Сегодняшние школьники — завтрашние выпускники: куда пойти учиться и какие навыки в себе развивать?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Сегодняшние школьники — завтрашние выпускники: куда пойти учиться и какие навыки в себе развивать?

Мы живем в стремительно меняющемся мире. То, что сегодня кажется фантастикой, завтра становиться обыденностью. Как подготовить ребенка к взрослой жизни? Эксперты Littleone рассуждают о том, какие профессии и навыки будут востребованы в ближайшем будущем.

Наши эксперты:

Яков Сомов:

основатель просветительского проекта «Лекториум», методист физико-математического лицея №239

Михаил Раяк:

декан «Академии ЛИМТУ» — центр дополнительного профессионального образования Университета ИТМО

Юлия Юзбашева:

директор исследовательской социологическо-маркетинговой компании ValidataKIDS

Аглая Датешидзе:

врач-психотерапевт, организатор проектов «Исцеление родительством», «Соприкосновение», «Зимняя деревня привязанностей в Гоа», ведущая семейных занятий

Илья Антипов:

основатель и ведущий консультант проектов ОАО «Технопарк Санкт-Петербурга» (бизнес-инкубатор «Ингрия»), соучредитель и руководитель в компаниях TransDecisions Inc, Tekama, Russee Consulting, RIS Ventures, сооснователь и руководитель отдела новых продуктов VeeRoute, бизнес-консультант.

Как выбрать профессию? Ведь это так ответственно, это основа на всю жизнь, на которой будет строиться дальнейшая карьера и расти доходы. Развенчаем миф. Наши эксперты утверждают: образование перестало быть тем, что получаешь раз и на всю жизнь, современная реальность иная: с получением диплома образование не только не заканчивается, напротив, все только начинается.

Нужно ли будет фундаментальное образование в будущем?

Михаил Раяк

утверждает, что без образования нельзя: «Обучение в ВУЗе — это как фундамент дома, крепкий, основательный, надежный. Но далее на него можно и нужно делать «разностороннюю» надстройку — языки, обучающие курсы, семинары, вебинары, профессиональную переквалификацию. Все достаточно гибко, и учиться можно постоянно, почти не отрываясь от основного места учебы и работы, как пазл собирать свой бэкграунд, «добавляя» к основному высшему образованию дополнительное профессиональное образование, например, это легко позволяет сделать дистанционное обучение».

Илья Антипов

ставит под сомнение «олдскульную» концепцию образования: «Базовое образование соискателя для работодателей перестанет быть потребностью, ведь до многих вещей люди будут доходить через опыт и интернет. Практика приобретается живым интересом и живой работой. В технической сфере фундаментального базиса, который дает хорошая физматшкола, будет достаточно, чтобы дальше не ходить в ВУЗ, а на этой основе уже формировать себя самостоятельно. Те знания, что сегодня дает обычная школа и ВУЗ, — устарели, намного эффективнее записываться на образовательные онлайн курсы, смотреть актуальные видеопроекты. В среднем проходит пять лет на то, чтобы описанные в учебниках «свежие» знания попали к тем, кому предназначены. Это очень долго, информация успевает устареть. Исключение, конечно, — фундаментальные знания в физике, математике, химии и тех сферах, где все не так быстро меняется».

Какое оно, будущее? Есть ли заметные тенденции?

Еще со времен Кассандры заниматься пророчествами — не слишком благодарное занятие, однако будущее наступает столь стремительно, что некоторые тенденции уже очевидны.

Илья Антипов:

«Один из векторов сегодняшнего развития — глобализация, скорость распространения информации из одной точки мира в другую практически мгновенна. Также происходит с идеями — если кто-то что-то придумал в одной точке мира, то в течение двух недель это уже может быть реализовано в другой точке. Второй вектор — преодоление языковых барьеров. Люди, которые знают 2-4 языка — уже не редкость, коммуникации упрощаются. Третий вектор — жизненный цикл реализации какого-то проекта ускоряется, от задумки до реализации проходит всего несколько месяцев. Четвертый вектор — доступность финансовых, производственных и других ресурсов. Например, если раньше надо было не только придумать вещь, но и создать производственную базу, на которой эту вещь воплотить, то теперь все эти условные станки можно взять в аренду в любой точке мира. Или решить любую техническую задачу, разместив запрос на всевозможных openinnovation-сайтах и за какие-то минимальные деньги получив решение с новым механизмом и новой идеей. То есть даже запросы, которые требуют уникальных технических знаний и раньше решались в каких-то НИИ, сейчас решаются очень быстро через интернет. Это приводит к глобальной трансформации науки и технологий.

Какие профессии будут востребованы?

Наши эксперты в своих прогнозах предлагают разные варианты.

Яков Сомов:

«Есть, конечно, предположения, что технологические предприниматели будут востребованы в будущем, но, тем не менее, конкретной программы посоветовать я не могу. Если бы я собирался обучать своего ребенка, то рекомендовал бы обратить свое внимание на профессию учителя или преподавателя, у нас явно будет колоссальная потребность в тех людях, которые будут обучать других людей. От нас сейчас ждут нового поколения учителей, которые будут использовать самые новейшие технологии, самые передовые методики, информация о которых в принципе уже доступна».

