Дед Мороз (не) существует: «Я не верила в волшебство. Я верила в папу»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Дед Мороз (не) существует: «Я не верила в волшебство. Я верила в папу»

Приближается Новый год. И перед некоторыми родителями встает дилемма: «Как быть с историей про Деда Мороза? Продолжать творить сказку для своего ребенка или переходить в мир материальный, где подарки под елку кладут мамы и папы?». Пока они размышляют над этими непростыми вопросами, герои нового выпуска «Родительского клуба Littleone» вспоминают, как сами в детстве разоблачили Деда Мороза, как верили в сказку и кто им ее дарил. А еще — рассказывают, какой тактики придерживаются со своими детьми.

«Волшебство может быть неприглядным»

Фото: cottonbro, Pexels

Ира Форд, 45 лет, мама Ярославы (13 лет) и Георгия (9 лет): «А из колонок несется: «Дед Мороз умер, я знал многих женщин, бывал нетверёз» (с). Яся и Гоша подпевают, и я понимаю — они не в драме. Несмотря на то, что Дед Мороз умер. Или растаял. Или разделся. Да я и сама такая же. Дед Мороз умер. Но он жив…

Мама работала в ДК, и шуба Деда Мороза висела у нас в шкафу рядом с папиными костюмами и мамиными платьями. И мне не надо было угадывать «на носу-то крапины, а глаза-то папины». Глаза были папины. И ботинки. И уши тоже папины торчали из-под шапки. Это не обсуждалось. Главное было понятно — костюм! Он снова в деле. И значит, будут подарки.

Помню, канун Нового года, мне — лет 6, на кухне что-то загрохотало. Я рванула туда — в форточке торчали санки.

Выглянула в окно, а там — сильная метель с порывами и над землей летел Дед Мороз, держа под руку Снегурочку. Мои сомнения развеялись: все-таки он существует! Но ничего общего не имеет с папой. Папа — это папа. Это такая игра в Деда Мороза.

Мы играли в эту игру всей семьей. Даже когда я отчаянно выросла. Мне было 14 — Дед Мороз в папином лице в полночь стучал посохом в дверь. Потом —15, 16, 17… Дед Мороз не думал изменять себе. Еще чего.

Я не верила в волшебство. Я верила в папу.

А Дед Мороз ждал свой звездный час. И едва родились внуки, он вломился в дом с новой силой. Сначала к Ясе, потом — к Гоше.

В том самом костюме, видавшем виды. Ничего страшного: волшебство может быть неприглядным и одетым в шубу, списанную со склада ДК 40 лет назад. Главное — настрой».

«Дед Мороз — это фейк»

Аня Владимирская, 34 года, мама Златы (12 лет): «У меня есть старший брат Саша. Когда ему было 5 лет (я в то время еще не родилась, у нас разница 8 лет) к нам пришел Дед Мороз — переодетый папин коллега. Он послушал стих, который брат ему прочел и вручил подарок. Пока Саша изучал подарок, «Дед Мороз» задержался в коридоре, чтобы поговорить с папой. И тут оказалось, что брат забыл вручить рисунок. Саша выбегает в коридор, а там…

… Дед Мороз уже снял бороду! Так и выяснилось, что он не настоящий. И это было, конечно, одно из первых знаний, которыми брат поделился со мной. Мне было тогда, может, лет пять. Или меньше. Но вообще родители никогда не рассказывали мне про Деда Мороза, обжегшись на истории с братом. Я знала, что подарки дарят родители, но ощущение волшебства Нового года присутствовало всегда! Это было просто другое чудо: папа переодевался в Деда Мороза, я, наверное, лет с трех — в Снегурочку, и мы дарили всей семье подарки.

Когда родилась дочка, мы с мужем создавали ей сказку: оставляли подарок от Деда Мороза под елочкой, вместе писали ему письма. Но в 8 лет дочь сказала, что его не существует. Одноклассники ей рассказали, что Дед Мороз — это фейк. И она отреагировала очень здраво. Претензий, обид не было. Видимо, в этом возрасте она уже была готова к этому известию, и сама что-то подобное подозревала».

«Я проявляла чудеса эквилибристики, а он — чудеса невнимательности»

Надежда Ситкарева, 41 год, мама Максима (14 лет): «Я помню, в детстве Дед Мороз ко мне только один раз приходил. Мне было 5 лет. Я ждала, что он придет в гости, готовилась. Стих был выучен. Правда, это было стихотворение «Ласточка с весною в сени к нам летит». Но это мелочи. Дедушку даже рассмешило. А то: ласточек-то он в своей избушке на севере наверняка никогда не видел!

