Подростки и алкоголь: как не допустить катастрофы
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Подростки и алкоголь: как не допустить катастрофы

В жизни каждого родителя наступает момент, когда проблема: «Подросток и алкоголь — как уберечь и научить» становится предельно актуальной. Нравоучения работают плохо — особенно, если взрослые в семье сами не соблюдают сухой закон. Как тут не наделать ошибок? Мы собрали популярные вопросы родителей по этой теме и попросили психологов Александра Ройтмана, Людмилу Бородину и Наталью Лобанову их прокомментировать.

Алко-воспитание: что говорить?

Людмила Бородина: «Лет с десяти-двенадцати я рассказывала сыновьям, зачем люди пьют, например о том, что после бокала шампанского мне становится веселее и уходит стресс. Говорила, что реакция на алкоголь у каждого организма своя и потому лучше попробовать алкоголь дома. Объясняла, почему выпившие люди становятся шумными. Разделяла употребление алкоголя на категории: алкоголь – как повод: вечеринка, знакомство, День рождения – и тут важно вовремя остановиться, и алкоголь, употребление которого констатирует запредельный уровень стресса, который организм не выдерживает. Объясняла, что алкоголь легче утверждается в жизни людей в случае, если количество отрицательных эмоций в разы превышает положительные. При этом я предлагала альтернативные способы снятия напряжения, вводила в жизнь сыновей новые интересы, старалась быть «включенной» в их жизнь».

Александр Ройтман: «Я с детства знал, что алкоголь — это допинг для общения. Что алкоголь предполагает культуру употребления, что нужно знать, сколько тебе можно выпить, когда остановиться, нужно знать, что с чем можно сочетать. Я видел, что мужчины часто решают свои мужские вопросы, и при этом на столе стоит алкоголь. Я смотрел на папу и дедушку, и выбирал свой способ вести себя за столом. Понимал, что нужно не просто пить, а управлять столом, быть интеллектуалом, что ли. Благодаря родителям я рано осознал, что никто не может меня заставить пить, что я сам выбираю участников застолья, я научился смотреть, с кем я пью, у меня с детства была установка: «Пить много — странно». Эта установка мне пригодилась: как-то я работал на витаминном комбинате, где спирта было больше, чем воды, и не пил. Я не пил в армии и почти не пил в институте».

С какого возраста стоит предлагать подростку алкоголь во время семейных застолий? Или не предлагать вообще?

Наталья Лобанова: «Для меня, как родителя, этот вопрос не стоит. Не предлагать вообще. Иногда родители предлагают детям «попробовать» для того, чтобы ребенок «понял, что это такое». Но, на мой взгляд, тут дело в отношении и культуре употребления алкоголя. И если это отношение является здоровым, то ребенок из дополнительной провокации со стороны родителей осознанно сделает свой выбор».

Людмила Бородина: «У меня два уже взрослых сына. И я не возражала против их знакомства с алкоголем, когда у них возник к этому интерес. Все происходило на моих глазах. Лет с 14 мальчики стали иногда оставаться ночевать у друзей, я думаю, там были и алкогольные эпизоды тоже. Но ни разу не возникало ситуации, в которой я бы чувствовала опасность: у них было понимание, что такое алкоголь и почему не стоит на спор выпивать стакан водки».

Александр Ройтман: «У нас в доме всегда стояло спиртное, никто не проверял, уменьшилось его количество или нет, у меня не было особой заинтересованности в нем. Родители мне прямо говорили: «Пей, кури, если захочешь, но дома, а не на улице». Меня учили, что пьют медленно, что в бокале всегда должно оставаться, что «пей до дна» — это не для меня, что я сам управляю тем, как я пью, а не тот, кто наливает. Папа говорил мне: «Будь внимателен. Проверяй, чтобы не перебрать. Не ставь себя в ситуацию, в которой тебе потом может стать стыдно».

Подросток планирует отмечать день рождения без родителей и, вероятно, там будет алкоголь. Стоит ли спрашивать, какой будет алкоголь, сколько будет гостей и т. п?

Наталья Лобанова: «Тревога родителя по этому вопросу будет тем выше, чем меньше он доверяет своему ребенку и боится отказаться от родительского контроля. Мне кажется, предварительная беседа с ребенком об ответственности за его поведение, которая в отсутствие взрослых ложится на плечи самого подростка – это необходимо и достаточно. Детальное объяснение последствий алкогольного опьянение во многом позволят ребенку быть более внимательным и не переходить границу безопасности. Но если окажется, что подросток из семьи с адекватной ценностью здоровья и безопасности отметил день рождения «на ура», то не стоит расценивать случившееся как катастрофу: ребенок сможет сам сделать выводы из случившегося».

Александр Ройтман: «Я бы сказал ребенку так: «Я не хочу, чтобы на твоем дне рождения было вино. Но я одновременно не хочу ставить тебя в идиотское положение, если кто-то все равно его принесет, а ты мне не скажешь, и по сути обманешь. Я готов тебя не спрашивать про это — просто знай, что я против. Я тебе наливаю дома вино, но это мои отношения с тобой, это не подразумевает, что можно пить с друзьями в мое отсутствие».

Вы провожаете подростка на вечеринку, где, предположительно, будет алкоголь. И…?

