные родители получают заработную плату приемного родителя, выплаты на ежемесячное содержание ребенка, целевые платежи на крупные траты.

  • С 2009 года — тогда детей в семье было трое — Светлана вела собственную тему на форуме Littleone, где рассказывала о буднях своей быстро росшей семьи. Позже появился аккаунт в Инстаграм, на 90% заполненный фотографиями детей. Семья производила впечатление благополучной: дети занимались футболом, балетом, катались на горных лыжах, пекли домашнее печенье и ходили на ёлку в Храм Христа Спасителя. Активная общественная жизнь была не только виртуальной: семья много общалась с другими участниками раздела о приемных детях форума Littleone и их фотографии появлялись в топиках тематических встреч, в темах других форумчан, которые приезжали к семье в гости или приглашали семью к себе. Сама Светлана со временем стала тренером Школы приемных родителей.

Справка

С сентября 2012 года каждый кандидат на принятие ребенка в семью должен пройти специальную подготовку в Школе приемных родителей, где психологи, педагоги, преподаватели и опытные приемные родители рассказывают о возможных проблемах и способах их преодоления. Свидетельство о прохождении школы является обязательной единицей пакета документов, необходимых, чтобы стать кандидатом на усыновление, опеку, приемную семью.

2014-2017 год

  • Семья переезжает из Санкт-Петербурга в Москву, где главе семьи предложили участие в одном из проектов. Местом жительства семьи становится Зеленоград.
  • К 2017 году в семье Светланы и Михаила Дель живет 13 детей. Трое старших уже выросли и живут отдельно от родителей.

Из архива семьи

10 января 2017 года

  1. Сотрудники правоохранительных органов пришли в квартиру семьи Дель, обследовали условия, в которых содержатся дети, осмотрели самих детей и на месте приняли решение об изъятии детей из семьи. Одновременно с этим была изъята дочь Светланы прямо с занятий балетом, другая дочь — с новогоднего мероприятия, шестилетний сын — из детского сада. Актов изъятия детей ни в одном из мест предоставлено не было, как и документов, подтверждающих полномочия или хотя бы личности людей, проводивших изъятие.

Дети в детском доме до усыновления. Из архива семьи

  • Как сообщили сотрудники правоохранительных органов, воспитательница одного из детей, шестилетнего мальчика, обнаружила на его теле два синяка. Отвечая на вопросы воспитателей, ребенок, по словам сотрудников полиции, сообщил, что его бил «папа». Детский сад передал эту информацию соответствующим службам, в результате чего в течение одного дня у семьи Дель были изъяты 10 детей. Двое старших мальчиков смогли убежать сами и успели забрать из детского сада и спрятать трехлетнего брата, в результате чего все трое остались с семьей.

  • Двое детей были помещены в приют, восемь детей — в московскую детскую больницу №21 им. Сперанского. Эти 8 детей с рождения имеют особенности здоровья, в связи с чем должны два раза в сутки получать соответствующую терапию. Мама пыталась передать лекарства вместе с детьми, а позднее — передать их в больницу, но ей было отказано на том основании, что врачи в больнице должны сами провести обследование, после чего назначат лечение. В результате терапия была прервана на несколько первых дней пребывания детей в больнице, что при их диагнозе несёт определенный риск для их здоровья.

Из архива семьи

  • Матери навещать детей запрещено. Запрет мотивирован тем, что она «может оказать влияние на детей»

11 января 2017 года


  • Светлана обращается к юристу Анне Мишеловой с просьбой быть её доверенным лицом.

12 января 2017 года

  • Семья обращается за помощью к Уполномоченной по правам ребёнка при Президенте РФ Анне Кузнецовой. Аппарат уполномоченного подключается к участию в ситуации.

  • Подруга семьи размещает информацию о произошедшем в своём Инстаграме, и история семьи Дель становится публичной.

В разделе для приемных родителей форума Littleone поднимается волна возмущения. Все участники форума утверждают, что поверить в возможное неблагополучие семьи и угрозу для жизни и здоровья детей просто невозможно. Мы попросили комментарий у одной из участниц форума, лично знакомой с семьей.