Жили мы на пятом этаже в доме без лифта. Вдруг слышим с мамой равномерный стук: тук, тук, тук… Ну, думаем, точно, Дед Мороз идет, посохом по ступеням стучит! Я бегу открывать. А там — моя подружка в коньках и комьях снега на вязаных рейтузах по лестнице лезвиями топает, чтобы позвать гулять. А я не могу! Я Деда Мороза жду! Но вот тогда у меня впервые и закрались мысли: «А чего это Дед Мороз к ней не пришел в тот день? Почему только ко мне. Странно». Окончательно мою веру в Деда Мороза подорвали советские новогодние фильмы. В них же показывали, как дядьки переодеваются в костюмы и ходят по квартирам, поздравляют детей.

Ну, а то, что подарки под елку не Дед Мороз кладет, я всегда знала. Я даже не помню, как поняла, что это мама и папа, а не волшебник их туда складывает. Может, они с самого начала это мне транслировали?

А вот сын мой, Макс, долго верил в Деда Мороза и в то, что именно он под елочкой подарки складывает: лет до 10 точно. А все потому, что я проявляла чудеса эквилибристики, а он — чудеса невнимательности: вот вроде бы мы все дома и рядом сидим, у него на виду, и — хоба — после полуночки подарок под уже елкой. Чудеса!».

«Бабушка в тысячу раз круче любого Деда Мороза»

Надежда Никитина, 38 лет, мама Марии (13 лет) и Ульяны (4 года): «Я точно верила в Деда Мороза. А однажды, под Новый год, нам с сестрой было лет по 5, раздался звонок в дверь. Мама пошла открывать. Мы с сестрой кричим:

— Кто там, мам?

— Дед Мороз! — отвечает мама и смеется.

А к нам с сестрой вообще никогда не приходил Дед Мороз домой. Поэтому я, помню, очень обрадовалась. Выглядываю и вижу, что это не Дед Мороз пришел, а бабушка из деревни приехала, с живой елочкой в руках. И я, хоть и разочаровалась в Деде Морозе, но очень обрадовалась! Мы все очень любили и скучали по бабушке, так как виделись только летом. А тут такой подарок! Помню ощущение чуда в тот момент, ведь бабушка в тысячу раз лучше любого Деда Мороза. А фальшивого мне и в садике на новогодних утренниках хватало. Это я сразу просекла, как в первый раз его увидела: у него были ненастоящие усы и борода».

«Враки — это не только лиса, но и все остальное тоже. Вместе с Дедом Морозом»

Фото: Andrea Piacquadio, Pexels

Аня Румянцева, 32 года, мама Петра (7 лет) и Павла (4 года): «В детстве Дед Мороз никогда не приходил ко мне домой. Была фея дождя, Снегурка как-то раз приходила. А Дед Мороз — нет. И я понимала, что Дед Мороз — это волшебство и чудо. Но он был со мной на таком расстоянии — как будто не для меня. Один раз я почти прикоснулась к чуду. У нас были гости, и они позвали меня: «Смотри, смотри, вон Дед Мороз летит на ковре-самолете!». Я подбежала к окну, но… поздно!

Я верила в Деда Мороза лет до 10, наверное. Но однажды под Новый год мама выдумала, что моя игрушка — страшная советская лиса — сбегает по ночам в лес. На санках. За подарками. И это был перебор. Я заподозрила подвох. Подумала: «Ну, это враки. Не может моя страшная лиса ночью оживать и сбегать в лес». Я продержалась с этими подозрениями год. И пристала к маме с допросом. А она решила, что я уже достаточно взрослая, и во всем призналась. И раскаялась: «Да, — сказала она, — я выдумала все это про лису!».

Я расстроилась ужасно. Поняла — взрослые врут. И, наверное, враки — это не только лиса, но и все остальное тоже. Вместе с Дедом Морозом. И перестала в него верить.

Но для своих детей я продолжаю создавать чудо и сказку. Знаю, как им хочется настоящего волшебства, пусть и с людской помощью!».

«Дед Мороз и его команда — люди, а в людей нужно верить. Особенно в волшебных!»

Настя Волынкина, 29 лет, детей пока нет: «Мне было 4 года, когда в детском саду на утреннике в зал вошел Дед Мороз и спросил: «Дети, вы меня узнали? Кто я?». Все кричали: «Дедушка Мороз!». Но я-то узнала, кто это был по-настоящему: этот голос я бы и сейчас не спутала. Странно, что другие не догадались. Это была воспитатель Ирина Альбертовна. О чем я всех громко и оповестила!