Юлия Юзбашева:

«В мире происходят объективные изменения — автоматизация всего и вся, и «машины» скоро вытеснят все простые механические работы. Люди будут работать меньше, а жить, скорее всего, немножко дольше. Как следствие — важной отраслью является генная инженерия. Также отмечу, следствием этого станет стремительное развитие индустрии развлечений — как реальной, так и виртуальной. Будут востребованы все, кто касается создания новых систем — разработчики интернета вещей, специалисты в области облачных решений, специалисты по информационной безопасности, аналитики больших данных (Big Data)».

Илья Антипов:

«Навыки мастерства и инженеринга все равно останутся востребованными, будут в цене специалисты высокого уровня, мастера, ремесленники, гуру, передающие профессию из рук в руки — то, что нельзя передать через машину. Техническое образование будет трансформироваться из абстрактного в обучение для создания чего-то. Все чаще будет работать такая модель: студенты работают на крупные корпорации, которые им платят деньги за то, чтобы они создавали что-то новое, что потенциально сможет принести доход компании. А вот профессия, например, юриста окажется намного менее востребованной, так как будут создаваться хорошо структурированные библиотеки знаний, в том числе и юридических, и при наличии стандартного запроса для его решения не будет нужен специалист-посредник. Остаются профессионалы высокого уровня для отработки уникальных случаев. Типизированные услуги будут уходить к машинам, уровень навыков которых существенно повышается. Это касается даже области гуманитарного творчества. Мы ужи видим примеры того, как движки так называемого искусственного интеллекта создают весьма качественные продукты и вполне конкурируют с тем, что создает человек. Мы можем прийти к тому, что машина в этих областях — рисовании, создании стихов, видео контента, музыки, текстов — заменит человека, останутся лишь высококлассные топы. Например, создание вполне качественного дизайн-проекта для офисного помещения возьмет на себя машина. Она справится с этим быстро и качественно. Людям же останется создавать только уникальные и дорогие интерьеры и писать черные квадраты, требующие сложной концептуальной идеи.

Как подготовиться к будущему?

А можно ли это вообще сделать?

Яков Сомов

категоричен: «Мы не можем подготовиться к будущему, но можем научиться воспринять те технологии, которые нам принесет мир будущего. Есть потрясающие проекты типа newtonew.com, edutainment и прочие, где можно посмотреть тенденции, увидеть то, что уже происходит. Сейчас стали доступны курсы и программы ведущих вузов мира, которые дают возможность оценить, как строится образование у них сегодня».

Юлия Юзбашева

отмечает разность подхода у взрослых и детей: «Современные российские родители, особенно в больших городах, делают все возможное, чтобы ребёнок попробовал как можно больше направлений, «нашел себя» и к моменту выбора профессии уже точно знал, что ему по душе. Идеал будущей работы и для родителей, и для детей — «делать то, что тебе нравится, и получать за это большие деньги». Но видят родители и дети будущее по-разному. Родители хотят, чтобы дети были уважаемыми и ответственными директорами, дети же хотят быть популярными блогерами — это кажется простым, приносящим популярность и деньги».

Михаил Раяк

утверждает: «В перспективе ближайших 5-7 лет будут востребованы «мозги». Растет спрос на технарей, IT-шников, а также на высококлассных специалистов с конкретной профессией. Специалист-выпускник должен быть не просто «менеджер по чему-то», а можно сказать, что он должен быть технологом по конкретному точечному направлению, обладать широким кругозором и большим набором системных навыков, окружающих профессию».

Аглая Датешидзе

предлагает не подстраиваться под социальные тенденции, а использовать общий подход: «Будущее за междисциплинарностью — это то, что будет работать. Не стоит делать ставку на те «популярные» и «востребованные» направления. Вместо этого нужно ориентироваться на индивидуальные особенности, на то, что человеку интересно, чтобы потом не пришлось переучиваться. На пике своего интереса человек в будущем непременно найдет свое направление, которого возможно еще не было. Окажется востребованным то, что будет произведено с любовью и заинтересованностью». Аглая полагает, что времена выживания прошли, такая острая потребность в инженерных профессиях не стоит, и если душа к этому не лежит, то не нужно себя заставлять идти в ту отрасль, лучше развивать вместо этого творческое начало. Да, образование дает кусок хлеба, но саморазвитие дает счастье.

Какие навыки стоит «прокачать» школьникам и выпускникам?

Михаил Раяк:

«Работодатели сейчас очень тщательно оценивают у кандидатов так называемые мягкие навыки — soft skills. Это коммуникабельность, умение работать в команде, способность принимать решения и навыки тайм-менеджмента. Быть просто классным инженером, менеджером или программистом уже мало, надо уметь взаимодействовать с другими сотрудниками «вписываться» в корпоративную культуру, уметь меняться под запросы бизнеса. Помимо этого, у работодателей повысились требования к владению кандидатами иностранными языками. Английский язык — это как «само собой». Здорово, если молодой специалист будет знать и какой-либо другой востребованный язык в мире — испанский, французский, немецкий, китайский. Молодой специалист, знающий язык, но находящийся на начальном уровне в профессии, будет легко конкурировать с профессионалом, который не знает языка».