Рассказывает svn:

«С семьёй Светланы и Михаила я познакомилась лет 5 назад. Банально и случайно: я кинула клич на ЛВ, кто может забрать у меня несколько мешков новых мягких игрушек для подарков детям из детских домов (дочка занимается фигурным катанием, и ей бросали на лёд игрушки в больших количествах), и Света откликнулась. Наше случайное знакомство продолжилось летом: оказалось, что Света живёт в том же Лисьем Носу, в котором я с детьми проводила каждое лето. Постепенно мы познакомились поближе, сблизились, подружились. Мы с дочкой практически ежедневно бывали у Светланы в гостях, видели их быт. Дочка моя всё больше играла с детками, а я общалась со Светой и Михаилом, если он был не на работе. С тех пор мы проводили вместе все летние месяцы в Лисьем Носу, а в остальное время ездили друг к другу в гости. Во дворе <семьи Дель> всё было продумано для малышей, и не просто для игры, а именно для реабилитации. Например, была куплена не стандартная детская площадка, а изготовлена на заказ: с какими-то лазалками, прыгалками и горками, развивающими моторику деток, которым многие естественные для обычных детей движения давались не без усилий. Более того, дети не просто запускались на площадку под девизом: «Заняты — и слава богу!». Света постоянно мониторила, кого на какой «снаряд» запускать. И я считаю, что это не «косяк» Светы, а её большая заслуга, что заниматься с младшими ей помогали старшие дети, которых, замечу, именно Света и вырастила такими любящими, заботливыми и приспособленными к жизни. Кроме того, во дворе была большая песочница с массой ведёрок, формочек, совочков и машинок и батут. Под навесом дома располагался огромный «автопарк»: суммарно, наверное, полтора десятка детских велосипедов, беговелов, самокатов. То есть нормальный двор многодетной семьи, озабоченной организацией досуга и развитием своих детей. А каким заботливым мужем и отцом проявлял себя Михаил! Мне кажется невероятной сама возможность того, что такой терпеливый, спокойный, я бы даже сказала, чуть флегматичный Михаил не то что поднял руку на малыша, а даже повысил голос сверх меры».

13 января 2017 года

Людмила Петрановская — психолог, член Ассоциации специалистов семейного устройства «Семья для ребенка», один из учредителей Института развития семейного устройства, автор книги о приемных детях «Дитя двух семей» делает публикацию в своем ЖЖ, в которой выражает свое мнение о происходящем: «Мы не знаем, не можем знать и не должны пока знать, имело место или нет физическое наказание ребенка. Мне лично, поскольку мы неплохо знакомы со Светланой, в это трудно поверить, но мои ощущения тут ни при чем. Поступила информация, должна быть проведена работа по ее проверке. Профессиональная работа в сотрудничестве с приемными родителями. Что мы знаем, так это то, что на основании только лишь слов 6-летнего ребенка, не проведя не то что никакой работы — даже никакой беседы с приемными родителями, у семьи отбирают 10 детей, включая усыновленных. Детям врут в процессе, приемной маме не дают на руки никаких документов об отобрании, детей раскидывают по приютам и больницам, не обеспечив терапией. Приемная мама предлагала множество вариантов на время разбирательства: детей могли забрать родные, семья была готова на любые формы сотрудничества для выяснения сути дела. Но им не дают даже навестить детей (по крайней мере на вчерашний вечер ситуация была такая). Все это чудовищный непрофессионализм и, по сути, является жестоким обращением с детьми. Намного более жестоким, чем гипотетически имевшее место физическое наказание».

Справка

«Отобрание» — термин, закрепленный статьей 77 семейного кодекса, которая содержит информацию о том, что «при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится. Немедленное отобрание ребенка производится органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо акта главы муниципального образования». Эта же статья обязывает орган опеки в семидневный после изъятия срок обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав.

