Это сообщение автоматически закроется через сек.

Спецпроект «Роды вместе с мужем»: «Никакого трепета я не испытывал»

О родах вместе с мужем охотно рассказывают женщины, а мужчины больше отмалчиваются: то ли из-за избытка эмоций, то ли от пережитого шока, то ли от скромности. Однако Виктор Кириллов, папа Златы и супруг директора PR-агентства Zebra Company Вероники Кирилловой, не скрывает чувства, когда он присутствовал при рождении дочери. В рамках спецпроекта «Литтлвана» «Роды вместе с мужем» он рассказал, как ему помог тот факт, что его отец был техническим директором патологоанатомического бюро, зачем он взял в роддом костюм и ушел ли из его семьи секс после всего увиденного им в родзале.

«В ночь с 4 на 5 ноября 2015 года я в четвертый раз повез жену в «Перинаталку». Предыдущие разы мы возвращались домой ни с чем — схватки оказывались тренировочными. В этот раз я в шутку взял с собой костюм для работы. И правильно сделал! Но об этом позже…

«Я здесь для защиты моей жены от потенциальной угрозы»

Один папа как-то пошутил: «Я присутствовал при запуске проекта, хочу побывать и на заключительном этапе!». И в каждой шутке только доля шутки… Поэтому я с этим папой полностью согласен. Рождение ребенка — это момент фактического перерождения пары в семью, мгновения невероятного единения и любви. Их не заменить ничем. И как можно от такого отказаться?

Вообще, я не очень эмоциональный человек, поэтому в нашей паре именно я отвечаю за сохранение спокойствия. К тому же Ника иррационально боится врачей, и я сопровождаю ее, по возможности, каждый раз, когда есть необходимость медосмотра. Потому мое присутствие в роддоме было с установкой: «Я здесь для защиты моей жены от потенциальной угрозы и стабилизации эмоционального фона у всех участников процесса». Я уверен, что присутствие мужика в палате делает максимально вежливым весь медицинский персонал. Да, мы собирались рожать в «Перинатальном центре» Педиатрического университета на Литовской улице, где все отлично вышколены. Но рисковать не хотелось — по стране прецедентов достаточно.

«Я должен по максимуму нести ответственность»

Мой поход в роддом не был спонтанным, я всерьез готовился к этому событию наравне с Никой. И я, и супруга — единственные дети у своих родителей, наработанного опыта общения и ухода за младенцами у нас не было, а полагаться на многовековые инстинкты мы не рискнули. Мы ходили в школу будущих родителей, где изучали вопросы, касающиеся околородового периода — что может происходить до, после и во время. Только благодаря тем курсам я окончательно принял для себя мысль, что ребенок не плачет просто так или для того, чтобы позлить меня (кстати, в первые 2-3 месяца эта информация помогала нормальной коммуникации с дочуркой).

В случае непредвиденной ситуации я должен был бы принять ключевое решение. Это моя жена, моя семья. Я должен по максимуму нести ответственность и не допускать, если имею возможность, передачи права решения важных вопросов кому-то другому.

«Я обрадовался, что кататься больше не будем и сегодня все случится»

Когда едешь в роддом в четвертый раз с одним и тем же животом, патетика отходит в сторону, событие переходит в разряд почти рядовых. Но когда я услышал, что врач говорит Нике во время осмотра: «Ого! Раскрытие 7 сантиметров!», я понял, что рожаем сегодня. Пожалуй, это был самый эмоциональный момент — я обрадовался тому, что кататься больше не будем и сегодня все случится.

«Во время потуг я был рядом»

Изначально мы планировали, что я буду присутствовать на этапе схваток, а при финальных потугах выйду из родзала. Мы с Никой вместе провели весь период схваток: ходили — сидели — дышали. Врачи даже говорили, что я дышал лучше и правильнее. А потом события закрутились довольно быстро. И когда врачи мне сказали, что сейчас можно выходить, потому что начнется все основное, я не смог этого сделать. Во время потуг я был рядом с Никой — одной рукой держал ее за запястье, а другой прижимал ей голову (спасибо, Школа будущих родителей!) во избежание кровоизлияний в глаз или мозг.

Вообще, это была рабочая ситуация, никакого трепета или осознания священнодействия я не испытывал. Возможно, это связано с тем, что у меня папа был техническим директором патологоанатомического бюро, и я за свою жизнь насмотрелся достаточное количество самых разных медицинских учреждений.

«У меня была четкая задача — успокоить Злату»

Мы никак не могли определиться с именем для дочки. У нас были два варианта: Ксения и Злата. Я никогда не верил в утверждение: «Вот родится ребеночек, посмотришь на него и поймешь, как зовут». Но когда акушерка взяла малышку на руки и сказала: «Ух, какая блондинка!», я сразу озвучил: «Злата!». Ника не спорила и, кажется, даже не шибко удивилась. К тому же изначально это было ее предложение так назвать дочку.

Первой дочку к себе приложила, конечно, жена. Но после пеленания «сверток» был у меня на руках. Именно в этот момент пришло полное осознание, что нас трое, что у меня есть дочь (пусть я и знал это раньше благодаря УЗИ, но теперь смог ощутить в полной мере), что степень моей ответственности вновь возросла (в предыдущий раз это чувство накрыло меня после бракосочетания).

Понимая, в каком потрясении сейчас находится дочурка, и убедившись, что с женой все в порядке, я вышел из родзала в соседнее помещение. У меня была четкая задача — успокоить Злату, и решение петь колыбельные пришло почти сразу и показалось наиболее подходящим. Я стал тихонько напевать колыбельные, которые дочка слышала последние полгода. Когда ко мне пришел врач-неонатолог, я, не выпуская Злату, подписал отказ от прививки от гепатита и согласие на БЦЖ-М, будучи уверенным, что именно ее сейчас и поставят, чем повеселил врача.

«Никому ты ничего не должен!»

После совместных родов с женой я чего только не услышал. И готов прямо сейчас развенчать уйму ложных утверждений!

«Негоже видеть жену такой».

Серьезно? Есть ограничения, в каком виде или состоянии жена должна быть перед очами мужа? А если, не дай бог, увечье какое, то все?

«После присутствия на родах из семьи уходит секс».

У нас ему, видимо, было очень хорошо, раз он остался.

«Не мужское это дело».

Ага, лучше по традиции собрать всех друзей и пить по-черному трое суток, пока жена с ребенком находится в роддоме.

«Если присутствуешь, должен быть от начала до конца и перерезать пуповину».

Никому ты ничего не должен! Можно весь период схваток быть с женой, поддерживая её, а на потугах перед самыми родами уйти.

«Глупо задавать вопрос, пойду ли я снова в роддом»

Еще до беременности Ники мы с ней договорились, что постараемся, чтобы в семье было несколько детей. И рождение Златы лишь утвердило нас в этом решении. Сейчас, поглядывая на подросшую дочурку, мы с женой потихоньку задумываемся, не пора ли идти на второй круг. И глупо задавать мне вопрос, пойду ли я снова в роддом.

P. S. А костюм, который я взял с собой... Да, он мне пригодился — утром из роддома я отправился на работу. Сменил одноразовый стерильный костюм на многоразовый нестерильный и провел совещание, на котором анализировали результаты деятельности 2500 человек».

6
0
1414
КОММЕНТАРИИ1
0
«После присутствия на родах из семьи уходит секс». Меня это тоже всегда веселило.Муж присутствовал на 1, 2, 4 и 5 родах если что.
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