Это сообщение автоматически закроется через сек.

Есть такие страницы истории, думать о которых страшно и больно. И тем не менее, помнить о них мы обязаны.

Пискаревское кладбище (пр. Непокоренных, д.72)

В годы блокады это кладбище стало одним из главных мест захоронения жителей города: в братских могилах за четыре года войны было похоронено более 470 тысяч ленинградцев и 50 тысяч воинов Ленинградского фронта. В иные, самые страшные дни, сюда доставляли до 10 000 погибших.

Поэтому именно здесь теперь находится главный блокадный мемориал, куда в дни памятных дат в первую очередь возлагают цветы и венки. В 1960 году в центре кладбища открыли скульптуру «Родина-Мать»: скорбное лицо шестиметровой бронзовой женщины обращено к бесчисленным братским захоронениям. А в каменных павильонах у входа на кладбище размещена выставка блокадных фотографий и экспонируется копия дневника Тани Савичевой — того самого дневника, рассказавшего всему миру об ужасах блокады и ставшего одним из основных документов Нюрнбергского процесса. Оригинал дневника хранится в Музее истории Санкт-Петербурга.

Музей обороны и блокады Ленинграда (Соляной пер., д. 9)

Главный ленинградский музей, посвященный блокаде, открылся уже в 1944 году, официальный статус получил в 1946, а в 1949 году был признан «идеологически неправильным» — якобы в нем недостаточно была подчеркнута роль в Победе товарища Сталина. 5 марта 1953 года (по иронии судьбы, ровно в день смерти Сталина) музей был окончательно закрыт. Часть экспонатов расформировали по другим музеям города, часть — уничтожили.

Восстановление стало возможным только во времена перестройки: в 1989 году музей вновь открылся для ленинградцев. Сегодня в его экспозиции более 50 тысяч экспонатов: оружие и награды, дневники и фронтовые письма, фотографии и газеты, живопись и графика художников тех лет. Есть здесь и пюпитр, за которым стоял дирижер во время исполнения Седьмой (Ленинградской) симфонии Шостаковича в Большом зале филармонии, и микрофон, с помощью которого каждый день обращалась к жителям города Ольга Берггольц, и та самая осьмушка блокадного хлеба. В одном из залов музея воссоздана обстановка ленинградской квартиры блокадных времен.

Надписи-предупреждения на стенах домов (Невский пр., д. 14, Лесной пр., д. 61, 22 линия В.О., д. 7, ул. Калинина, д. 6; в Кронштадте — ул. Посадская, д. 17, ул. Аммермана, д. 25).

«Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна» — надписи, наносившиеся в годы блокады на стенах домов с помощью трафаретов. Как правило, они появлялись на северных и северо-восточных сторонах улиц, поскольку обстрел чаще всего велся с южного и юго-западного направлений.

Надписей блокадных времен в Петербурге не сохранилось. Те, что мы видим сейчас, нанесены позже, в шестидесятых, и сопровождаются мраморными мемориальными досками.

Следы от артиллерийских снарядов

За годы блокады немецкая артиллерия выпустила по Ленинграду около 150 тысяч снарядов. Пострадали более 7000 жилых зданий, 600 предприятий, многие памятники архитектуры.

Во время реставрационных работ некоторые следы от осколков на исторических зданиях были специально оставлены: их можно увидеть на северо-западном постаменте коня Клодта Аничкова моста, на ступенях и колоннах западного фасада Исаакиевского собора и на северном фасаде храма «Спас на Крови».

Блокадный репродуктор (Невский пр., д. 54/3)

Памятный знак на углу Невского и Малой Садовой установлен в 2002 году на том самом месте, где в годы блокады размещался громкоговоритель. Радио в те дни играло в жизни ленинградцев ни с чем не сравнимую роль: оно не только поддерживало связь осажденного города с остальной страной, не только передавало долгожданные вести с фронта, но и организовывало повседневную жизнь горожан — передавало сигналы воздушной тревоги и «отбоя», оповещало об артобстрелах, рассказывало об изменения норм продуктов, объясняло, как вести себя при тревоге. В перерывах между передачами были слышны звуки метронома: 60 ударов в минуту — все спокойно, учащенный «пульс» — бомбежка или артобстрел. А зачитываемые по радио фронтовые письма заменяли неработавщую почту.

В первые же месяцы блокады на улицах города установили 1500 громкоговорителей. Они были расположены так, чтобы прохожий непрерывно находился в зоне их звучания. Вещание шло из Дома радио по соседству (ул. Итальянская, д. 27).

Блокадная парикмахерская (Невский пр., д. 54)

В одной из парадных того самого дома с Блокадным репродуктором можно обнаружить еще один памятный знак, посвященный легендарной Блокадной парикмахерской. Долгие месяцы она была единственной парикмахерской Ленинграда. Воду парикмахеры сами носили в ведрах из проруби, лак для волос изготавливали тоже сами — и, одетые в пальто, с посиневшими от холода пальцами, каждый день продолжали работу. От клиентов отбоя не было — в отсутствие воды для многих ленинградцев парикмахерская была единственной возможностью хотя бы вымыть голову.