  • Департамент социальной защиты населения в лице своего замглавы Татьяны Барсуковой сообщает Интерфаксу, что «10 января работники детского сада выявили факт жестокого обращения — на теле одного ребенка обнаружены синяки. Были вызваны органы опеки, и совместно с сотрудниками ОВД факт побоев со стороны отца был засвидетельствован». По ее словам, в связи с этим было принято решение о временном изъятии детей из семьи и помещении их в безопасное место.

    При этом, по ее данным, из семьи были изъяты 10 детей, а не 12, как сообщалось ранее. Так, восемь
  • (диагноз по этическим причинам и ввиду незаконности разглашения удален автором статьи) детей помещены в больницу, где получают необходимые лекарства, двое — в социальные учреждения. Еще двое старших детей и один кровный ребенок находятся с матерью». Матери разрешают видеться с детьми, отметила Барсукова.
  • Юрист Анна Мишелова наносит визит в органы опеки и полицию с целью получить копии документов об изъятии, но оба ведомства ей отказывают на основании того, что документы ушли на доследственную проверку. После этого Анна подала жалобу в прокуратуру Зеленограда на действия полиции и органов опеки. Жалоба была принята и с этого момента дело находится под прокурорским надзором.
  • Сама Светлана принимает участие в экстренном совещании, посвященном разбору ситуации с отобранием детей, на которое её приглашает Анна Кузнецова. О результатах «заседания специальной комиссии» пишут на сайте Аппарата Уполномоченного в ФБ: «По словам представителя органов опеки и попечительства Зеленограда, речь о лишении матери родительских прав не идет. Было принято решение, что женщина будет посещать детей без ограничений. Также решается вопрос о передаче усыновленных детей ближайшим родственникам мамы». Сама Анна Кузнецова заявляет: «Мы должны досконально разобраться в ситуации, рассмотреть все условия, при которых возможен возврат детей. Но для этого нужно понять, что произошло, получить общую картину о здоровье детей, их психологическом состоянии, получить от мамы и папы чёткие гарантии того, что дети в этой семье будут в безопасности».
  • Устно Светлане сообщают, что ей отдадут детей, находящихся в приюте. Позже решение изменили — сказали, что до выяснения всех обстоятельств детей сможет забрать к себе родственница Светланы. Вечером, когда детей уже одевали для того, чтобы отдать, решение было изменено ещё раз — дети останутся в приюте как минимум до понедельника, 16 января.

14 января 2017 года


  • Все органы исполнительной власти ушли на выходные, и ситуация разворачивалась в интернет-пространстве и средствах массовой информации. Историю осветили все каналы телевидения, в том числе федеральные. Интернет-издания опубликовали множество статей, где с указанием фамилий и без разглашались точные диагнозы детей, хотя не всегда точно указывалось даже их количество.
  • На форуме Littleone начинают сбор подписей под обращением к Президенту РФ Владимиру Путину.
  • Открывают группу поддержки Вконтакте.
  • Запускают хештег #помогитевернутьдетей в Инстаграмме.
  • Собирают подписи под петицией к Анне Кузнецовой.
  • Объясняют родителям, незнакомым с особенностями приемных детей, что значат диагнозы ЗПР и РРП, содержащиеся в медкартах изъятых детей, в том числе и мальчика, «давшего показания» против приемного отца.

Справка

=Реактивное расстройство привязанности (RAD, РРП) — нарушение способности формировать близкие и доверительные взаимоотношения. Встречается у детей, чья любовь к родителям в первые годы их жизни не получила взаимности, чьи потребности не удовлетворялись; встречается у детей, которые пережили плохое обращение родителей или заброшенность, жестокость по отношению к себе. Страдающие РРП дети имеют сложности в установлении привязанности к приемным родителям, для привлечения внимания к себе могут рассказывать любым окружающим о том, что родители их не кормят, обижают, бьют, наказывают и т. д.

=Задержка психического развития (сокр. ЗПР) — нарушение нормального темпа психического развития, когда отдельные психические функции (память, внимание, мышление, эмоционально-волевая сфера) отстают в своём развитии от принятых психологических норм для данного возраста.

