Что делать родителям и детям, если они сорвались и накричали?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Что делать родителям и детям, если они сорвались и накричали?

Повышать голос на детей нельзя. Все мы знаем, что это неправильно. Но даже у самых сознательных мам и пап иногда сдают нервы. Да и сами дети (не только малыши и подростки) порой выпускают пар при помощи крика. Психолог Лиза Филиппова рассказала «Литтлвану» о том, как поддерживать мир в семье в условиях стресса, и что делать, если сдержаться все-таки не получилось.


Лиза Филиппова окончила кафедру клинической психологии в МГУ им. Ломоносова; получила дополнительное образование по специальностям «Психологическое консультирование: экзистенциальный анализ», окончила магистратуру «Танцевально-двигательная терапия» в Автономном университете Барселоны. Прошла стажировку в Институте психолого-педагогических проблем детства. Работает психологом более 15 лет: с подростками, взрослыми, в организациях и школах. Ведет частную практику.


Что делать, если сорвался?

— Увы, родителям не всегда удается быть идеально сдержанными. Что сделать, если сорвался и накричал на ребенка?

— Если уже сорвался (неважно, на ребенка ли, на другого члена семьи, на себя), самое главное — извиниться. И найти сочувствие — к этому другому и к самому себе. Идеальных родителей в принципе не существует. Так что не стоит осуждать себя — это будет только отягощать ситуацию. А дальше, если есть на это время и ресурс — будет очень полезно обратить внимание на то, в какой момент и каким образом произошел срыв.

— Что это даст?

— Возможность отметить своеобразные «красные зоны» — по активности, по времени, по месту. По виду активности — с маленькими детьми такими «красными зонами» часто бывают сборы куда-то, моменты, когда они чистят зубы, одеваются, укладываются спать. Со старшими они часто связаны с учебой. По времени — у одних такие «красные зоны» наступают ближе к концу дня, у других с утра. По месту — бывает, что конфликты чаще происходят у кого-то в комнате или на общей территории, на кухне, например. Если мы для себя эти «красные зоны» обозначим, если будем знать, когда, где и при каких обстоятельствах чаще происходят конфликты, сможем быть внимательнее в эти моменты и в этих ситуациях.

Еще очень важно заметить, каким образом мы сорвались: как это происходило, что мы чувствовали, какие были физические ощущения, эмоции, мысли прямо перед тем, как начали кричать. Например, возникало сильное напряжение в груди и в руках, или приходила мысль: «Я больше так не могу, мне все это надоело». Тогда в следующий раз мы уже сможем заметить, что это происходит, и, поймав себя на этом, не на второй раз, не на третий, но, может быть, на пятнадцатый сможем остановиться и сделать что-то другое вместо крика.

— Какие могут быть варианты?

— Например, выпустить скопившееся напряжение как-то иначе: отойти, побить подушку, порычать в воздух… Постараться успокоиться, если для этого есть хоть немного внутреннего запаса: обратить внимание на свое тело, как бы вернуть себя в него, несколько раз глубоко вздохнуть с акцентом на выдох, и после нескольких длинных выдохов снова начать говорить.

— Что можно сделать, чтобы срывы не повторялись или повторялись как можно реже?

— Срывы вообще связаны, во-первых, с накопившимся физическим напряжением, а во-вторых, со страхом и беспомощностью, которых сейчас очень много. Поэтому вот что мы можем делать в качестве постоянных практик, чтобы эмоциональное состояние стало более стабильным и срывов происходило меньше.

1. Можно и нужно заниматься физическими упражнениями. Они, с одной стороны, немного разряжают напряжение, а с другой — дают организму почувствовать, что мы что-то делаем, что мы активны и не сдались. Это поддерживает эмоциональный тонус и оптимизм.

Параллельно стоит использовать упражнения на релаксацию, на расслабление мышц — иначе можно не заметить напряжения и носить его с собой. Их много, можно поискать в интернете. Делайте такие упражнения хотя бы раз в день или в два дня.

2. Очень важно соблюдать минимальный информационный карантин. Обозначьте для себя ограничения: когда и из каких источников я потребляю информацию. Сейчас очень много страха и беспомощности нагнетается извне, и привносить это дополнительно совершенно не нужно. Особенно важно не смотреть в какой-либо экран за час до сна.

3. Чтобы справиться с ощущением беспомощности, важно делать что-то. Или в рамках своей профессии, например, предлагать людям нечто онлайн или присоединяться к другим инициативам. Главное — создать у себя внутри ощущение, что делаешь что-то полезное вместе с другими людьми. Хотя бы минимально, но делаешь. Многим помогает наличие ясного режима дня. Благодаря простому расписанию у нас появляется ощущение, что мы управляем ситуацией и смягчается бремя безвременья и неопределенности.

