Это сообщение автоматически закроется через сек.

Не первый год с настораживающей регулярностью обсуждается молодежное явление «поясни за шмот». Подросткам приходится «отвечать» не только за музыкальные пристрастия или территориальную принадлежность («с какого ты района?»), но и за внешний «лук». И если вдруг выглядишь как-то не так, как надо, могут попросить пояснить. На практике — совершить разбойное нападение ради куража, «по понятиям» или с целью присвоения чужого имущества.
«Литтлван» вместе с экспертами попробовал разобраться, что же это за явление, как с ним бороться и стоит ли?

Не так давно одна из мам «Литтлвана» поделилась: «Сегодня с ребенка сняли ветровку... Не знала, что эта фирма может кому-то не понравиться, даже в голову не приходило. Подошли, спросили: «Где покупал?». Мой ответил, те ему: «Это подделка, снимай!». Этот рассказ — классическая иллюстрация «пояснения за шмот». Но бывает и серьезнее: могут еще и побить, сняв это на видео и выложив в интернет.

Откуда что берется?

Офники, правые, левые, кэжуальщики — вот лишь несколько определений для тех, кто знает, какие бренды носить, как с одного взгляда отличить оригинал от подделки, кому можно ходить в джинсах с подкатами/подворотами, кто имеет право надевать камуфляж, панаму, анорак и так далее. Если вдруг по незнанию оделся в соответствии с «дресс-кодексом» какой-то субкультуры, то по понятиям тех, кто ее представляет, должен пояснить.

Хотя сейчас это уже условно — тема, что называется, ушла в народ, и теперь спрашивают «за шмот» все кому не лень. При этом одежда, за которую просят пояснить, стоить может весьма недешево.

Tommy Hilfiger, Stone Island, Burberry, Fred Perry, Napapijri, The North Face, Ralph Lauren Polo, Thrasher, Supreme, Vans Old Shool, Гоша Рубчинский — оригинальную одежду и обувь этих брендов может позволить себе далеко не каждый. Марки одежды категории «масс-маркет» среднего ценового диапазона у «поясняльщиков» совсем не котируются. H&M, Crop, Bershka, Pull&Bear и прочие бренды, которые принято считать наиболее подходящими для молодежи, в их понимании — «зашквар», недостойный внимания.

Панамки и камуфляж не надевать

Отдельное явление — уличная мода. Тем, для кого улица как дом родной, по душе бренды «Питерский щит», «Спутник 1985», «Волчок» и прочий русский streetwear, а также весьма агрессивные принты и слоганы: черепа, кастеты, скрещенные ножи, «невиновных нет» и прочее. А поскольку искушение быть модным присуще всем, случаются ситуации, когда в футболку «Спутник 1985» возьмет, да и оденется самый обычный подросток. И это тоже будет поводом спросить «за шмот».

«Мне тут объяснили, что подкаты, низкие кроссовки, камуфляж и что-то там еще (панамки, вроде) — это отличительные признаки «правых» (или ультраправых). И избить могут как за то, что человек принадлежит к ним и соответствующе одет, так и за то, что оделся «типа модно», но по убеждениям не соответствует», — рассказала «Литтлвану» одна из мам, решившая разобраться, что к чему.

«Купил анорак, джогеры, камуфляж и... электрошокер»

Реакция самих подростков на опасность «пояснить» разнится. Кто-то просит родителей не покупать одежду «запрещенных» фирм. Другие намеренно одеваются в то, за что могут спросить, и появляются там, где чаще всего происходят столкновения. Таких уже успели прозвать «добровольными жертвами». Что не совсем так. Эта категория почти всегда владеет каким-то боевым искусством и ищет повод применить его на практике, но при этом соблюсти спортивное поведение: не нападать первым, а защищаться.

«Купил анорак, джогеры камуфляж и... электрошокер. Еще спрашивал, где панамы продаются. Как спасать ребенка и мозг вправить, просто не знаю», — поделилась с «Литтлваном» своими волнениями другая мама.