=Оставшиеся без попечения родителей, а позже переданные в другую семью дети часто продолжают называть мамой и папой обе пары родителей — родных и приемных. При возникновении ситуаций, подобных случившейся, необходимо привлечение детских психологов, знакомых с особенностями таких детей.

*Мария Эрмель, подруга Светланы и мать девяти детей, часть из которых — приемные, прокомментировала:

«Нужно понимать, что у нас за дети. Представьте себе взрослого человека, которого предали родные два-три раза подряд. *Сможет ли этот человек доверять и дальше кому-то? Представили? А теперь представьте, что это был не взрослый человек, а ребёнок. Ребёнок которого бросили родители, не гладили и не целовали, а морили голодом и били. А потом бросили. И вот, этот маленький человек с большим и не детским горем попадает в семью приёмного родителя. Вы думаете, этот сломленный горем ребёнок все моментально забудет и будет любить маму и папу? Нет. Этот маленький человек будет относиться к новым в его жизни взрослым так же, как относились к нему раньше в детском доме и в кровной семье откуда его выкинули. С безразличием. Агрессией. Ненавистью. И пройдёт не мало времени, прежде чем такой ребеныш сможет начать чувствовать что-то кроме ненависти и любви. Это называется расстройство привязанности.

И ребёнок с таким расстройством всегда хочет быть в центре внимания. Чтобы собрать как можно больше эмоционального вливания от окружающих. Такой ребёнок ради этого внимания готов на все — солгать, украсть, ударить.

И даже если мы говорим о домашних детях, давайте серьёзно: если внезапно забрать вашего ребёнка, изолировать его от вас, что он скажет потом кому угодно? Да всё он скажет. Все что от него просят и не просят. Всё. Наши дети не партизаны. В плену они выложат все, что от них хотят услышать. Это домашние. А ребёнок из детского дома, с расстройством привязанности, который только-только начал доверять новым взрослым, которые куда-то внезапно делись — как и те, старые, — скажет от своей боли все, что хотел бы сказать о том, что его опять предали. Потому что он один. И рядом снова нет людей, которые сказали, что будут всегда рядом».

15 января 2017 года

  • На странице в ФБ «На пути к усыновлению» опубликовано первое за эти дни публичное заявление самой Светланы Дель, в котором она, в том числе, пишет: «Я не била наших детей, в том числе и Сережу. Мой муж не бил наших детей, в том числе и Сережу. Разговаривал, внушал, объяснял, ругал — да. Но не бил. Мы не били наших детей».
  • Светлана получает возможность навестить детей, находящихся в приюте. В Инстаграме появляется видео, на котором маленькая Полина очень просит маму забрать её домой.

16 января 2017 года

  • Дочь Светланы, 19-летняя Дарья навещает детей в приюте. Позже она расскажет, что пустили её благодаря тому, что она приехала вместе со съемочной группой одного из телеканалов. Дети, по её словам, очень хотят домой: «У Полины каждое расставание — истерика».

  • ТАСС опубликовал сообщение представителя пресс-службы департамента социальной защиты населения Москвы: «Временно изъятые из семьи дети останутся в наших учреждениях, вероятно, до конца дня. Мы готовим документы для передачи их сестре приемной матери. Это не быстрый процесс».

  • Там же опубликовано мнение Уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича: «Нет никаких вопросов сейчас о лишении и даже ограничении родительских прав, этого ничего нет, я надеюсь, что дети как можно быстрее вернутся в семью. У меня нет ощущения, что дети должны быть изолированы от этой семьи».

17 января 2017 года

  • Светлана со старшей дочерью Дашей вновь предпринимает попытку увидеть детей, которые находятся в больнице, и встречи с которыми ей официально также разрешены. Им позволяют передать детям пакеты с подарками и записками, но к детям снова не пускают — по утверждению сотрудников учреждения, в нём объявлен карантин. Восьмерых детей, которые были помещены в больницу, Светлана не видела с момента изъятия.

  • Истекает седьмой день с момента отобрания детей из семьи. По закону органы опеки в течение семи дней обязаны выйти в суд с иском об ограничении родителей в правах или лишении родительских прав. Или вернуть детей законным представителям.

