15-летние мамы. «Как могли нормальные люди объявить войну маленькой девочке!»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

15-летние мамы. «Как могли нормальные люди объявить войну маленькой девочке!»

В 2018 году у несовершеннолетних матерей в России родилось более 4000 детей. Таковы данные Росстата, обнародованные на этой неделе. Из статистики следует, что 12-летние девочки в прошлом году родили четырех малышей, 13-летние – 34 детей, 14-летние – 190, 15-летние – 919. Что (и кто) стоит за этими цифрами? Четыре героини, ставшие мамами в несовершеннолетнем возрасте, рассказали нам свои истории.

По данным Росстата, в 2018 году четыре 14-летних гражданки страны стали мамами во второй раз. Вторых детей также родили 22 матери 15 лет. Среди 16-летних девять женщин стали мамами в третий раз, и две – в четвертый. Пять 17-летних родили в 2018 году по пятому ребенку.

«Завидуйте моему счастью!»

Лена Побединская, забеременела и родила в 13 лет:

Как получилось, что я забеременела в 13 лет? Папа ушел от мамы, когда я родилась, мама строила личную жизнь и спихивала меня на бабушку. Бабушка с детства учила меня, как отличать плохих от хороших: я не общалась и не общаюсь с теми, кто пьет, курит, употребляет наркотики. Я достаточно хорошо училась в школе — «тройки» были редкостью, в основном я получала «4» и «5». Но у бабушки, воспитавшей своих 6-х детей, к этому времени уже не было достаточно здоровья, чтобы совладать со мной, подростком. А еще мне было одиноко. И в тот момент, когда у мамы появился мужчина, у меня тоже появился молодой человек, которому тогда было 20 лет (он видел ребенка один раз, когда сыну было меньше месяца, больше мы не встречались).

…Я всегда была пухленькой, и о беременности узнала только на пятом месяце. Конечно, было страшно: как сказать маме? Что она со мной сделает?

Мама ругалась, спрашивала, чем я думала. Врачи предложили сделать мне искусственные роды, но я решила: «Раз это со мной случилось, я рожу».

Мама отвела меня в приют «Маленькая мама», чтобы скрыть меня от родственников, чтобы я не чувствовала давления со стороны её братьев и сестер. В приюте не всегда было просто — там есть свои порядки, расписание, к которому трудно адаптироваться, если тебе скоро рожать, но там было хорошо: врачи, медсестры, воспитатели, которые всему учат, во всем помогают — и с учебой, и в юридических вопросах, и просто советами.

Когда сыну было 2,5 месяца, я ушла из приюта домой. Мама к этому моменту приняла и меня, и сына — сейчас она не чает в нем души. Но денег не хватало, было сложно. От меня отвернулись друзья и одноклассники, говорили в лицо: «Малолетняя шкура, родила в 13!». Мне было больно, но я находила силы улыбаться в ответ: «Завидуете моему счастью? Ну и завидуйте!». В школе учителя заваливали меня: я брала задания, а они отказывались мне объяснять непонятные места, в результате я два раза оставалась на второй год. Я не могла оформить пособие на ребенка — не знала, как это делается, если не хватает документов. Сейчас я подала документы на пособие и поняла, что могла это сделать и раньше: и очень хочу сказать тем, кто оказался в трудной ситуации, идти и оформлять — вам помогут и подскажут.

Но жизнь идет, и большие трудности уже позади. Прошло пять лет. У меня самый лучший сын на свете, он добрый и умный мальчик, когда я плачу от усталости или бессилия, он подходит, гладит меня по голове и говорит: «Все хорошо, мамочка, я тебя люблю!». И силы появляются снова. Недавно я болела, и он приносил мне лекарства, воду, укрывал одеялом. Он настоящий мужчина!

Я не одна: с будущим мужем мы познакомились три года назад, это была любовь с первого взгляда. Я сразу сказала Льву про сына, и он ответил, что хочет быть отцом моего ребенка, хочет дать ему свою фамилию, хочет заботиться о нас обоих.

