Это сообщение автоматически закроется через сек.

Отцы, папули, папочки: петербургские музыканты рассказывают о своих детях

Они играют панк, метал, рок, реггей, джаз и многое другое. На сцене они крутые парни, кумиры молодежи, бруталы и хулиганы. А вне ее — примерные семьянины и заботливые отцы. Кто они папы-музыканты? Особенные ли у них дети? Как повлияло отцовство на их творчество и гастрольную жизнь? Обо всем этом мы спросили у известных мужчин петербургской музыкальной сцены, заглянув за ее кулисы.

Илья Чёрт, лицо и голос группы «Пилот», отец дочери Айи (почти 3 года)

«Что можно рассказать о моей доченьке? Она плохо ест, писает и какает в подгузник, говорит пару слов. С творчеством она пока никак не связана — кроме как повторять за мультиками пару фраз, мы пока более ничего не говорим.

Какой я отец? Честно, не знаю. Часто мне кажется, чтобы вырастить ее такой, какой мне хочется, необходимо просто все время быть с ней. Но ведь мне нужно работать! И чаще всего меня рядом с ней нет. Поэтому я думаю, что единственное, о чем я пожалею, когда буду умирать, что недостаточно времени проводил вместе с ней.

Вообще, я только с рождением ребёнка понял, что вся моя жизнь ничего не стоит. Как только я впервые увидел доченьку, ее глаза, я осознал, что отныне моя жизнь сама по себе полностью обесценена!

Все мои желания и мечты — детский неразумный лепет и чушь. Наши собственные желания — это единственное, что мешает нам быть счастливыми! «Хочу» — корень всего зла. И писать об этом — глупость, ибо почти для всех это будут просто красивые слова. Избитые красивые слова, не более. И мне жаль их. Я был бы рад умереть прямо сейчас, если бы только это спасло мою дочь от возможных бед и страданий в жизни, гарантировало бы ей счастье».

 

Кирилл Поляков, бас-гитарист группы «Бригадный Подряд», отец Ивана (10 лет) и Полины (6 лет)

«Отцовство сделало меня более ответственным. Перестали быть ценными такие вещи, как тусовки, посещение клубов, обязательные выпивки с друзьями-музыкантами. Всё это отошло на сто двадцать пятый план.

Сейчас я уверен, что абсолютная и самая главная ценность в моей жизни — семья — мои дети и их мама. Конечно, работа есть работа. И мне приходится совмещать гастроли и отцовство. Но каждый день мы созваниваемся, общаемся при любой возможности. Мне повезло, у нас очень хорошая и всё понимающая мама.

Что касается брутальности на сцене и, порой, агрессивного поведения, то это выплеск эмоций. Концерт отбирает много сил и энергии, поэтому некоторое время после работы я дома «белый и пушистый». Но ведь и дети не всегда паиньки. Я стараюсь быть хорошим отцом. Добрым и справедливым. Но иногда приходится быть строгим и даже суровым в семье. Вообще, каждый день — это своеобразный урок отцовства, и я учусь постоянно.

Особенные ли дети музыкантов? Я не знаю. Какой-то отпечаток откладывается, безусловно. Мои дети ходят на наши концерты. Некоторые песни «Бригадного Подряда» им нравятся. И потом, конечно, они рассказывают всем про то, как папа на сцене с бас-гитарой «скакал». Как человек творческий, я стараюсь участвовать в их общественной жизни. Например, на одном мероприятии в детском саду, куда ходит дочь, играл Петра Первого.

Иван у нас скорее мамин сын, а Полина — папина дочка. Сын — старший ребенок, с ним уже можно говорить как мужчина с мужчиной, а дочка всегда остается маленькой лапочкой. Если ей захочется, то она папе и косички заплетет, и ногти накрасит, и я возражать не стану.

Вообще, самое главное — любить своих детей, отдавать им всего себя, проводить с ними много времени, интересоваться их внутренним миром по-настоящему, иметь с ними общее хобби... Вот тогда любой ребенок будет особенным, неважно, музыкант его отец, бизнесмен или рабочий».