4. Важно замечать вокруг себя, в доме, что и как на тебя воздействует. Создавать своеобразную карту приятного и неприятного — как метеорологическую, с циклонами и антициклонами. Разные цвета, формы, звуки, помещения воздействуют на нас по-разному: где-то в квартире мы чувствуем себя чуть приятнее, какая-то картина или фотография нас немного успокаивает, а от какого-то звука мы можем напрягаться, даже не отдавая себе в этом отчета. Замечайте такие вещи: это поможет в дальнейшем регулировать свое состояние.

5. Если есть желание, время и силы, можно постараться немного лучше понять свой срыв. Что именно двигало мной, когда я кричала на ребенка? Что происходило со мной в этот момент: мне было за него страшно? Или я чувствовала, что не управляю ситуацией? Или мне хотелось все разрушить вокруг себя? Тогда можно будет найти свой индивидуальный рецепт и свои внутренние опоры: проанализировать прошлый опыт, вспомнить, было ли в жизни уже подобное, понять, что тогда давало возможность выдержать страх, беспомощность, несвободу, неопределенность.

Что делать, если кричит ребенок

— А если ребенок сорвался и кричит, как правильно реагировать?

— Очень зависит от конкретного ребенка, семьи, возраста. Общая рекомендация — не менять своей основной стратегии воспитания, но привнести в нее немного больше прощения. Столько, сколько вы сейчас можете. Потому что в этой общей лодке нам плыть, наверное, довольно долго, и стоит минимально ее расшатывать и максимально работать как команда. В английском языке есть выражение pick your battles («выбирайте свои битвы») — важно держать в голове мысль, что поводов для конфликтов будет, скорее всего, много, и входить в каждый из них очень эмоционально затратно для всех. Это, скорее всего, приведет к большим жертвам. Поэтому стоит выбирать только самое важное, во что мы действительно не можем не включиться.

— Немного больше прощения не приведет к безнаказанности и еще большему хамству? Например, со стороны подростков?

— Я понимаю этот страх и часто сталкиваюсь с ним и в самой себе, и в клиентах. Конечно, это может произойти. Иногда у нас возникает фантазия, что один крик покалечит ребенка, а одно пропущенное мимо ушей хамство подростка сделает его неуправляемым. В реальности же дети и подростки каждый год уходят на каникулы, где их режим и правила радикально меняются, а потом успешно возвращаются к регламентированной школьной жизни. Мне кажется полезным выбрать несколько наиболее важных правил на время карантина и держаться их, чтобы они как плот помогли нам выбраться из этой передряги, а все остальное отпустить.

— Что вообще происходит с отношениями между членами семьи во время ситуации, которая сейчас происходит во всем мире и связана с пандемией? Может быть, есть какие-то общие стадии, которые все проходят?

— Во-первых, становится более заметным то, что уже существовало в семье до карантина. Какие-то конфликты или, наоборот, общность между конкретными членами семьи. Все это становится более видимым.

Во-вторых, становится много избегания — собственного состояния, реальности. Это тоже отражается на отношениях: люди стараются меньше друг с другом взаимодействовать по-настоящему, потому что это может поднять какие-то внутренние чувства, которые мы не хотим поднимать.

Плюс очень много раздражения и желания обвинять — в отношении не только членов семьи, а в принципе всех других людей. И это объяснимо: сейчас мы имеем дело с невидимым, неощутимым врагом, с которым мы ничего не можем сделать. Чтобы в этой ситуации чувствовать минимум контроля, неосознанно нам очень нужно найти виноватого. И вполне естественно, что этим виноватым часто оказывается тот, кто ближе. Поэтому стоит быть внимательными к себе в этом желании обвинять, осуждать, находить недостатки в других. Потому что, возможно, дело совсем не в них, а в нашей собственной беспомощности.

— И как выйти из этого всего с наименьшими потерями: и детям, и взрослым?

— Универсального рецепта, как водится, нет. Это очень зависит от ценностей каждой семьи и каждого человека, от того, что мы здесь понимаем под потерями. Мой совет, который может подойти некоторым, а другим оказаться неприемлемым: обратить основное внимание внутрь. Следить за собой, своим поведением, состоянием и поддерживать самих себя. В отношении партнеров и других взрослых в доме вести политику, как будто мы застали их в неловкой ситуации. В обычной жизни у нас есть масса способов не показывать другим свои неприглядные стороны, а на карантине все всплывает, даже если мы очень стараемся. Так что мы можем проявить человечность и сделать вид, что ничего не заметили. Наконец, с детьми, повторюсь: построить каркас из нескольких наиболее важных для вас незыблемых правил. Договориться о них. А в остальном наполнить этот каркас любовью, сочувствием и прощением.

2
2
2076
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