Это сообщение автоматически закроется через сек.

— Ваше Морозное сиятельство! Проверьте входящие! Я только что пропустил через сканер новый мешок писем, — снеговик топтался у входной двери, почтительно сняв ведерко и смущенно теребя пуговицу.

Дед Мороз утвердительно кивнул. Монитор призывно мигал уведомлениями.

Вся корреспонденция для удобства отсортирована по папкам. Самая многочисленная — «просьбы», чуть меньше — «благодарностей». «Исповедей» меньше всего.

Спустя некоторое время папки были разобраны. Просьбы перенаправлены на исполнение. Папка «Благодарности» прочитана с широкой улыбкой под густыми седыми усами. Осталось последнее письмо в этой категории. Так, «Пользователь Снежана Рузавина отправила Вам личное сообщение». Информсистема услужливо подсказала, что этот пользователь уже ранее присылал сообщение, и оно числится в папке «Исповеди».

Дед Мороз щелкнул по первому, архивному сообщению (датировано 31.12.2011 ):

«Здравствуй, Дедушка Мороз. В детстве я считала себя твоей внучкой. Во-первых, меня зовут Снежана, и одноклассники меня так и дразнили — Снегуркой. Правда, еще и Снежной бабой, Снеговиком... Но согласись, все они так или иначе связаны с тобой. Во-вторых, лет в шесть у меня был синий кокошник с белыми косами, нарядившись в который я пришла на новогодний утренник, и после декламации стишка восседала у тебя на коленях. Правда, рядом была другая Снегурочка, но я же видела, что никакая она не Снегурочка, а взрослая тетя. И в-третьих, быть чьей-либо внучкой — моих бабушки и дедушки, или твоей — с рождения было для меня естественным. Именно внучкой. О том и пойдет речь в моем письме.

Дорогой Дед Мороз, мне уже 25 лет, понятное дело, я в тебя давно не верю, и письмо это никуда не отправлю. Но надо же кому-то выговориться. И желательно — персонажу сказочному и волшебному, поскольку дело мое сколь важное, столь и беспросветное. Ну а раз сейчас декабрь, то и пишу тебе, а не Золотой Рыбке — ей уместнее писать в июле, наверное.

С рождения я жила в любви, ласке и прекрасных для маленького человека условиях. И все же счастливой себя не могла чувствовать. Бабушка и дедушка, даже самые лучшие, как ни крути, не могут заменить папу и маму. И если о своей маме я знаю, что она есть, как ее зовут, могу раз в год с ней повидаться, то про отца и этого сказать не могу. Оказывается, в моем свидетельстве о рождении записан чужой человек, с рождения я ношу не принадлежащую мне фамилию и отчество. Не знаю, как выглядит и что представляет собой мой отец. Знаю только его имя и фамилию. Ты скажешь, зачем же я тебе пишу, ведь есть, в конце концов, Малахов, «Жди меня» и прочие механизмы поиска родных. Но дело в том, что я боюсь.

Боюсь искать отца — и найти. Боюсь увидеть его — и узнать. Боюсь разрыва сердца, шаблонов и устоявшегося мирового порядка.

Поэтому пишу тебе. Понимая, что это скорее письмо себе. Ведь тебя не существует. Да и взрослые люди вроде меня должны самостоятельно разбираться с душевными муками и решать свои проблемы.

Твоя внучка-Снегурочка Снежана.

И с сыном мы письмо по традиции тебе напишем, но не беспокойся, все уже куплено, упаковано, осталось уложить под елочку».

Дед Мороз многозначительно улыбнулся и щелкнул по свежему сообщению. Написано 16.12.2018. Спустя 7 лет после первого. Ему была присвоена категория «Благодарность». Мороз Иванович с интересом вчитался:

«Здравствуй, Дедушка Мороз. Вот уж не думала, что снова напишу тебе когда-нибудь. Ну скажи, это же ты приложил руку (или посох)? Ведь то, первое письмо я тебе не отправила. Закинула его на антресоли, а сегодня вот расхламляла дом к Новому году по методу флай леди, по плану пришел черед зон хранения. И наткнулась на давнишнее, позабытое и неотправленное послание.

И застыла. Ведь дело приняло прямо-таки сказочный оборот. За каких-то 12 волшебных месяцев. Решимость и храбрость ко мне пришли. Отца я за пять минут нашла на «Одноклассниках». Полных тезок у него было всего двое, и среди них он один годился мне в отцы возрасту. Я — внешне его копия. У него, помимо меня, еще четверо детей. Я старшая. Не буду описывать потоки слез, хлынувших из меня при первом взгляде на его фото, все эти тахи- и брадикардии. Обычная мексиканская история: «Здравствуйте, я ваша дочь», и прочее. Скажу только, что не верила в счастливый финал. Думала, не ответит. Ответил. Думала, не приедет. Приехал (2 тыс. км и границы). Думала, не признает. Признал (генетическая экспертиза показала 99,99999999 вероятности нашего родства). Думала, не примет. Принял.

В общем, семь лет прошло с тех пор, у меня родились еще две дочки. Так что мой отец трижды дед теперь. А ты, Дедушка Мороз, — если верить моей детской фантазии — трижды прадед, тем более мой родной дедуля умер давно, и я теперь ничья внучка. Зато ничьей дочерью меня теперь нипочем не назовешь. Спасибо тебе, я знаю, ты причем.

И по традиции — письмо от моих трех пупсиков мы тебе отправим через ящик «Почты России». Как и раньше, подарки сами купили, все упаковали, под елочку положили. Отдыхай, Дедушка. Ты нужен большим и маленьким. Твоя внучка-Снегурочка Снежана».

Другие письма Деду Морозу от участников конкурса блогеров «О, мой год!» читайте на странице проекта.
Четыре победителя получат замечательные призы.

5
0
128
КОММЕНТАРИИ0