Это сообщение автоматически закроется через сек.

Куда уходит секс и как его вернуть?

Секс – одна из ярких и важных сторон семейной жизни. А что делать, если однажды супруги, проснувшись, взглянули в лицо друг другу и правде в глаза и признались, что секса нет и давно? На эту интимную тему размышляет психолог и сексолог Александр Ройтман, отвечая на вопросы журналиста Иры Форд.

— Они жили долго и почти счастливо. Но в один непрекрасный день вдруг проснулись и поняли — а секса-то нет уже уйму времени. Куда он исчез?

— У всех свои причины. Но, кстати, если спросить пару 30-летних: «А чего, у вас секса нет?», очень многие ответят: «А кто сейчас в 30 лет занимается сексом?». У кого-то двое детей и 10 лет брака, и они устали. Ипотека, кредиты, родительские собрания, невыученные уроки — и вот результат: по пути они остыли друг к другу. У других — замершая беременность, после которой тяжело вернуться к сексу, который принес такую боль. У третьих разнится сексуальный темперамент, и ему не надо, а она в курсе уже, что когда ему не надо, не стоит и начинать. Кому-то оказывается важнее поиграть в компьютерные игры перед сном. Самая частая причина отсутствия секса — появление ребенка, чаще второго. Усталость накапливается, как и поводы для отказа, и однажды из «завтра, потому что я сегодня устала» и «завтра, потому что я сегодня устал» формируется некий новый статус-кво, статус, когда перед сексом сначала надо взять разрешение на секс, а за разрешением идти влом, и секс отваливается сам собой, как атавизм.

— Оглянулись, секса нет, и что делать?

— Первый вопрос: а нужно ли что-то делать?

— Но хочется ведь как люди! Допустим, вот муж и жена вышли из своей квартиры, оказались в каком-то общественном месте и увидели там своими глазами людей, у которых секс явно есть. И они очнулись.

— Ты говоришь, что появился некий внешний фактор, не имеющий никакого отношения к физиологии, к возбуждению, к поведению. Идеально, если и та и другая сторона смотрит на этот внешний фактор и говорит друг другу: «Слушай, беда, надо что-то делать!». В этом случае дальше нечего обсуждать, они сами всё сделают: их позиции параллельны и уравнены, конфликта нет, ситуация носит сугубо технологический характер. Они решат этот вопрос, как вопрос с кредитом на машину, которую нужно взять, поскольку старая машина посыпалась.

— Я поняла — то, что в семье нет секса — это ещё не болезнь. Болезнь — если кого-то это перестает устраивать, да?

— Я знаю много семей, где в 30 лет секс раз в полгода. Обе стороны относятся к этому равнодушно. Это не норма в целом, но для этих семей норма. А вот если секса нет, и его отсутствие доставляет боль — это совсем другая тема. Например, жена говорит: «Ты знаешь, я много лет несчастна. Я вдруг подумала, что в моей жизни нет секса». А муж спрашивает: «А почему ты об этом вдруг подумала?». «Посмотрела, Петровы, по всему видно, ходили в туалет не просто так». «Но Петровы и Ивановы да, а с тобой что? Чего тебе вдруг втемяшилось?». И дальше второй вопрос: это физиология? Или она хочет быть такой, как все, и ей эмоционально плохо, что она не такая? И первое, и второе может быть серьёзным фактором и поводом для работы, но это две совершенно разные ситуации.

А еще для женщин очень часто такая ситуация — способ показать мужчине, какое он ничтожество. В этом случае никому уже не нужен секс: ей нужно показать, что он плох, а ему нужно показать, что она сама виновата.

— Еще бывает, что секса нет по причине здоровья. То есть нездоровья.

— Ну да. Причем это может быть что угодно — диабет, эндокринные нарушения, болезнь печени. У меня была ситуация лет 10 назад: вдруг исчезло либидо вообще. Я рассказал жене, она взяла мне талон к урологу. Уролог прописал таблетки. Я пил. За 3 месяца всё восстановилось, больше никаких проблем не было, точка. То есть, если проблема лежит в медицинской плоскости, её надо решить сугубо медицинским образом. Причем решить все можно быстро и эффективно: мне прописали рецепт, я сделал, что мне сказали, проблема устранена.

— Это понятно. Но, допустим, ты проснулся и понял, что у тебя вдруг пропало либидо. Но в тот момент, когда ты говоришь об этом жене, она реагирует по-другому. Она не бежит за талоном к врачу, а начинает подозревать тебя в измене или говорит: «Не стоит? На меня? Да ты ничтожество!». Тогда бы это было вообще не про секс, да?

— При таком повороте у мужчины вообще может не возникнуть желание восстанавливать ситуацию. Или появится серьёзная потребность начать проверять свои возможности на стороне. Спортивным образом проверять — когда интересуют не отношения, а доказательства. И в итоге выходит, что проблема изначально вполне себе физиологическая, а компенсация носит психологический характер.

— Давай рассмотрим такую историю: у Т. три года нет секса в браке. Его и сначала-то не очень много было, потом он стал раз в полгода, а вот уже три года она вообще не знает плотских радостей, а муж говорит: «Ничего не могу поделать, импотент. И вообще отстань. Что тебя не устраивает? Ты сама меня выбрала». И вроде Т. уже смирилась с тем, как проходит жизнь, но тут оказывается, что у её мужа-импотента три года как есть любовница. Это частая ситуация?