«В эти годы труд парикмахеров доказал: красота спасет мир», гласит мемориальная доска на том месте, где когда-то была парикмахерская. Сама она в 2006 году закрылась — теперь на ее месте магазин «Зенит-Арена».

Блокадная полынья (наб. Фонтанки, спуск к воде напротив дома №21)

Этот памятный знак, также известный как «Дни блокады», установили в 2001 году на том месте, где ленинградцы брали питьевую воду из ледяной проруби (водопровод замерз в первую же зиму, беспрецедентно холодную для Ленинграда). Еще один памятный знак, «Блокадный колодец», можно увидеть на стене дома №6 по проспекту Непокоренных: панно изображает женщину с ребенком на руках и ведром.

Памятник блокадному трамваю (пр. Стачек, д. 114)

В годы блокады трамвай был единственным общественным транспортом, оставшимся у ленинградцев: автомобильный транспорт сразу же забрали на фронт, а троллейбусное сообщение оказалось непрактичным из-за плохо еще развитой сети. Поэтому именно на трамваях отвозили к линии фронта солдат, увозили обратно раненых, подвозили к магазинам хлеб, а к предприятиям — необходимые материалы. А из старых трамвайных вагонов на подступах к городу соорудили баррикаду, которая должна была воспрепятствовать проходу немецких танков.

Памятник на проспекте Стачек — реальный трамвай серии МС, выпущенный в тридцатые годы Путиловским заводом и в годы блокады курсировавший по маршруту №12.

Подстанция №11 (наб. Фонтанки, д. 3А)

Зимой 1941-42 гг из-за прекращения подачи электроэнергии трамвайное сообщение в блокадном городе на три месяца замерло — и это оказалось катастрофой. Двух-трехчасовые ежедневные пешеходные марши от места жительства до места работы для измученных горожан оказались непосильными: тысячи людей так и умерли в дороге. Поэтому на восстановление трамвайного сообщения весной 1942 года были брошены все силы — и именно эта тяговая подстанция на Фонтанке дала в сеть энергию, обеспечившую движение трамвая (о чем и гласит теперь мемориальная доска на ее фасаде).

Несколько лет назад мы это легендарное здание чуть не потеряли: его собирались снести и построить на освободившемся месте отель. Но градозащитники подстанцию отстояли: в 2014 году ей присвоили статус объекта культурного наследия.

Квартира Тани Савичевой (2 линия В.О., д. 13)

На доме, в одной из квартир которого школьница Таня Савичева вела свою страшную хронику, оканчивающуюся словами «Умерли все. Осталась одна Таня», много лет даже мемориальной доски не было. В 2005 году доска все-таки появилась — чуть левее квартиры Савичевых — и теперь здесь круглый год лежат живые цветы.

А неподалеку, в школе №35 (в которой когда-то училась Таня), недавно открыли музей ее имени: с блокадными предметами быта (от газет до хлебных карточек) и фотоисторией семьи Савичевых.

Улица Репина

По соседству располагается улица Репина — одна из самых узеньких улочек Петербурга, с шириной всего 5,6 м. Она выглядит так идиллически, что просто невозможно поверить (да и не хочется), что в страшную зиму 1941-42 она была своего рода моргом: сюда жители острова свозили тела со всех окрестных улиц, не имея сил и возможности доставить их на кладбище.

Памятник детям блокады (ул. Наличная, д. 55)

Памятник появился несколько лет назад в сквере, высаженном в начале 50-х ленинградскими школьниками в память о детях блокадного города. Скульптура изображает хрупкую девочку в шали.

Театр им. В.Ф. Комиссаржевской (ул. Итальянская, д. 19)

В октябре 1942 года в осажденном городе открылся новый театр, который зрители сразу окрестили Блокадным. Спектакли здесь начинались в 17:00, чтобы можно было вернуться домой до комендантского часа, а актеры и зрители демонстрировали удивительную выдержку и хладнокровие. К примеру, если во время представления гас свет, зрители направляли на сцену фонарики, и актеры продолжали играть под их лучами; а если начинался артобстрел, все вместе спускались в бомбоубежище, а потом возвращались на свои места и продолжали спектакль.

Стадион «Динамо» (пр. Динамо, д. 44)

Еще один легендарный пример беспримерного мужества и хладнокровия ленинградцев — футбольный матч, прошедший на стадионе «Динамо» 31 мая 1942 года. За «Динамо» играли футболисты этой команды (кого-то как раз выписали из госпиталя, кого-то на один день забрали с передовой), а вот у их соперников, команды Ленинградского металлического завода, своего коллектива не было — команду составили из игроков разных городских команд и просто людей, способных стоять на ногах и знакомых с правилами (а так как одного человека все равно не хватало, «Динамовцы» уступили соперникам своего игрока).

