Родительская боль: почему вспышки агрессии детей даются нам так тяжело?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Родительская боль: почему вспышки агрессии детей даются нам так тяжело?

В чем причина агрессии детей 3-7 лет? Как можно ей управлять? И какие ошибки совершают на этом пути родители? Ответы на эти вопросы — в отрывке из новой книги психолога Виктории Шиманской «Детская агрессия», который «Литтлван» публикует с разрешения издательства МИФ.

Фото: Monstera Production, pexels

Виктория Шиманская

Виктория Шиманская — доктор психологи, российский эксперт по развитию эмоционального интеллекта. Преподаватель МГИМО, РАНХиГСА, эксперт совета педагогов «Росатом». Ректор цифрового университета SKILLFOLIO. Автор книг «Детские кризисы», «Детские страхи», «Мама, я боюсь!», «И что?», «Знакомься, это ты!», «Полезные сказки дракона Дани», «Где живут эмоции», «Точно пригодится! Социальные навыки», «Окей, ты взрослеешь», «Повороты взросления» и других.

Мама двоих детей.


Одна из главных, самых сложных и в то же время самых приятных миссий любого родителя — проживать вместе с ребенком его эмоции. С первого дня его жизни мы вместе смеемся, радуемся солнцу, грустим над растаявшим снеговиком, пугаемся пауков на чердаке. У мамы и папы, вовлеченных в жизнь своего малыша, чрезвычайно обострено чувство эмпатии. Вместе с сопереживанием мы предлагаем ребенку защиту и поддержку: утешаем, успокаиваем, вдохновляем. На каждый подобный случай у многих из нас выработаны эффективные, проверенные способы реагирования, с помощью которых мы, взрослые, берем ситуацию под контроль. Так происходит с грустью, страхом, обидой, но только не с гневом.

Если малыш вдруг разразился горькими слезами, мы берем его на руки, обнимаем, шепчем на ушко слова утешения, вытираем ему слезы — и крайне редко рыдаем вместе с ним. Если он дрожит от страха — берем за руку, предлагаем вместе глубоко подышать, зажигаем свет в темной комнате и тоже, скорее всего, не теряем самообладания: у нас другие страхи, Бука из-под кровати не повергнет нас в ужас.

Что происходит с нами, когда ребенок вдруг проявляет агрессию?

Обычно для начала мы довольно беспомощно говорим «правильные» с родительской точки зрения слова вроде «успокойся» или «не надо сердиться». Подобные увещевания слабо действуют и на взрослого, и на ребенка, если он уже раздражен настолько, чтобы совершать какие-либо агрессивные действия. В лучшем случае мы просто ничего не добиваемся, а в худшем подливаем масла в огонь: ребенок может направить агрессию еще и в наш адрес.

За этим может последовать ответный удар. Мы повышаем голос, хмурим брови, угрожаем, короче, пытаемся усмирить его силой. Эти меры не только никого не успокаивают, но и наоборот: вместо одного разгневанного человека мы получаем двух. А впоследствии взрослого может накрыть и острое чувство вины, ведь он должен был помочь ребенку, а в результате сам увяз в агрессии, был груб, показал негативный пример.

Еще одна частая реакция на агрессию ребенка — её отрицание, осознанное или неосознанное. Тогда мы говорим: «Я не узнаю тебя», «Где ты этого понабрался?», «На тебя совсем не похоже» и так далее. Фактически мы не принимаем его агрессию, отказываемся от неё, а для ребенка это равноценно отказу от него самого. Трудно сказать, какое поведение будет иметь более серьезные последствия для детской психики: ответная агрессия или угроза отказаться от ребенка из-за подобного поведения.

Почему мы не справляемся с проявлениями детской агрессии так же легко, как со слезами или страхами?

Здесь действует сразу два механизма: биологический и социальный. С точки зрения психофизиологии гнев — одна из самых «заразных» эмоций не только у людей, но и у всех биологических особей, способных испытывать эмоции. Любое животное инстинктивно оскалом отвечает на оскал, иногда даже не успевая оценить, достаточно ли у него сил, чтобы отвечать на агрессию, и грозит ли ему вообще какая-то опасность. Какими бы мы ни были высокоорганизованными, на некоторых уровнях мы остаемся животными, поэтому, если кто-то в нашем окружении начинает кричать, мы сразу подвергаемся искушению накричать в ответ, желательно еще громче.

Но дело не только в биологических реакциях: большинство людей успешно могут научиться управлять ими. Дело в том, что агрессия — эмоциональное проявление, которое в современном мире (по большей части) считается социально неодобряемым и нежелательным. С ранних лет мы получаем четкую обратную связь от окружающих за агрессивные проявления гнева: в виде выговора («Нельзя обижать других детей! Драться нехорошо!»), угроз и наказаний («Если будешь так себя вести, больше не разрешу тебе играть в парке с другими ребятами!»).