— Ты говоришь, что у него есть любовница. Но её могло и не быть. А могло быть две любовницы. Или три. Причем с появлением любовниц секс мог улучшиться: часто, как только появляется любовница, мужчина начинает вести себя в семье подчёркнуто хорошо. Тут все нелинейно, я не могу выявить закономерность и пообещать, что если пойдешь А2-А4 — будет хэппи-энд. Измены имеют очень разную, сложную структуру. Некоторые измены, например, не имеют никакого отношения к одной из сторон. Очень часто бывает, что у мужа или жены формируется несколько отношений, где на другом конце замужняя женщина или женатый мужчина. При этом такие отношения носят компенсирующий характер — в том смысле, что в случае сложностей или конфликта в семье человек, вместо того, чтобы взять на себя ответственность за реконструкцию семейных трудностей, компенсирует их через вторые отношения. Такой громоотвод.

— Еще ситуация: А. долго встречалась с женатым мужчиной, через несколько лет он развелся, они поженились, родился ребенок, секс из отношений ушел. Как так? Ведь начиналось-то все с секса!

— Наверное, здесь речь о том, что поменялись роли: он был любовником, а стал папой их ребенка, а это не про секс. Она была любовница, а стала «мамочкой». Такое случается. Это бывает непросто, но это решается: в каждом случае индивидуально, порой помогает даже просто поменять позу на более адекватную нынешней сексуальной роли, и дело идет на лад.

— Девушке 32 года, она много работает, а когда просыпается в выходной, понимает — у неё месяцами нет секса, хотя и молодой человек вроде есть, и секса хочется.

— И вот приходит эта девушка ко мне, я спрашиваю: «Что для тебя секс?», девушка молчит. Я спрашиваю: «А чем ты живешь?». И тут она говорит: «А я не живу, я вообще не живу. У меня даже нет ответа на вопрос, жила ли я когда-нибудь вообще». И понятно, что секс тут играет не главную роль. Главное в этой истории для психолога — дать импульс, чтобы у девушки появилась мотивация восстанавливать её жизнь. А там и секс подтянется.

— Есть какой-то алгоритм, что делать, если ты проснулась и поняла, что у тебя полгода нет секса?

— Нет алгоритма! Ты норовишь подойти к этой очень сложной функции как к изолированному какому-то компоненту отношений. Но секс в человеческой жизни — это функция целого ряда процессов, и выдёргивать его, как морковку из земли, очень рискованно. Эту морковку потом в землю не воткнёшь. Секс — вершина всего социального поведения личности. Самостоятельно секс вообще ничего не требует, он даже не требует партнёра, секс в сухом остатке — это мастурбация. Но как только мы берём секс в семье, то секс — это семья, её история, мифология, всё. У меня сейчас есть клиенты, которых, по-хорошему, нужно отправить к сексологу. Но мне не нравится эта идея, потому что сексолога мало: семье нужна команда, которая проработает тему отсутствия секса с разных сторон: врач-сексолог, врач-уролог, гинеколог-сексолог, психолог-сексолог и семейный терапевт. И чтобы поставить верный диагноз, надо чтобы этот разговор начинал не врач, а, желательно, психолог.

— Тут я представляю картину «залеченной» семьи, которая ходит из кабинета в кабинет, и конца края этой ходьбе нет.

— Я убежден, что лучшая ситуация для клиента, когда люди помогающих профессий — от священника до врача — обеспечивают клиенту возможность как можно быстрее уйти на свои хлеба, сделав помогающую фазу как можно более короткой. Если есть возможность прописать клиенту лекарство, проверить, что оно работает, и забыть фамилию клиента — это идеальный вариант. Но если нужна массивная помощь, то она нужна, тут не о чем говорить.

— Я поняла — рецепта на все случаи жизни нет. Кому-то надо посмотреть в глаза, кому-то — идти к врачу, кому-то — пересмотреть приоритеты.

— А кому-то поможет просто сесть рядом и посмотреть вдвоём порно. А потом обсудить, кто на что покупается в этой порнухе. Но порой для того чтобы скачать порно, сесть рядом и нажать кнопку Play, нужен год работы с психологом.

— А. и Б. сидели на трубе. Все было хорошо. И тут родился ребенок. Он спит всю ночь в отдельной кроватке, а секса нет. Почему?

— Так бывает. Смотри: с рождением ребенка А. ушла с работы, перестала надевать нарядную одежду, потеряла уверенность в себе, самостоятельность и независимость. Б. перестал воспринимать А. как женщину. Она перестала его возбуждать, перестала быть опасной, от Б. ушла тревога, что она уйдёт от него. Он думать перестал о ней, как о сексуальном объекте.

— Выход есть?

— Если А. умная женщина, то она осознает это моментально. И ситуация изменится на глазах!

— И здравствуй, секс?

— Здравствуй, здравствуй! Сколько лет, сколько зим!

5
0
КОММЕНТАРИИ2
0
Легко сказать... женщины обычно итак всё осознают, но кто даст им деньги на то, чтобы и дома быть "опасной" и желанной, ещё и время выделит, да и поспать тоже перед сексом было бы хорошо...или просто хотя бы поспать))))
0
А ведь, правда, все, похоже. Только вот как вернуть-то его. Если муж считает, что я "обабилась"?
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ СТАТЕЙ