Александр Ройтман: «Нельзя научить человека смотреть картины перед походом в музей. Можно обезопасить ребенка от грубых ошибок (не ори, не трогай картины руками), но культуру одним разговором не привить. Так же и с алкоголем – если у ребенка нет прививки «отношения с алкоголем», то перед походом ребенка на вечеринку можно дать четкие инструкции. И вдогонку, уже из окна, прокричать, что это только начало большого разговора, рассчитанного на много-много встреч. Но поскольку мои дети имеют бэкграунд относительно алкоголя, то, провожая сына на вечеринку, я бы его проинструктировал – так, как меня инструктировали родители: ешь сытно, много, хорошо».

Людмила Бородина: «Предполагая, что ребенок идет на мероприятие, где его ждет знакомство с алкоголем, я бы советовала обсудить все, что может происходить — но обсудить так, чтобы это не выглядело, как жесткий контроль. В случае со своими сыновьями я зондировала ситуацию вопросами: «Сколько планируется гостей? Будут ли девочки? Что вы думаете пить?», при этом искренне делилась опасениями: «Я боюсь, что будет слишком… (крепко / дорого / много)». И в диалоге всегда находился компромисс: «Удобно ли будет продолжать пить, если придут родители девочки?», «Удобно ли будет, если ты напьешься и тебя начнет тошнить?». При этом у меня нет иллюзий — я понимаю, что «закрытая зона» в жизни подростков существует, что меня «пускают» не везде, но мне достаточно того, чем со мной делятся».

Полный отказ от алкоголя у родителей может сформировать такой же отказ от алкоголя у детей?

Людмила Бородина: «Я уверена, такое возможно. Придет день, когда родители, которые не пьют алкоголь даже по праздникам, достигнут консенсуса со своими детьми. Но статистика говорит, что рано или поздно алкоголь попробует 100% детей, и потому я не уверена, что ребенок из анти-алкогольной семьи избежит периода «Ну, за ОГЭ!» или «За аттестат без «троек»!

Наталья Лобанова: «Для меня очевидно, что подросток, выросший в семье, где не употребляют алкоголь, не будет проявлять излишний интерес к этому вопросу. Возможно, он попробует алкоголь где-нибудь с друзьями, но, опираясь на отношение родителей к употреблению алкоголя, сделает свой выбор не в пользу спиртного».

Александр Ройтман: «Интересно, что сейчас я не пью, ну, может, рюмка коньяка раз в год. И дети (а у меня их пятеро!) не выказывают никакого интереса к алкоголю. Впрочем, я предполагаю, что наверняка они пробовали алкоголь, может быть, не раз и не два (у нас вино стоит в открытом доступе), но убедившись, что это кисло и не прикольно, оставили свои дегустации!».

А что делать, если ребенку понравилось?

Наталья Лобанова: «Ребенок, растущий в семье, где алкоголь является нормой, не будет спрашивать у родителей разрешения выпить. Он либо выберет антисценарий и даже не сядет за стол с родителями, на котором стоит алкоголь, либо начнет употреблять алкоголь сам (потому что он живет в этой норме). И если случилось второе, то стоит начать с себя и изменить свое отношения к алкоголю. Ребенок уже употребляет алкоголь на регулярной основе? Нужно обратить внимание на его окружение или причины, которые могут вызвать уход в алкогольную зависимость, и постараться изменить ситуацию своими силами. Не получается? Обращайтесь за помощью к специалистам!»

Людмила Бородина: «Если подросток сказал алкоголю «да», то одной таблеткой не обойтись: нужно комплексное решение. Будь я мамой этого подростка, я бы бегом побежала с ним к психологу. Но прежде я бы задумалась о том, что дети копируют поведение взрослых — если родители каждую пятницу ставят на стол бутылку виски, а под стол — батарею пивных бутылок, эта картинка будет для ребенка одним вариантом нормы. Если родители выставляют бутылку вина на воскресный обед, выпивают по бокалу и убирают ее в шкаф — это другой вариант. Если родители, понимая, что у них в семье дети, которые все видят, покупают безалкогольное шампанское на Новый год, не держат дома никакого алкоголя и живут под эгидой «Алкоголь — зло» (и при этом не брезгуют коктейлями в барах, в гостях и на работе) — это третий вариант, при котором ребенок, несомненно, будет употреблять алкоголь (и будет скрывать это от родителей — так же, как они скрывают от него). И выход здесь один: родителям нужно стать честными по отношению к себе и признать, что изменить ситуацию можно, но начать придется с себя».

Александр Ройтман: «Если честно, я не знаю, что тут ответить. Наверное, я присоединюсь к экспертам выше. Я могу сказать только про себя и своих детей: за всю жизнь я всего несколько раз был пьян — один из них был очень дурацкий: мне было лет 17, и в гостях было сладкое вино — по вкусу оно было как компот. Папа предупредил меня, что такое вино опасно, но я не поверил — компот же! — и после пары стаканов меня срубило ужасно, я вышел (точнее, выполз) во двор, лег на скамейку и не в силах сесть или встать ругал себя, какой я дурак. Тот случай стал для меня прививкой от алкоголя — мне очень не понравилось то состояние».

0
0
5949
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