Из-за истощения футболистов играли не полный матч, а сокращенный — два тайма по полчаса с перерывом. Второй тайм был прерван бомбежкой, но после возвращения из бомбоубежища футболисты продолжили матч. Игра завершилась со счетом 6:0 в пользу «Динамо», но все понимали, что дело не в счете: это была общая победа над собой, над страхом, над блокадой.

Ленинградский зоопарк (Александровский парк, д. 1)

Не все знают, что на территории зоопарка есть музей «Зоосад в годы блокады»: он работает нечасто, только по памятным датам. А посетить его стоит: история того, как зоосад выживал в осажденном городе, по-настоящему восхищает.

Экспозиция разделена на три зоны. Первая — комната служителя зоосада с тахтой, буржуйкой, заклеенными бумагой окнами: в таких комнатах сотрудники и жили вместе с семьями, чтобы иметь возможность круглосуточно присматривать за животными. Вторая зона посвящена уходу за зверями: в ней можно увидеть ветеринарные инструменты, которыми служители зоосада лечили пострадавших под обстрелами подопечных, и сельскохозяйственный инвентарь, с помощью которого заготавливался скудный корм. И наконец, третья зона — рабочий кабинет: она рассказывает о научно-исследовательской работе зоосада, не прекращавшейся даже в дни блокады.

Институт растениеводства им. Вавилова (Исаакиевская пл., д. 4)

Пожалуй, самый яркий и трагический пример победы человеческого духа над обстоятельствами. В зданиях Всесоюзного института растениеводства в годы блокады хранилось несколько тонн семян уникальных зерновых культур. Но сотрудники института предпочли погибнуть от голода, но не тронуть ни одного зернышка из семенного фонда, который после войны помог бы восстановить разрушенное сельское хозяйство. Многие из них умирали прямо за своими письменными столами, сжимая в пальцах пакетики с рисом или миндалем, буквально окруженные едой.

Музей хлеба (Лиговский пр., д. 73)

В экспозиции Музея хлеба важное место занимают материалы, посвященные блокадным дням. Здесь можно не только увидеть карточки на хлеб и тот самый легендарный паек — 125 граммов черного хлеба, но и узнать, из чего готовился и как выпекался блокадный хлеб.

Московский парк Победы

Этот парк, сегодня такой безмятежный и веселый — один из самых страшных пунктов нашей экскурсии. Когда-то здесь располагался Кирпично-пемзовый завод №1, выполнявший в годы блокада роль крематория: в нем за годы войны было сожжено более 110 тысяч ленинградцев.

Сегодня о тех чудовищных днях напоминает Мемориальная аллея памяти, памятник «Ротонда», поминальный крест и установленная у одного из прудов вагонетка — одна из тех, на которых тела погибших отправлялись в туннельные печи завода. Да еще сами пруды, бывшие когда-то глиняными карьерами и воронками от снарядов.

Монумент героическим защитникам Ленинграда (пл. Победы)

Мемориал, построенный частично на добровольные пожертвования (в Госбанке был открыт счет, и тысячи горожан перечисляли на него деньги), представляет собой 48-метровый гранитный обелиск, несколько скульптурных групп, изображающих защитников Ленинграда, и внутренний круг, к которому ведут широкие лестницы. В центре пространства, отделенного бетонным разомкнутым кольцом, находится скульптурная композиция Михаила Аникушина «Блокада», в которой автор, сам переживший те дни, постарался передать весь их ужас: бомбежки, артобстрелы, голод, морозы, горе и боль осажденного города.

Под монументом находится памятный зал, освещенный 900 светильниками-свечами. На стенах зала выложены панно «Блокада» и «Победа», а экспозиция посвящена обороне и блокаде Ленинграда.

Ржевский коридор (Красногвардейский район)

«Ржевский коридор» — первые семь километров трассы от станции «Ржевка», куда по Дороге Жизни прибывали продовольствие и медикаменты, к центру города. Грузовики и локомотивы-трамваи развозили отсюда грузы до распределительных пунктов: медикаменты — в больницы, муку — на заводы. Этот конечный участок Дороги жизни был одной из главных мишеней противника и ожесточенно обстреливался. Но именно он спас жизнь тысячам ленинградцев. Сегодня в память об этом вдоль всего пути, как верстовые столбы, установлены стелы «Хлеб насущный» с барельефами.

Регулировщица на Дороге жизни (Рябовское шоссе, у дома №129)

Памятник установлен рядом со столбом, отмечающим нулевой километр Дороги жизни; он напоминает о подвиге девушек, которые во время войны указывали путь идущим по льду Ладоги машинам. Созданный еще в 1985 году и установленный сначала в другом месте, памятник был утрачен во время строительства КАД, и только несколько лет назад его восстановили.

2
0
705
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