  • Адвокат семьи Иван Павлов публикует на своей странице сообщение о том, что семья обратилась в суд: «Сегодня наши юристы подали иск к органам опеки и полицейским. Будем требовать объяснений — прошла почти неделя, с тех пор как детей изъяли, а никаких документов мы так и не увидели. И, конечно, требуем вернуть детей домой. Заодно развезли обращения по всем задействованным инстанциям — в больницу и приют, в которых содержат детей, в органы опеки и полицию. Просим предъявить документы, позволяющие забирать из семьи и удерживать детей в подобных случаях. Пока никто не смог».
  • Аппарат уполномоченного публикует сразу два сообщения, посвященных семье Дель, в которых говорится, что «ситуация с изъятием детей из семьи Дель находится под пристальным контролем Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, которая уже неоднократно выступала с заявлением о необходимости вернуть детей в семью».

  • В одном интернет-издании неожиданно появляется информация о том, что дети в семье Светланы и Михаила Дель не только подвергались физическим наказаниям, но и голодали. Якобы в квартире, где жила семья с детьми, была грязь, отсутствовало постельное бельё и еда. Источником информации оказывается страница в социальной сети одной из совершеннолетних дочерей Светланы — Александры. Оказывается, девушка разместила там «обращение за помощью», в котором рассказывает о том, как тяжело ей жилось в приемной семье: «Я с Братом проживала в приёмной семье у Дель Светланы Сергеевны, и так получилось что мы не знаем куда пропали деньги с наших сберегательных книжек […]Так же нас не кормили толком, мы ели пустые макароны, изредка сосиски на всех детей, булка, майонез, редко били огурцы и помидоры, ну и сап иногда. Зато у них в холодильнике была колбаса и всякая всячина, так же, нас отправляли за алкоголем и сигаретами в магазин, и было рукоприкладство». Орфография сохранена. Страница удалена, от контактов с прессой, в том числе автором статьи, девушка отказалась.

Флешбэк: 2012-2014 год

История появления и пребывания Александры и её брата Ивана в семье Дель сохранилась в той самой теме, где Светлана рассказывала о жизни своей семьи в разделе для приемных родителей на форуме Littleone. В настоящее время тема изъята из публичного доступа по просьбе Светланы до окончания разбирательства.

Саша и Ваня попали в семью практически взрослыми — Саше оставалось всего два года до совершеннолетия. По мнению самой Светланы, этих двух лет ей не хватило, чтобы Александра смогла социализироваться. Основная проблема детей, много лет проживших в детских домах, — неадаптированность к жизни вне учреждения. Они просто не понимают, как строится жизнь вне детдомовских стен, у них нет представления об элементарных вещах — откуда берется жилье, деньги на жизнь, как, где и на что покупают продукты и как оплачивают коммунальные услуги. Саше исполнилось 18 лет, она категорически отказывалась учиться, а позже и работать. После совершеннолетия у неё и приемных родителей никак не получалось договориться о правилах проживания Саши в доме Светланы и Михаила. Уже тогда в возникающих с приемной мамой конфликтах она использовала «родной» для детей с расстройством привязанности способ — привлекала внимание к своей персоне рассказами о том, что в семье её обижают.

Сообщения из темы Светланы Дель на форуме Littleone (2014 год):

«Саша наша чудит, просто слов нет как. Завтра пойду в опеку советоваться, хотя не уверена, что это правильное решение. И не сочтут ли нас «проблемными». Да ладно, главное не это, а то, что на душе тошно. Сашка наша свинтила позавчера из дома. Конечно, не в один день началось это. Весна-весна, любовь-любовь. Опять […] Теперь краса моя пишет какую-то фигню в соц. сетях, что мол эта злая женщина-опекун выгоняет ее из дома, все забрала, деньжищи получает на нее и других детей, тратит на себя, а их кормит помоями. […] Проверок мы никаких не боимся, конечно. Сегодня как раз была плановая. Рассказала про ситуацию сложившуюся. Опека вроде с пониманием относится. Правда, сказала, что у девы нашей эээээ репутация уже не очень. И надо бы ее отправить по месту постоянной регистрации. Тем более, там квартиру дают. Но она не хочет. Уезжать не хочет. Квартиру получать не хочет. Хочет жить в Питере и «строить любовь». У меня рычагов давления нет. Ощущение полной беспомощности и бессмысленности последних трех лет».