Юлия Юзбашева

подтверждает: «Английский останется важный языком международной коммуникации и даже станет ещё важнее, так как мир во многом переместится в интернет».

Илья Антипов

указывает на ряд других важных навыков: «Будет востребовано умение видеть потребности в каких-то вещах на несколько лет вперед, улавливать «предтренды» — до того, как они «пошли» в народ. Это тренируется. Например, школьникам можно предложить упражнение: сесть и выписать десять четко сформулированных видений на ближайшие три года — как будет развиваться быт, технологии, какие появятся продукты, идеи, девайсы, как будет выглядеть операционная система нового телефона, что будет происходить с персональными компьютерами, что произойдет с транспортом, что будет со спортом и тренировками, как люди будут отдыхать. Когда пройдет время, будет видно, что реализовалось, а что нет.

Так начинает формироваться полезнейший навык — настроенная интуиция. Но важно не только уметь фантазировать, но и соображать, как и когда это реализовать — где взять ресурсы, как отладить процесс и встроить новинку в товарно-денежные отношения.

Будет очень полезен навык «оркестрирования» — то есть, умение собирать картинку из множества фрагментов.

Важными будут лидерские навыки — умение собирать вокруг себя внешнюю силу и направлять ее в сторону своего видения, реализовать какие-то замыслы и идеи. Сегодня мы чаще и чаще видим новые проекты, «собранные» молодыми ребятами — школьниками и студентами, сумевшими проявить лидерские навыки еще в юности.

Еще один полезный навык, который тоже тренируется, — способность к быстрому познанию новой информации из разных областей. Энциклопедические знания становятся менее ценным ресурсом. Например, если мы хотим создать новое мебельное производство, то достаточно быстро взять и разобраться, что такое дерево, как с ним работать, какие есть программы моделирования и прочее. Во времена наших родителей этому обучали годами. Сейчас можно школьникам старших классов предложить написать такой проект — «Как создать мебельное производство». Вся информация открыта — идем в интернет, создаем карту знаний, навыков, ищем людей, экспертов, ресурсы, экономические модели. За семестр в старших классах можно справиться с подобным проектом. Как тренинг потом берем другую тему — например, создание ресторана».

Человека будущего уже сложно представить без навыка многозадачности, предполагающей моментальное переключение между информационными потоками и параллельную работу над разными проектами».

Где подстелить соломку?

Родители часто думают, что именно они несут полную ответственность за образование детей.

Илья Антипов

смотрит на вещи иначе: «Умение выявлять таланты и развивать их — важная задача, которая лежит не только и не столько на родителях и учителях, сколько на самих школьниках и студентах. Способность к профессии и гениальное начало может быть заложено в разных областях, и разные навыки можно развивать параллельно». Также на учащихся — а не только на родителях — лежит ответственность находить для себя лучших учителей. Кто твой педагог? Это подталкивает к более осознанной работе с педагогом как носителем некого набора знаний и навыков, которые надо перенимать.

Аглая Датешидзе

напоминает: «Школа — это гонка. По окончании выпускники боятся «не догнать», сойти с дистанции, а ведь многие дети, попадая в эту социальную карусель, не понимают, что хотят. В этот момент можно взять паузу. Я бы даже не рекомендовала идти учиться сразу «на века», а попробовать, годик посмотреть, что на самом деле нравится, вырастить свои интересы, организовать пустоту, взять паузу, чтобы понять, что хочешь. Из этого состояния «мне скучно» уже можно нащупать свой путь, решить, куда идти и попробовать».

Юлия Юзбашева

предостерегает: «Ребёнок, привыкнув к идее «пробования», попадая в мир «взрослых», часто пасует перед первыми трудностями: раз трудно, значит «не мое», значит надо пробовать ещё. С таким подходом современному работодателю очень трудно понять «новеньких», и в ближайшее время, пока у руля все ещё руководители старой закалки, усердие и старательность будут очень важны».

Как помочь нашим детям сориентироваться? Беря на себя трудную роль путеводной звезды для наших детей, мы не можем и не должны подменять их ответственность, своими решениями выбивая у них землю из-под ног, подменяя своими потребностями и пониманием «как хорошо» их картину мира. Это очень страшно — отдать им в руки решение их будущей судьбы. Вдруг они ошибутся? Но уверены ли мы, что знаем — как правильно? Полностью лишать своей родительской поддержки, самоустраняться было бы нечестно и несправедливо, а брать на себя роль гуру и проповедовать собственным детям — самонадеянно. И мы, и наши дети одновременно наблюдаем, как рождается будущее. Их выбор, в конечном счете, — их решение, им с ним жить и кормить уже собственные потребности и потомство.

0
0
34
КОММЕНТАРИИ0