 

Михаил Семёнов, лицо и голос рок-группы «Декабрь», отец Алисы (16 лет), Феди (9 лет), двойняшек Стёпы и Насти (4 года)

«Я очень изменился с появлением детей. Стал намного терпимее и терпеливее. С их рождением стало ясно, что по-настоящему важно в жизни, а на что можно «забить». Также полностью изменилось мое отношение к своему времени. Я стал его ценить, перестал гнаться за количеством концертов, стал более избирательным и принципиальным в этом вопросе. Мне элементарно жаль тратить время, которое я могу, например, провести с детьми, на бездарные, плохо организованные мероприятия и на общение с организаторами, не уважающими наш труд. Поэтому сейчас у «Декабря» не бывает затяжных туров. Вместо них я могу полноценно участвовать в жизни своих детей и видеть, как они растут. Да и вообще, я очень домашний человек, и все свободное время стараюсь проводить со своей семьей.

Фото: Юля Балина

Папа, думаю, я не самый плохой. Я стараюсь особо «не прессовать» детей и не разводить нудные нравоучительные беседы. В первую очередь потому, что я хорошо помню себе ребёнком. А я был далеко не подарок. Крови попил у родителей немало. Так что мне совесть не позволяет строить из себя святого. Я лишь стараюсь максимально широко представить им жизнь во всех её проявлениях и не делить всё на чёрное и белое.

Я не думаю, что дети музыкантов особенные. Просто в силу того, что в доме много музыки и музыкальных инструментов, они чуть более осведомлённые и развитые в этом плане. Все четверо уже были на моих концертах и им вроде как всё нравится. Но сейчас это скорее автоматическое принятие всего, что делают твои родители. Посмотрим, что будет, когда подрастут. Вспоминаю забавный случай с Алисой. Когда ей было года четыре, она любила ходить вместе с нами в клуб «Молоко». И у неё был там свой обряд. Она делала себе беруши из ваты, по приходу в клуб сразу шла в бар и заказывала бублики и молоко».

 

Алексей Рахов, композитор, член Ленинградского рок-клуба, участник «Поп-механики» и проектов с Борисом Гребенщиковым и Вячеславом Бутусовым, музыкант групп «Странные игры», «АВИА», «НОМ», «Deadушки», «Снега», отец Михаила (34 года), Варвары (18 лет), Глафиры (2 года)

«Каждое новое отцовство — как новая жизнь. Меняется всё, включая образ мысли и быт. Папа я явно так себе, поскольку мамы у детей разные, а этим особо гордиться не приходится. Да и получается, что не особо я и заботливый.

С Варварой

Однако организовывать свою жизнь мне приходится довольно строго: отказываться от случайных проектов, ненужных концертов, бессмысленных встреч.

Дети все уникальные, и не только у музыкантов. Хотя сцена, конечно, — вещь заразная. Варвара предпочитает слушать «Странные игры» и «АВИА», периодически заглядывает к папе на концерты.

Рахов-младший

А вот Миша — профессиональный звукорежиссёр, работал со «Сплином» и «Королём и Шутом», сейчас в «Северном флоте». Несколько раз помогал мне со звуком в «Странных играх». В общем, он мастер своего дела, и я им горжусь.

Он почтительно называет меня «Старший», а в музыкальной среде нас разделяют как Рахов-старший и Рахов-младший. А вот в середине 1980-х он меня «подставил». Был концерт «Странных игр». Я играю на саксофоне, но ни одного звука нормального издать не могу. Позор, коллеги смотрят с укоризной. После концерта обнаруживаю внутри саксофона изрядное количество пряников. Оказалось, что это маленький Миша положил их в раструб, чтобы папа не проголодался.

Моя младшая, Глафира, видела выступления папы пока только по телевизору — летом посмотрела весь концерт «АВИА» на Дворцовой площади. Вообще, она уже виртуозно вычислила все мои слабые места — к папе на ручки и все такое — и умело этим пользуется.

Кстати, я уже не только отец, но и дед. У меня двое внуков: пятилетний Федор и Алексей, ровесник Глафиры».