«Саша сегодня придет, будем разговаривать. Пока вариант, который она предлагает — в будни она гуляет-отдыхает со своим МЧ, а в выходные у нас — меня категорически не устраивает. Сегодня ходила в опеку, обсуждала проблему. Оказывается Саша давно уже байки всякие рассказывает, мол поселили ее в самую худшую комнату, зимой специально в ее комнате отопление отключали, из дома не выпускают и заставляют «батрачить». Одежду не покупают, кормят плохо и пр. Опека, конечно в разуме и все понимает, к счастью. Тем более живет рядом с нами и видит каждый день детей».

Петербургская опека, давно знавшая и семью, и девочку, была на стороне приёмных родителей. Саша уже тогда обвиняла приемного отца в том, что он бьет детей, но Михаил серьезно к этому не относился и девочку жалел.

Светлана писала: «Он у нас добрый папа. Саша слезу пустит и он ее пожалеет однозначно. […] Я грю, она, вообще-то, трындит, что ты детей бьешь. Муж как-то все это не воспринимает всерьез. Мол, я ж не бью, кто поверит этой ерунде. А Саша, дескать, не от большого ума врет, не ведает что творит...»

Попытки родителей девушку вразумить к успехам не привели.

Светлана делилась на форуме: «Ну вот на мои предложения договориться о правилах проживания в нашем доме Саша сказала: «Найду где жить, а с тобой еще разберутся, еще узнаете что я могу сделать», — и пошла гордо».

Спустя почти 3 года Александра разместила на своей странице в социальной сети информацию о том, как плохо ей было в приемной семье, и в качестве подтверждения выложила видеоролик, на котором одна из младших дочерей Светланы Катя жалуется на то, что её обижает «мама». Видео снято и впервые выложено в сеть в том же 2014 году. Тогда Катя только попала в семью Дель и, скорее всего, «мамой» в этом ролике называла свою биологическую мать.

Обвинения приемной дочери Александры

Сейчас, когда Александра выступила с новыми обвинениями, свидетелем она называет няню Лидию Ясинецкую, которая работала в семье Дель. Лидия, сама выросшая в детском доме, передала в государственное учреждение свою дочь из-за невозможности её самостоятельно воспитывать. Светлана помогла Лидии забрать дочь, предложила обеим жить в её доме и платила зарплату за помощь с остальными своими детьми. В сложившейся ситуации Лидия поддержала Александру и оставила негативные и разоблачительные комментарии в сети, сходные с комментариями самой Александры и размещенные на тех же ресурсах и примерно в то же время. В настоящее время Лидия от комментариев уклоняется, выйти на контакт с ней не удалось.

Об особенностях детей, взятых в семью во взрослом возрасте, мы попросили рассказать Веронику Кудрявцеву — председателя Санкт-Петербургской Ассоциации приемных родителей, мать девяти приемных детей:

«Чем старше ребенок, принятый на воспитание в приемную семью, тем больше его опыт, шире диапазон отработанных методов воздействия. До встречи со своими приемными родителями, он вынужден был выживать. Именно так: выживать! Сначала в своей кровной семье — чаще всего подростки изъяты из неблагополучных семей и пережили пренебрежение, голод и насилие — а затем приспосабливаться к бесконечно сменяющимся очень разным взрослым, окружающим его в детском доме. «Программа на выживание» становится моделью поведения, единственно возможной для них. Вариативность того, как это проявляется очень широка. Это бесконечные провокации, манипуляции, воровство, ложь, агрессия, сексуализированное поведение, нанесение самоповреждений, оппозиционное поведение и т. д.

