Это сообщение автоматически закроется через сек.

Как, пережив все «прелести» беременности, снова задуматься о детях? Лидия Снарская, колумнист «Литтлвана» с тонкой душевной организацией, рассказывает о своем непростом опыте ожидания сына. А мы приготовили для нее пистолет. Шутка.

Не для этого меня мама в филармонию водила!

«Я думала, что никогда и ни с кем не смогу обсуждать беременность. Даже вопрос, планируем ли мы заводить детей, казался мне безжалостным вторжением в мое личное пространство. А уж сама по себе идея созревания детей в утробе — чьей-то отвратительно жестокой шуткой: выращивать людей где-то между кишечником и почками, скармливая им все полезные вещества из своего организма, чтобы потом эти люди вылезали из тебя самым неестественным образом, растягивая и даже разрывая твою плоть, когда ты лежишь голая и беззащитная с раздвинутыми ногами перед толпой незнакомых людей и рычишь от боли… Не для этого меня мама в филармонию водила! Вообще, для женщин с тонкой душевной организацией беременность — мучительная пытка. Ты вся такая воздушная, вся такая внезапная, у тебя в голове переписка Льва Николаича Толстого с молодой женой Бердяева вперемежку с дневниками Байрона, а тебе надо пописать в баночку или при свидетелях попросить у фармацевта слабительное.

У меня хорошая новость для будущих мам с богатым внутренним миром: это быстро проходит. Потому что между поездками к гинекологу, неврологу, ортопеду, кардиологу, стоматологу, урологу и даже, прости Господи, проктологу вам уже не до Бердяева.

Подготовка, которая вам ничего не даст, или когда заболело все!

Я к беременности подошла ответственно: за год до начала прошла все возможные обследования, избавилась от вредных привычек, начала пить фолиевую кислоту и витамины, делать зарядку и правильно питаться. Я даже назначила себе роды на конкретный месяц, закупила ведро тестов на овуляцию, спланировала отпуск так, чтобы ничто мне не помешало. И я бегала за мужем по номеру отеля, размахивая этими тестами и требуя выполнить свой гражданский и супружеский долг после двадцатичасовой пешей прогулки по Риму, из-за которой мы и ходить-то уже не могли. И вот когда я уже готовилась получить Нобелевскую премию за идеально спланированную беременность, Вселенная решила развлечься по полной программе: за девять месяцев у меня незапланированно заболело абсолютно все, что может заболеть.

Уснуть на четвереньках, уткнувшись в подушку, — а вам, слабо?

Все девять месяцев меня мучила ужасная бессонница из-за гормональных изменений: каждый день я просыпалась в 4 утра. А спать могла только на боку: на животе уже не получалось, а на спине начинала кружиться голова (ребенок давил на нижнюю полую вену). Из-за сна на боку начали болеть бедра, на которые сильно увеличилась нагрузка. Изжога заставила лечь на две подушки. Через неделю из-за этого защемило позвоночник, и я еще месяц не могла поворачивать голову. В какой-то момент переворачиваться через спину стало неудобно, поэтому приходилось каждый раз вставать на четвереньки, чтобы лечь на другой бок. Однажды я так устала во время этой процедуры, что заснула прямо на четвереньках, уткнувшись головой в подушку.

Сильное отравление, сальмонеллез и сибирская язва одновременно — да, это все токсикоз!

В день, когда у меня начался токсикоз, я решила, что это сильное отравление, сальмонеллез и сибирская язва одновременно. Потому что это ну никак не было похоже на morning sickness. Скорее на самое страшное в моей жизни похмелье (я училась в Политехе, и знаю, о чем говорю) в режиме 24/7. Меня не просто адски тошнило круглые сутки: все это сопровождалось сильнейшими мигренями и головокружением. Я ела не чаще раза в день, чтобы растущий во мне младенец не сожрал меня заживо. И выпивала полстакана воды в сутки: делая по одному глотку раз в полчаса, чтобы жидкость не выплеснулась наружу.

Через неделю стало очевидно, что сибирская язва моему организму не грозит, но на горизонте маячит смерть от голода и обезвоживания, поэтому я начала искать любые способы избавиться от тошноты. Не помогало ничего. Я бросила учебу и брала бесконечные больничные на работе, неделями сидела неподвижно в темной комнате с берушами в ушах: боль и тошнота усиливались в разы при малейшем движении, звуке или мельтешении света. Врач советовала «пожевать лимончик».

Это длилось три бесконечных месяца. Я умоляла друзей и близких: если я выживу и когда-либо заикнусь о втором ребенке, пожалуйста, пристрелите меня сразу же.

Жизнь-боль: нога, почка, мочевой пузырь, грыжа... и проктолог с внешностью Джорджа Клуни!

Токсикоз прошел. Заболела нога: маточная связка растянулась и дикая боль отдавала в сустав. Это абсолютно нормальное явление для беременных, оно ничем не лечится и проходит само, как и еще 99% «болезней» беременных. После родов. Ладно, доктор Хаус тоже хромал. Затем заболела почка. Почка прошла, но передала эстафету мочевому пузырю. Пережив несколько унизительных (я все еще задумывалась о Бердяеве) визитов к урологу, я вновь вознамерилась на прогулку, но пыл мой погасила грыжа. Мышцы живота разошлись посередине. По ощущениям это как воткнуть нож в пупок: я не могла стоять и ходить, садилась на корточки посреди улицы (в этом плане очень советую книжные магазины: можно часами там приседать у разных полок и делать вид, что разглядываешь книги и думаешь о Бердяеве). Инопланетная жизнь в моем животе регулярно прицельно била пяткой в грыжу. Я забавно вскрикивала и подпрыгивала от боли. Но самые серьезные моральные страдания мне причинила страховая компания, которая записала меня к молодому проктологу со внешностью Джорджа Клуни. Я от ужаса разрыдалась прямо в коридоре. Мы с Джорджем Клуни должны были встретиться на церемонии вручения Нобелевской премии, где я была бы совсем не беременная, не замужняя и без упаковки слабительных клизм в кармане.

Это примерно десятая часть того, что я испытала при абсолютно здоровой и безопасно протекающей беременности.

«Люди в черном». Без них не обошлось. Точно!

Потом было 9 часов схваток, экстренное кесарево, медленное и мучительное восстановление после операции и бессонные ночи, социальная изоляция и экзистенциальный кризис на фоне материнства. Во время беременности я часто слышала снисходительные усмешки подруг: мол, ждешь родов, потому что думаешь, что потом станет лучше, а это не так. У меня так. Со мной не происходило ничего ужаснее, болезненнее и депрессивнее беременности. Хотя за тридцать лет всякое случалось.

Но, судя по всему, в роддом приходят «Люди в черном» и стирают тебе память. Через месяц после выписки я вспомнила наш отпуск в Италии, который предшествовал всему этому кошмару, и вдруг поняла, что не помню ничего, что было после. Мы с мужем поели пиццы где-то в центре Флоренции, а потом нас выписали из роддома. Остальное явно было не со мной. Я только не знаю теперь, как объяснить близким, зачем я опять закупаю фолиевую кислоту и тесты на беременность в промышленных масштабах».



Посмотреть рейтинг петербургских роддомов можно в нашей базе отзывов — Рейтинг роддомов. График закрытия роддомов Санкт-Петербурга на проветривание в 2019 году сморите в специальной таблице.

2
0
1384
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