А еще существуют многочисленные группы в соцсетях, где выкладывают фото подростков не в той одежде, а подписчикам предлагают обсудить их внешний вид, найти и заставить «пояснить за шмот». В комментариях бурно обсуждают «лук» и «паль-патрули». В этих же сообществах есть и видео с самим процессом «пояснения за шмот». Возмущенная общественность требует удалять группы «поясняльщиков» за призывы к насилию. Но как только одну блокируют, тут же появляется ее точная копия.

Страх — естественная реакция родителей

Страх, что и твоего ребенка могут спросить «за шмот», — естественная реакция родителей. Но допрос отпрыска в попытке узнать, пристают ли в районе/школе/дворе из-за того, как и во что одет, не гарантирует, что полученный ответ будет правдив. Поэтому одни «спасаются», изучая список «опасной» одежды и следя, чтобы такой не появлялось в гардеробе. Другие стараются не отпускать одних и учат, если что, отвечать: «За шмот не отвечаю, покупала мама» (нет, это не стыдно!). Есть и такие, кто пользуется услугами «авто-няни» (да, для подростков, ну и что?). Однако нередко родители не предпринимают никаких действий. Кто-то находится в ступоре и не понимает, как действовать. Кто-то считает, что это лишь подростковые разборки, не заслуживающие внимания. А кто-то счастлив тем, что всего-то сняли куртку, а сам ребенок жив-здоров.

Безобидная забава или уголовно наказуемое деяние: что говорят эксперты?

«У ситуаций, связанных с детьми, всегда есть нюансы. Сколько лет нарушителям и какой вред был причинен ребенку? Порвали куртку или избили, оскорбляли или склоняли к каким-то действиям — от этого будут зависеть ваши действия и мера ответственности. В некоторых ситуациях возможны только гражданские иски к родителям. Если вашему ребенку досталось физически, то реагировать нужно быстро. Зафиксировать побои в медучреждении и написать заявление в полицию по месту происшествия, сообщить о случившемся в органы опеки и в школу. Стоит ли привлекать СМИ — решать родителям. Публичность таких ситуаций, как правило, ускоряет работу госорганов. С моей точки зрения, стоит. Хотя бы для того, чтобы не давать таким ситуациям развитие и наглядно показывать, что любое правонарушение имеет свои последствия».

«Мы фиксируем сейчас формирование нового типа молодежных потребительских практик, некую популяризацию образа 90-х. Сложно сказать, работают ли это маркетологи или же это запрос от самой молодежи. В постсоветской России, чтобы принадлежать к какой-то субкультуре, нужно было обязательно доказывать свою принадлежность. Субкультуры определяли, какую музыку слушать, как одеваться, кого считать своим гуру. У каждой группировки в разных городах были свои типы визуальной узнаваемости (казанский феномен, люберы, скинхэды и так далее). Потом возникли смешанные типы. Жесткие границы, требующие четкости, уже не требовались. На один день можно было стать панком, на другой рэпером, и ничего в этом не было особенного. Сейчас мы видим возврат поиска аутентичности и правды. Это философские вещи, но они очень значимы для молодежи. У молодежного большинства, варианта современного гопничества, это выливается в игру «поясни за шмот». Да, это хорошо забытое старое, но проявляется оно по-новому, так как сегодня слишком много вариантов видовых идентичностей, границы которых поддерживаются не четко».

«В подростковом возрасте потребность найти своих так велика, что морально-этический компонент часто мало значителен. И ценность одежды действительно важна. Это способ определиться и реализоваться в своей среде. Поэтому просто запретить ребенку опасную, с точки зрения родителей, одежду — плохой вариант. Нужно не пугать историями про опасности, а вкладываться в отношения, проговаривать свои страхи с детьми, повышать ценность подростка, его тела и жизни и обсуждать, что делать, если такая ситуация произойдет.

Если на ребенка напали, то это очень травматично и для него, и для родителей. Важно понимать, что это могло случиться с любым. Основная задача родителей здесь — не терять голову от страха и дать поддержку, проговорить и признать все чувства, возникающие в связи с ситуацией: страх за жизнь, злость (на обидчиков, родителей на ребенка и ребенка на родителей, что не были рядом и не защитили), стыд, вину, печаль, беспомощность и ограниченные возможности в обеспечении безопасности. Важно прожить всю ситуацию, а не стараться забыть».

2
0
1505
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