Каждый использует имеющийся арсенал ровно в той степени, в которой ему пришлось овладеть им. И это, конечно, не вина подростка-сироты. Это его беда! Как правило, то, с чем приходится столкнуться приемным родителям, принявшим в семью подростка — прямо пропорционально тому, что ему пришлось пережить. Тому, насколько этот ребенок был травмирован. Тому, сколько раз, сколько человек, сколь давно его предавали взрослые, которым он пытался довериться. Все это не что иное, как проверка. Ребенок задает вопрос: «А действительно ли ты любишь меня? Даже таким? А если еще и вот так?».

Стоит вспомнить, как ведет себя обычный ребенок из семьи во время «переходного возраста». Даже те дети, которых любили, о которых заботились, для которых, казалось бы, делалось всё, в период пубертата заставляют своих родителей схватиться за голову. Что же получает приемный родитель, сталкивающийся с тяжело травмированным ребенком, пришедшим в семью именно в этот самый пубертатный период? Думаю, всем понятно, что это ад…

Людям извне, которых подростки привлекают своим демонстративным поведением, со стороны все может видеться совсем по-другому. «Добренькие» тети и дяди кидаются спасать несчастных сироток. Защищать их. Присоединяться к обвинениям в адрес приемных родителей…

Просто поверьте, что с проверками в нашем деле все в порядке! Специалисты, согласно законодательству, регулярно проводят обследование жилищной площади, условий проживания, питания, режима расходования средств, выплачиваемых на содержание детей. Органы опеки, а также службы, работающие на договорных отношениях с ними, справляются с функцией контроля в полной мере!

Каждый, кто поддерживает, описанные мною выше, виды поведения приемного подростка, не помогает, как ему кажется, а только усложняет и отсрочивает его социально-психологическую реабилитацию. Родители вынуждены тратить себя не на ребенка, а на оправдания и бесконечные объяснения.

Только опыт, знание специальной психологии, понимание особенностей поведения позволят выжить, теперь уже, приемным родителям. Только так семья может победить травму ребенка. Только время. Если оно есть…».

18 января 2017 года

  • В ночь на 18 января всех детей из больницы им. Сперанского перевели в Зеленоградский приют. Детям передали телефоны. Старшие из девочек, Виктория и Маргарита, тут же отправили сообщения маме «Я скучаю мама» и «Мама. Я. Ску,аю. Мама. , ялюблю» (орфография авторская).
    Светлана была приглашена в приют к 10 часам утра, чтобы присутствовать при диагностической беседе детей с независимыми психологами. Когда она приехала, ей сообщили, что дети уже побеседовали с психологами без её участия.
  • Глава Департамента соцзащиты Москвы Владимир Петросян в эфире одного из интернет-каналов заявил, что независимая комиссия провела проверку и окончательно установила тот факт, что приёмный отец бил детей. В связи с этим малышей не будут возвращать обратно в семью: «Детей возвращать в эту семью категорически нельзя, потому что все абсолютно дети категорически подтвердили факт того, что их папа бьет, они боятся этого папу». Также он сообщил, что они разговаривали с представителями следственных и правоохранительных органов, которые заявили, что возбуждено уголовное дело по статье 116 и что есть факты того, что дети были многого лишены».
  • Адвокат Семьи Дель Иван Павлов на своей странице в фейсбуке публикует пост, в котором утверждает, что семью и адвокатов никто не информировал ни о том, что возвращение детей в семью более не планируется, ни о возбуждении уголовного дела: «Никто из них не удосужился приехать к родителям, привезти и вручить документы, связаться с адвокатом, сообщить о возбуждении дела. Вместо этого Департамент соцзащиты предпочитает публиковать информацию в СМИ — никто пока не доказал вину, нет приговора, нет даже ни одной повестки».
  • На том же интернет-портале, где несколькими часами ранее было опубликовано заявление Владимира Петросяна о том, что «все абсолютно дети категорически подтвердили факт того, что их папа бьет» появляются видеозаписи, на которых журналисты задают детям вопрос о применении папой физического насилия и никто из детей, кроме всё того же ребенка с РРП и ЗПР, не подтверждает, что папа их бил. Даже когда журналист задаёт детям прямой вопрос о том, бил ли их папа, они этот факт отрицают.
  • ТАСС публикует заявление Спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, которая считает, что изъятие детей из семьи должно быть крайней мерой, когда другие меры уже не действуют. «В данном случае были поспешные действия, не было достаточных оснований. Надо сначала было разобраться, вникнуть в суть проблемы. И только если были серьезные факты, то только после этого изымать», — заключила спикер.