Я бы не сказала, что родить рано — это плохо. Если беременность уже случилась, то рожать — это лучший выход. Я убедилась, что, несмотря на трудности, в нужный момент всегда оказывается рядом человек, который поможет их преодолеть.

«Нет! Я не буду бабушкой, хочу жить для себя»

Наталья Хасянзянова, забеременела в 16 лет, родила в 17:

В 15 лет я ушла из дома и жила отдельно от родителей с молодым человеком, ему было 22 года. Из школы я тоже ушла — оканчивала ее экстерном. Мы принадлежали к неформальной тусовке. Странно слышать, когда слово «неформалы» произносят со страхом, ассоциируя его с алкоголем и наркотиками. Нет, у меня в этом смысле, голова всегда была на месте, все, с кем я общаюсь сейчас из той тусовки, имеют чудесные семьи, занимаются бизнесом, имеют не по одному образованию.

На выпускном вечере в школе я уже была беременна: заканчивался первый триместр. Через две недели после 17-летия родила сына: это был совершенно осознанный шаг, мы хотели ребенка. Конечно, я, сколько могла, скрывала свою беременность от родителей — благодаря моей фигуре это было несложно до 28 недель. Страхов, что я одна, что я «наедине» со своей проблемой, не было — рядом всегда были подруги, и многие из них тоже уже ждали детей.

Мой папа сложно принял мой выбор. А мама… мама всегда была категоричной, и в этот раз она уперлась: «Нет! Я не буду бабушкой, не хочу, чтобы меня так называли, хочу жить для себя». До сих пор мы общаемся очень редко.

Я поступила в институт на дневное отделение, но разобралась, что учиться на дневном с малышом невозможно, и перевелась на заочное. Я успевала все — встречаться с подругами, учиться, растить малыша, вскоре снова забеременела, и еще раз. Все близкие люди — друзья, однокурсники, были рядом, все мне помогали. К 21 году я была мамой троих детей и…

...Я осознала, что пока я молнией лечу вперед, открываю новые горизонты и варю утреннюю кашу, отец моих детей топчется на месте, не развивается. Мы расстались. И снова у меня не было страхов, хотя юность ушла, трое детей, а жилья нет. Но наверное, я такой человек — всегда думаю о хорошем. И в этот момент я познакомилась с Альмиром — он принял меня со всеми моими детьми. Наверное, мы бы могли сразу родить общего ребенка, но пока не был решен жилищный вопрос, решиться на это было непросто. Получив квартиру, мы родили дочку. И что я скажу: рожать в 28 — это не то, что рожать в 17! В юности и беременность, и роды проходили легче, и сил на ребенка было больше!

Сейчас я знаю точно, выход существует из любой ситуации, и все трудности преодолимы. И если бы мне сегодня было 17, я бы поступила точно так же, как тогда — шла навстречу своему счастью.

«Как могли нормальные люди объявить войну маленькой девочке?»

Людмила Подольская, забеременела и родила в 15 лет:

«Мне было 14 лет, ему 18. Я жила с бабушкой, родители много работали, преодолевали свою трудную жизненную ситуацию. Я была недолюбленной, и потому в лице своего молодого человека я видела не только мужчину, друга, но и папу, и брата. В 15 лет я родила сына. Потом вышла замуж.

Моя история не была простой: я долго жила в семье мужа и терпела издевательства с его стороны и со стороны его родителей. Сейчас, когда я сама взрослый человек, я удивляюсь: как могли нормальные люди объявить войну маленькой девочке, дождаться ее совершеннолетия и выгнать из дома, как? Ведь я мама их внука, а позже родился мой второй сын, и я стала мамой их внуков.

Но если смотреть на все с позитивом, то я вышла победителем из той войны: я в разводе 9 лет и, наконец, узнала, что такое счастье. У меня есть два диплома, любимая работа (ее даже работой не назвать — это призвание) и, конечно, любимые сыновья.

