Это сообщение автоматически закроется через сек.

«Никто не посчитал, сколько тампонов в меня вставили перед операцией и сколько вынули»

Анна — постоянная читательница «Литтлвана» и мама двух голубоглазых мальчишек. Одного из них она родила в Петербурге, а второго — в Хельсинки, куда вместе с мужем переехала жить и работать несколько лет назад. Мы попросили ее вспомнить и сравнить свой опыт «здесь и там».

«Мой старший сын родился в 2011 году в известном профильном мединском учреждении Петербурга. А младший — в 2017 году в женской больнице города Хельсинки (у меня оформлен вид на жительство в Финляндии). Кроме того, обе мои беременности и роды протекали одинаково непросто. Поэтому я считаю, что сравнивать можно. Но мои чувства при этом принципиально разные. Первый опыт — боль, которая даже спустя семь лет не отпускает. Второй — благодарность и восхищение».



База отзывов о роддомах Петербурга — на сайте «Литтлван».

Ведение беременности: «В Финляндии все иначе»

«Оба раза на сроке 7 недель у меня был повышенный тонус матки. В России меня госпитализировали на сохранение. В Финляндии, когда я обратилась в клинику, гинеколог подтвердила тонус матки. Но медикаментов не выписала. Беременность на таком сроке здесь не сохраняют. Врач лишь сказала, куда отправиться, если начнется кровотечение.

В Финляндии вообще все иначе. Первая беременность в Петербурге запомнилась мне чередой анализов и обходом специалистов, справками о флюорографии, которые должны были представить все проживающие со мной. Я помню эти регулярные УЗИ и осмотры гинеколога на кресле.

В Финляндии же на учет ставят только в 12 недель. На этом сроке меня официально признали беременной. После этого я сдала клинический анализ, а также на группу крови и СПИД. Еще мне сделали УЗИ-скрининг. Врач на кресле осмотрела только однажды — в 20 недель. Перед родами УЗИ не делают. Просто мониторят сердцебиение малыша, и если что-то пойдет не так, то принимают экстренные меры.

Как таковых женских консультаций в Финляндии нет. Беременная наблюдается в детской поликлинике (neuvola) у медсестры. Она посещает ее раз в месяц до 30 недель, потом раз в две недели. Обычно прием длится 30–40 минут.

Приходя в neuvola, я сама измеряла себе давление и взвешивалась — весы и тонометр стоят в холле. В туалете есть контейнеры для сбора анализов и тест-полоски для проверки наличия белка в моче. Меня беспокоил низкий гемоглобин. Поэтому на приеме с помощью специального аппарата медсестра брала капиллярную кровь и делала экспресс-анализ. Еще на каждом осмотре она проверяла сердцебиение малыша, измеряла окружность живота, назначала сдачу анализов и визит к врачу (если нужно, а не потому, что так положено). Вообще у меня сложились теплые отношения с медсестрой. Она всегда была внимательна и каждый раз интересовалась моим отношением к беременности и родам, тем, как старший ребенок воспринимает ожидание малыша. Поначалу это казалось мне некорректным. Но однажды в ответ на очередной вопрос я разрыдалась, сказав, что ужасно боюсь. Тогда медсестра организовала личную экскурсию по роддому для меня и моего мужа. В назначенный день мы пришли в клинику. Нам показали обычные палаты и для родов в воду, рассказали про процедуру. Я ушла из клиники с полной уверенностью, что все будет отлично».

Роды в Петербурге: «В смотровой сильно пахло гниющей плотью!»

«В 2011 году вопрос выбора роддома для меня не стоял. Близкая родственница работала на дородовом отделении всем известного в городе медицинского учреждения. Там же сохраняли мою беременность. Вообще, я очень боялась родов и думала заранее лечь к ней на отделение. Но она не советовала этого делать, мол все закончится стимуляцией, о которой я даже не узнаю. И рожать я решила тогда по родовому сертификату. Опять-таки родственница убедила, что и с дежурной бригадой все пройдет отлично.

Роды начались ночью. Помню общую родовую, где было еще двое кроме меня. Акушерка приходила время от времени. Рядом находилась лишь родственница без опыта приема родов. Никакой анестезии не было. Что мне «капали», я не знаю. Помню, что врач пришел в самом конце и что я не тужилась. Мне просто не дали. Сделали разрез промежности. При этом врач попросил мою родственницу, человека, у которого нет квалификации операционной медсестры, ему ассистировать. В результате никто не посчитал, сколько тампонов в меня вставили перед операцией и сколько вынули. Затем меня отвезли на послеродовое отделение. Я провела там шесть дней. Грудное вскармливание не налаживалось, а сотрудницы роддома не горели желанием помочь. К тому же матка не сокращалась. Никто ни разу не измерил температуру, хотя меня бросало то в жар, то в холод. На пятый день врач осмотрела меня на кресле и вынула гниющий тампон. В смотровой сильно пахло гниющей плотью! Но на следующий день меня спокойно выписали домой.

А еще через два дня я была срочно госпитализирована в тяжелом состоянии в Мариинскую больницу. Ее врачам я благодарна — они меня спасли. В официальном заключении написали, что в матке обнаружены куски плаценты. То есть в роддоме не только забыли тампон, но и не проверили плаценту».

Роды в Хельсинки: «Я очнулась через 4 часа в реанимации»

«В Финляндии скорая для рожениц не приезжает. Если нет своей машины, можно вызвать такси. Его оплата потом компенсируется государством. А еще рекомендуется всегда звонить в клинику перед тем, как ехать. Если в ней нет свободных палат, то роженицу отправляют туда, где они есть.