Справка

Петросян Владимир Аршакович — министр Правительства Москвы, руководитель Департамента социальной защиты населения города Москвы. Именно этот департамент в 2016 году заключил контракт с лагерем «Парк-отель "Сямозеро“», в котором погибли в результате сплава на лодках 14 детей, после чего в лагере было найдено множество нарушений и выяснилось, что нарушения эти выявлялись и ранее, до заключения контракта, что не помешало компании в 2016 году вновь заключить контракт с Департаментом социальной защиты населения города Москвы.

По следам случившегося в 2016 году в Карелии Владимир Петросян давал интервью, часть которого мы считаем целесообразным процитировать:

— Вы разговаривали с пострадавшими детьми? Что они рассказывают о случившемся? Было ли предупреждение о том, что начнется шторм?

— Я сейчас вместе с ними. Своей поездкой в лагерь дети довольны. Говорят: «Хорошо отдохнули». Им нравятся эти походы. Часть детей уверяет, что предупреждение было, другие — что его не было.

Подпись под договором поставила его заместитель Татьяна Барсукова. Помощник руководителя фракции КПРФ в Московской городской Думе Юрий Урсу опубликовал в своём блоге анализ технического задания закупки, в котором усмотрел умышленное ограничение конкуренции на торгах. На портале change.org в связи с этим начался сбор подписей под обращением к Председателю СК РФ А. И. Бастрыкину с требованием о привлечении Татьяны Барсуковой к уголовной ответственности за проведение фиктивного тендера и причастность к гибели детей. В нашей статье Татьяна Барсукова уже фигурировала 13 января — именно она раскрыла прессе диагнозы детей, хотя по роду занятий относится к тем, кто обязан хранить сведения, составляющие врачебную тайну.

Мы связались с матерью отобранных детей и попросили её прокомментировать сложившуюся ситуацию. Светлана Дель рассказала: «Сегодня <18 января> мне было сказано приехать к 10 утра в приют для совместной с психологами беседы с детьми. Но с детьми мне увидеться не удалось. «Специалисты» опросили детей без меня, без их законного представителя. Я же в ожидании получала от них звонки и смс... Мы впервые услышали друг друга спустя 7 дней. Дети говорили, что очень скучают, спрашивали, когда им можно вернуться домой. К сожалению, у меня нет ответов на эти вопросы. Позже мне сообщили, что дети не хотят домой. Это неправда!! И вечером меня лишили связи с детьми».

По состоянию на дату написания статьи дети остаются в приюте Зеленограда, факт причинения им побоев остается недоказанным, но и не опровергнутым.

Мы можем только добавить, что на протяжении всего времени, в течение которого дети находились в больнице им. Сперанского, которая не подчиняется Департаменту социальной защиты населения города Москвы, все ответственные лица утверждали, что отобрание детей было незаконным и поспешным, а дети должны быть в ближайшее время переданы в семью. Напомним, что такого мнения придерживались Уполномоченная по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова, сам департамент, Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович, Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Однако сразу после перевода детей в Зеленогорский приют, который Департаменту социальной защиты населения Москвы подчиняется, появляется информация о том, что выявлены настолько грубые недостатки в воспитании и содержании детей, что сразу 8 договоров о приемной семье подлежат расторжению.

Перевод детей из больницы им. Сперанского в приют и резкое изменение позиции Департамента произошли сразу после подачи семьей Дель 17 января судебного иска к органам опеки о незаконном изъятии детей из семьи.

Littleone продолжит следить за развитием ситуации.

1
1
5855
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