 

Анатолий Натаровский, барабанщик групп «АКИМАМА», «Бони `Нем», «Кома», отец Арсения (6 лет) и Северина (14 лет)

«Став отцом, я, во-первых, начал более бережно и нежно относиться к своей любимой женщине, маме моих детей. Во-вторых, с тех пор серьёзно обдумываю свои поступки: хотелось бы, чтобы детям было за меня не стыдно. Вообще, родственники считают, что я — беспокойный папа: мне всегда хочется «подстелить соломку», чтобы сыновья не упали. А еще я имею привычку звонить с гастролей по нескольку раз в день, спрашивая «как там наши?».

По возможности я стараюсь брать детей с собой на концерты, в поездки. Например, младший поехал с нами на первые гастроли, когда ему был всего лишь месяц от роду. Мы с женой вместе заняты в музыкальных проектах (Татьяна Яценко — лицо, голос и клавиши группы «АКИМАМА», второй вокал «Бони’Нем», прим. Т. М.), поэтому, чтобы «удержаться на маршруте» нужен надежный тыл. У нас это — это теща, наша лучшая бабушка. Респекты ей и низкий поклон.

Я уверен, что дети музыкантов — особенные! Они «обречены» заниматься музыкой. Старший «замучен» музыкальной школой по классу фортепиано. Он также занимается на ударных, сам купил себе электронную установку, играет так, что мне завидно. Когда ему было 3 года, он записал бэк-вокал для песни «Папа слон», альбом «Urban». Сейчас он иногда поддерживает нашу группу, играя на перкуссии. А еще он нередко сидит с младшим, пока «предки сейшенят». Арсений тоже пойдет в «музыкалку» по классу ударных, а пока он «рубится» с нами на сцене со своей игрушечной гитарой, поет песни всех наших музыкальных проектов, с удовольствием «включается» в репетиции.

Вообще, наша мама очень переживает за духовное развитие, поэтому старается выводить нас на концерты классической музыки. Дети слушали орган и в Питере, и во многих европейских городах. И везде окружающие нас меломаны восхищались: как ваши мальчики хорошо воспитаны, как они себя идеально ведут на концертах. Их «идеальное» поведение заключается в том, что и Северин, и Арсений засыпают крепким сладким сном после третей классической композиции. Мы не расстраиваемся по этому поводу — говорят, под классику спать полезно».

 

Сергей Кивин, барабанщик группы Animal Джаz, отец Маргариты (5 лет) и двойняшек Давида и Дениса (4 года)

«С появлением детей я стал по-настоящему ценить время. В перерывах между гастролями я стараюсь как можно больше быть рядом с ними. А во время поездок — постоянно на связи с семьей. Когда есть возможность, звоню детям перед сном, чтобы пожелать им спокойной ночи. Вообще, я жду того времени, когда уже смогу брать их с собой на непродолжительные гастроли. А пока с интересом наблюдаю, как они растут и меняются за время моих отъездов, даже коротких.

Как-то раз, когда я собирался на очередные гастроли, расстроенная дочь подошла и спросила: «Папа, ты же едешь на работу, чтобы зарабатывать деньги?». Я ответил, что да. На что она предложила мне вместо гастролей просто сходить в ломбард и взять денег там.

Я весьма лояльный папа, совсем не строгий и не авторитарный. Моя позиция в любой ситуации: выслушать и договориться, а не требовать послушания любыми средствами. Вообще, на сцене я всегда «в тонусе» — иначе и быть не может. А дома стараюсь расслабиться, насколько это вообще возможно с тремя детьми.

Каждый ребёнок на планете особенный, не важно, являются ли его родители музыкантами, менеджерами или кем-то ещё. Конечно, мои дети знают, чем я занимаюсь. Они не раз бывали на концертах и даже успели постоять на сцене «Юбилейного», когда Аnimal Джаz вручали премию за лучшую песню и лучший альбом — «Хранитель весны». Символично то, что на его обложке — мой сын!».

2
0
64
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ СТАТЕЙ