У меня богатый опыт решения судебных вопросов на тему алиментов, как отстоять свои права и защитить детей, я помогаю тем, кому сейчас непросто. Кто, возможно, еще в самом начале своего трудного пути.

А еще я создала группу помощи «Маленькая мама» и занимаюсь социальным служением при храме: собираю и передаю необходимые вещи и материальную помощь. Я знаю — вместе мы сила. Женская — самая сильная из сил.

«Мой папа сказал: «Или я, или твой ребенок»

Айли Киуру, забеременела в 14 лет, родила в 15:

С 4 до 10 лет я жила с бабушкой большую часть времени, а потом мама со мной переехала в Петербург. Наши с ней отношения складывались непросто.

Забеременела я в 14 лет: мне в голову не приходило предохраняться. «Папа» ребенка сказал: «Или я, или ребенок», моя мама была тоже в шоке и настаивала на аборте. В этот момент самым простым для меня выбором было просто перестать быть. В сущности, жизнь мне спас сын. Я поняла, что он не виноват ни в чем, что я не имею права так с ним поступить.

Я была весьма асоциальным подростком, от школы помощи не ждала. А вот отсутствие поддержки семьи стало одним из самых непростых моментов, которые я пережила. Я почти сломалась. По настоянию всего семейства я легла в больницу на искусственные роды, но накануне «процедуры» мне приснился малыш, и на следующий день я сбежала домой. После моего ультимативного ухода из больницы мама приняла ситуацию.

По моему ощущению (скорее, ретроспективному), в подобной ситуации подростку очень сложно рационально подходить к вопросу, что-то просчитывать, планировать. Очень сильна вера в то, что «со мной ничего по-настоящему плохого случиться не может». В это время очень важна моральная поддержка значимого старшего.

Очень тяжело было смириться с потерей отца ребенка. Я его очень сильно любила. Беременность была совершенно случайной, я не требовала от него ничего, но, конечно, мне очень хотелось быть вместе. Однако когда он сказал, что не готов к такой ответственности и не может ее на себя взять — я приняла его решение, не давила.

Беременность у меня была очень легкой. Роды чуть сложнее и привели к асфиксии. Но ни разрывов, ни швов, ни других осложнений.

Когда малышу было три года, его папа появился на горизонте и предложил выйти за него замуж. Я опять забеременела и родила дочку. Правда, хэппи-энда не вышло — я рожала в Штатах, куда мужа не пустили, а когда мы с детьми вернулись, он уже ушел от нас. Мы развелись, я растила детей без него.

Потом было по-разному: у меня складывались отношения с мужчинами. И не складывались. Но никогда это не зависело напрямую от того, что я родила в 15 лет или что у меня двое детей. Сегодня моему сыну 26, дочери 21. И я рада, что они у меня есть.


Где помогут несовершеннолетним матерям и беременным

  • Приют для несовершеннолетних матерей «Маленькая мама» (кризисный центр помощи женщинам).
    Адрес: Трамвайный пр., д. 15, корп. 4 (5 мин. от ст. м. «Ленинский проспект»), тел. +7 (812) 376 74 91.
    Сайт центра: pomogaemmamam.ru.
  • «Ювента» — медицинский центр по оказанию диагностической, амбулаторной, лечебно-оздоровительной и профилактической помощи детям и подросткам. Основные виды деятельности: инфекции, передающиеся половым путем у подростков, профилактика и лечение осложнений беременности, оказание помощи жертвам сексуального насилия. Услуги детям и подросткам до 18 лет, проживающим в Санкт-Петербурге, оказываются бесплатно.
    Адрес: Старо-Петергофский пр., д. 12 (ст. м. «Нарвская»), тел. регистратуры: + 7 (812) 644 57 57, тел. доверия (24 часа): +7 (812) 251 00 33.
    Сайт центра: juventa-spb.info.
4
0
4322
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