Я росла в маленьком городе, артистов там не было, и вместо воспитателей Дедами Морозами часто становились папы, но не все проявляли себя активным и харизматичным Дедушкой. Другое дело — Ирина Альбертовна! Она была великолепным Дедом Морозом! И с 4 лет я точно знаю: если тебе чего-то очень хочется, то всегда найдутся люди, которые переоденутся в Деда Мороза и исполнят твое желание.

Я не могу сказать, как я поведу себя со своими детьми и запланировать, конечно, не получится, потому что жизнь обязательно внесет свои коррективы. Но я бы хотела, чтобы сказка в их сердечках зародилась и жила там всю жизнь. Я сама до сих пор ношу в себе приятное предвкушение праздника: за месяц включаю огоньки, скупаю невероятной красоты и космической стоимости книжки, жгу свечи, достаю коньки и варежки, смотрю на снегопад за окном с чаем в руках и мечтаю, что Новый год и Рождество сделают мир счастливее, добрее и никто не останется без подарка. В конце концов, Дед Мороз и его команда — это люди, а в людей нужно верить. Особенно в волшебных!».

«Дед Мороз пришел в папиных черных резиновых сапогах»

Фото: Eva Elijas, Pexels

Александра Кудрявцева, 43 года, мама Максима (20 лет): «Однажды к нам с братом под Новый год пришел Дедушка Мороз. Мне было 9 лет, Мише — 5. Дед Мороз пришел в папиных черных резиновых сапогах с наклеенными кусочками ваты. И братец мне шепотом говорит на ухо утвердительно: «Это папа!», и я ему в ответ: «Ага!».

Растить же веру в Деда Мороза у собственного сына мне было сложно. Но я исправно подбрасывала подарочки под елку, пока он не закатил истерику, что он хотел «Ладу-Самару», а это «простой Гелик». Тогда пришлось сказать, что у мамы нет денег на более дорогой подарок. Обиделся. Сказал, что я сломала его веру в Деда Мороза. Ему в этот момент было 9 лет. Как и мне в тот год, когда я все поняла про Деда Мороза. Впрочем, я и раньше подозревала, что не все чисто. Но праздник есть праздник, я подыгрывала как могла».

«Веришь в Деда Мороза? Ну, и дурак!»

Лара Покровская, 49 лет, мама Егора (20 лет) и Саши (11 лет): «Я помню, что мама переодевалась в Деда Мороза и приходила домой с подарками. Она была школьным учителем, постоянно готовила разные праздники, писала и разыгрывала сценарии. Поэтому и доступ к костюму у нее был. Какое-то количество лет я верила, что к нам приходит Дед Мороз, а потом однажды — рррраз! — и узнала маму. Тогда среди нот нарочитого мужского голоса услышала ее интонацию. Мне было лет 7, наверное.

Мы с мужем вкладывались в то, чтобы создавать своим детям сказку. И у нас это неплохо получалось — и подарки появлялись по волшебству, и переписка с Дедом Морозом через морозилку осуществлялась. Но однажды в мире сына сказка разбилась вдребезги. Егор гулял во дворе, ему было 8 лет, и старшие ребята стали издеваться над ним: «Веришь в Деда Мороза? Ну, и дурак! Родители врут, что Дед Мороз существует!».

Егор воспринял это очень болезненно. Он пришел домой, расплакался, обвинял нас в том, что мы его обманывали. Я отреагировала сложно. Сказала, что раз ты не веришь в Деда Мороза, то и подарков от него больше не будет: не может приносить подарки тот, кто не существует. Сын расстроился еще больше. И сейчас, с высоты лет, я сожалею, что пропустила тот момент, когда Егору было важнее знать правду, чем верить в сказку.

Мне греет душу, что с дочкой получается все иначе. Но в этом году Саша уже не верит в Деда Мороза. Уже в прошлом она подозревала. Ей хотелось быть достаточно взрослой, чтобы узнать правду, но не хотелось прощаться с волшебной новогодней сказкой.

Она маялась и мучилась — то ли задать прямой вопрос, то ли нет. Я говорила, что могу ответить на ее вопросы, если она решит, что готова слышать ответы. И она решила, что не готова. То есть, по сути, правду она уже знала, но не хотела знать.

А еще за год до этого мы «накосячили»: при упаковке подарка не заметили накладную с указанием ФИО получателя. В итоге Саша обнаружила ее в подарке. Еще какие-то мелкие огрехи были. И Саша, с одной стороны, собирала эти факты, с другой — не решалась на них посмотреть.