В связи с этим возникают вопросы: каким образом сформировались наши отношения с гневом? Боимся ли мы собственных проявлений ярости? Легко ли нам сдерживаться? Как мы проживаем моменты, когда рядом кто-то открыто проявляет свою силу и ярость, даже если это наш ребенок? Кроме того, когда ребенок ведет себя агрессивно, особенно на людях, к личным переживаниям добавляется и родительский страх: если ребенок совершает неодобряемые действия, это отчасти компрометирует родителей. В нас пробуждается глубинный страх отвержения. Так что нет ничего удивительного в том, что именно с гневом и агрессией ребенка мы в среднем справляемся хуже всего.

Резюмируем

Чаще всего нам сложно соблюдать эмоциональное равновесие, когда наши дети ведут себя агрессивно. Мы подвержены искушению поддаться инстинкту и просто ответить рыком на рык, а также начинаем испытывать на себе давление социальных эмоций: родительского страха и стыда за поведение ребенка. Именно поэтому нам бывает трудно оставаться сильными, осознанными взрослыми и помочь ребенку прожить сложную эмоцию.

Частые ошибки, совершаемые родителями в момент, когда ребенок охвачен гневом

  • Ответ гневом на гнев: крик, топанье ногами, шлепки и так далее.
  • Действия, демонстрирующие отказ от ребенка: отойти в сторону, пройти вперед, не смотреть на него, а также фразы вроде «Нет, ты не мой сын».
  • Позиция жертвы: закрыть лицо руками и заплакать.
  • Попытка сохранить лицо: выражение неодобрения и замечания, рассчитанные по большей части не на ребенка, а на окружающих, попытки пристыдить ребенка.

Как научиться встречать детские вспышки агрессии осознанно

  • Помните: все эмоции важны. Ни одна из них не является баловством или ошибкой воспитания. У каждой эмоции есть определенный функционал. Гнев помогает защитить человека от внешних угроз, заряжает его энергией, повышает общий тонус и немного притупляет чувство боли (конечно, это касается в основном животного мира, где гнев обычно предшествует схватке). С гневом не нужно бороться: он полезен! Прямо сейчас, когда ребенок срывается на крик или пытается кого-то стукнуть, он просто неидеально справился с задачей пережить свой гнев и отдался этому порыву. Он только учится управлять сложными эмоциями, и это нормально. Даже если вы не считаете себя мастером управления гневом, вы можете быть для ребенка отличной опорой. Для этого вам достаточно знать, что любая эмоция важна, а её некрасивые проявления замечены вами и вы можете постепенно их исправлять.
  • Сохраняйте спокойствие. Вспышки агрессии у ребенка не компрометируют вас как родителя. Вы растите свободного, эмоционально здорового человека, который не боится проявлять свои чувства и доверяет вам (иначе он задавил бы в себе гнев, чтобы не получить наказание). Да, не всем поведение вашего ребенка понравится, но спокойствие принесет плоды, полезные и для вас, и для самого ребенка, и для окружающих.
  • Включайте наблюдателя. Эта роль наиболее безопасна для вас и ваших чувств, когда рядом находится человек, охваченный гневом. Смотрите на ситуацию со стороны, забудьте о том, что вы родитель и якобы что-то там должны срочно предпринять. Если вы видите, что ребенок сердится, но его гнев не опасен для окружающих, просто продолжайте наблюдать.
  • Старайтесь увидеть подлинный смысл. Вы же не думаете, что пятилетний ребенок своим поведением грозит вам или предлагает помериться силой? Конечно нет! За его агрессией стоит какая-то иная потребность, о которой он вам сигнализирует. Если не забывать об этом, вы останетесь в позиции сильного, опекающего взрослого, и ответный гнев вами не овладеет.
  • Не теряйте главную цель. Чтобы наш гнев не перерос в агрессию, нам нужно стараться почувствовать самые первые его импульсы, уловить нарастающее напряжение в самом начале. Если ребенок уже перешел в стадию агрессии, значит, первые сигналы гнева на этот раз проскользнули мимо нас, но впредь мы будем стараться их заметить. Для этого будьте готовы самостоятельно, а лучше вместе с ребенком проанализировать ситуацию (не сейчас, а потом, когда он успокоится) и понять, на что он так рассердился, что повлияло на его поведение. Только так мы сможем найти главное — причину возникающего гнева. А если нам удастся в следующий раз на самом раннем этапе отследить поднимающуюся волну, да ещё и увидеть её причину, — мы победили!

0
0
115
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