Мои вторые роды тоже начались ночью. Я позвонила в клинику, мне велели приезжать. У роддома нас с мужем ждал друг семьи, который забрал старшего ребенка. А мы пошли рожать. Нас провели в приемный покой — отдельную палату, в которой меня положили на кровать, подключили датчики для мониторинга сердцебиение малыша и силы схваток, предложили сок, воду, взяли какие-то анализы и оставили на 40 минут. После этого медсестра предложила пойти погулять часик. Мы вернулись через 10 минут — схватки усиливались, и я не могла даже стоять, не то что гулять. Нас перевели в «родилку» — они везде в Финляндии отдельные. Никаких бахил, халатов и шапочек. Муж сел в кресло и стал наблюдать. Меня переодели в рубаху. Я сразу попросила эпидуральную анестезию. Через некоторое время пришел анестезиолог и облегчил боль.

Акушерка не отходила ни на миг. Она меня видела в первый раз в жизни, но как душевно поддерживала! Вскоре она сказала: «Будем рожать!». Я попросила мужа выйти. В России я рожала на гинекологическом кресле, а здесь прямо на кровати. Акушерка вместе с коллегой встали с разных ее сторон. Я уперлась ногами им в бока, и мы начали тужиться. Меня никто не торопил. Ребенок родился через 20 минут сам, без всяких стимуляций. И получил максимальный балл по шкале Апгар.

Пуповину перерезали не сразу, а когда прошла пульсация. Кстати, сначала предложили сделать это или мне самой, или мужу. Я отказалась. После позвали мужа и показали ему малыша. А еще через 30 минут я была в операционной. У меня не отошла плацента и началось кровотечение.

Я очнулась через 4 часа в реанимации. Оказалось, что я потеряла почти 3 литра крови и мне сделали переливание. Медсестра прямо в реанимации одела мне компрессионные чулки, чтобы вены не выперли. Через 12 часов после родов и после того как врачи убедились, что кровотечение остановилось, меня перевели в послеродовую двухместную палату (от семейной я отказалась).

То, что у моей соседки двойня, я обнаружила только на следующий день, когда малышки подали голос одновременно. Палата разделена занавесками. Наши кровати стояли рядом, но мы друг другу не мешали. Кстати, в каждой палате есть раковина, чтобы подмывать ребенка, шкаф с пеленками и подгузниками, большая туалетная комната с душевой. Там можно было найти прокладки.

Кормили в роддоме вкусно и хорошо. Никаких диет. Как сказали врачи, «так мы быстрее узнаем, на что у малыша аллергия». Несмотря на то что у меня вторые роды и был успешный опыт грудного вскармливания, ко мне на кормление пришли акушерки и напомнили, как и что делать, дали дельные советы. А к соседке приходили каждый день и показывали, как кормить двойню. Для сцеживания ей принесли автоматический молокоотсос и несколько бутылочек.

Выписали меня через три дня после родов».

Языком цифр: «Роды по сертификату обошлись мне в 15 000 рублей»

«Роды в России по сертификату мне обошлись в 15 000 рублей, или 344 евро по курсу того времени, — именно столько передала в конверте родственница врачу «в благодарность». А беременность — примерно в 367 евро: сохранение на дородовом отделении стоило 12 000 рублей, УЗИ — примерно 4 000 рублей неофициально. Наверняка были еще какие-то расходы, но я уже не помню.

В Финляндии я заплатила только 116,4 евро за нахождение в больнице (семейная палата обошлась бы в два раза дороже, так как оплата за пребывание двух человек — роженицы и отца ребенка). Сами роды, анестезия, присутствие мужа, переливание крови, отдельная «родилка», компрессионные чулки, медикаменты, подгузники для малыша не стоили мне ничего — это покрывается стандартной страховкой (аналог российской ОМС). К расходам в эту беременность можно отнести визит в частную клинику в самом начале — 330 евро — и экскурсию в роддом — 35 евро».

Выводы: «Я поняла, что роды могу быть другими»

«После первых родов в России, которые могли для меня закончиться летальным исходом, я панически боялась вторых. Но к счастью, я приняла решение рожать в Финляндии. В результате я поняла, что роды могут быть другими. В этом огромная заслуга финских врачей и акушерок. Среди моих знакомых, живущих и рожавших в Финляндии, нет никого, у кого был бы негативный опыт, хотя у всех роды были разные».


Справка

Мамам «Литтлвана» стоит иметь в виду, что в Финляндии услуги родильных отделений для лиц, не имеющих вида на жительство или гражданства ЕС, являются платными. При этом не все клиники страны принимают иностранцев. Однако есть те, в которых специально для рожениц из России, есть русскоязычный персонал. Стоимость и набор предоставляемых услуг может разниться в зависимости от клиники. Кроме того, в Финляндии новорожденному присваивается гражданство родителей, а не той страны, где он появился на свет.

5
0
1758
КОММЕНТАРИИ3
0
Сочувствую вашим первым родам. Рада, что все закончилось хорошо. А что это был за роддом?
1
Героиня посчитала нужным не указывать номер роддома в Петербурге и название клиники в Хельсинки, чтобы, в том числе, избежать обвинений в рекламе или, наоборот, антирекламе.
0
Ясно, поняла. Спасибо :) героине - удачи
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ
ПОКАЗАТЬ БОЛЬШЕ СТАТЕЙ