Фото: Laura James, Pexels

Этой осенью она снова стала страдать — то ли есть Дед Мороз, то ли нет, то ли хочет она знать, то ли нет. А потом она зачем-то решила перечитать переписку в нашем общем семейном чате. Нашла там сообщение, в котором я год назад давала ссылку на свой пост про закулисье нового года, пошла по ней и прочла, как мы вешали адвент-календарь, который, по легенде, приносит Дед Мороз.

И поставила меня сначала перед фактом, что знает, что адвенты вешали мы, а потом — что она знает, что Деда Мороза не существует. Я подтвердила: «Значит время знать пришло». Она весь вечер плакала, прощалась с детством, горевала. Я была вместе с ней: обнимала и тоже грустила. А потом Саша пыталась вспомнить, что она просила у Деда Мороза в прошлые года, и я вынула из закромов и дала ей перечитать все ее письма к Деду Морозу и к снеговичке Снежинке. Потому что я сохранила все это для нее.Я чувствовала огромное облегчение, что больше не нужно заморачиваться, чтобы все это придумывать и состыковывать между собой так, чтобы получалась сказка.

А еще Саша рассчитывает, что однажды я открою ей тайну, каким образом подарки появлялись под новогодней елкой, когда все сидели рядом с ней за праздничным столом. Это так и осталось для нее непонятным. Но я планирую хранить эту тайну до…внуков, да!».

«Дед Мороз — это же я!»

Регина Рыбакова, 38 лет, мама Яромира (11 лет), Данияра (9 лет), Далимира (7 лет), Фелиции (3 года): «У нас в семье не очень было принято дарить друг другу подарки. В Новый год были презенты из школы, на который родительский комитет собирал деньги, и с работы родителей, обычно сладости. Мама и папа считали, что этого достаточно. А смысл этого праздника для меня появился только после того, как я услышала где-то слова, что Дед Мороз живет в сердце каждого. Желание принести радость, счастье, создать праздник — это он и есть.

И вот помню, что мне15 лет. Наступал год тигра. Я очень хотела быть папиным Дедом Морозом. Я подготовила ему подарок на Новый год: сама сделала для него коробку для красивой упаковки, а на ней нарисовала рыжего тигра. Мне так хотелось его порадовать. Я ожидала момента вручения подарка больше, чем самого Нового года. Но когда он получил его, то даже не поблагодарил меня. Высказал какое-то неодобрение рисунку. Сказал, что подарок ему не понравился. Сейчас я понимаю, папа так прикрывал свой стыд, что не может мне ответить тем же. А тогда, как раз в этот момент, я перестала верить в Деда Мороза, который живет в моем сердце.

Но позже, когда у меня самой появились дети, я вспомнила, что Дед Мороз — это же я! И с тех пор Новый год — мой самый любимый праздник!».

«Не помню, чтобы я когда-то верила в Деда Мороза»

Лариса Щипило, 55 лет: «Мое детсадовское детство прошло в военном гарнизоне в Заполярье. Не помню, чтобы я когда-то верила в Деда Мороза. Даже не задумывалась об этом. Просто всегда знала, что Дед Мороз на утреннике — это чей-то папа. Иногда это был переодетый артистичный матрос из военной части. Мне кажется, никто из моих друзей в Деда Мороза не верил, то есть верили, но так... не по-настоящему, не всей душой. Как-то не старались особо тогда родители в нашем поколении эту веру поддерживать и культивировать. Говорили, конечно, традиционное: «Вот тебе подарок от Деда Мороза!». Ты кричал: «Ура!» — и скорее смотреть, что там! Не помню, чтобы писали Деду Морозу письма, клали в морозилку, что-то конкретное у него просили, заказывали. В те времена всеобщего дефицита, тем более в маленьких городах и поселках, нашим родителям осуществить детские хотелки было непосильным подвигом. Тем не менее, ощущение праздника и новогоднего волшебства помню прекрасно. Спасибо взрослым, они старались устроить праздник.

У нас в поселке на Новый год ставили сосенку около клуба, украшали ее гирляндой из раскрашенных масляной краской электрических лампочек в количестве 15 штук. Эта «новогодняя елка» была видна из нашего окна. Полярная ночь, темень, сугробы, метель метет... Посмотришь ночью в окно, а она стоит в сугробе и светится разноцветными огоньками, народу никого и только собаки вокруг бегают. Вот это была сказка!».

Читайте по теме:

1
0
530
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