Марина Ланда: «Не существует детских песен»
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Марина Ланда: «Не существует детских песен»

Марина Ланда – композитор песен к любимым детьми и взрослыми мультфильмам «Смешарики» и «Летающие звери». Мы расспросили ее о детских и недетских песнях, творческих дуэтах, музыкальном театре, дружбе, славе и забавных историях из жизни.

[BLOCK color=lightsteelblue]Про пути [/BLOCK]

Марина Ланда пишет музыку к мультфильмам, ведет передачи на радио и телевидении, руководит детским музыкальным театром «Радуга».

— У меня есть несколько вагончиков — моих жизненных приоритетов. Первый вагончик — «Музыкальная история», авторская передача на радио, которую я делаю. Там каждый человек рассказывает о своей жизни через музыку, о том, как песни его детства, юности, зрелости сформировали и формируют его. До этого была передача «Отдушина», ставшая культовой, появившаяся на «Радио России» почти сразу после его создания в непростые 1990-е. Там тоже мы вспоминали многими любимые песни. 

Второй вагончик — детский театр. Мне там тоже важно передавать знания и песни, которые пели мои бабушка, дедушка. И эти ребята с таким же кайфом поют эти песни, как пела и пою я сама.

Третий вагончик — музыка, которую мы пишем. Она соединяет наше детство, наши любимые песни и композиторов — Гладкова, Шаинского, Никитиных — с современностью. Мы нашли свою интонацию, но важно тянуть эту нитку преемственности, и мы надеемся, что для кого-то наши песни станут такими же любимыми и формирующими.

Вроде это разные вагончики моей жизни, но они все идут в одном направлении и являются частью одного состава. 

[BLOCK color=lightsteelblue]Музыкальная история[/BLOCK]

Передачи Марины Ланда регулярно можно слышать на «Радио России». Не так давно канал затеял ретроспективу некогда мегапопулярной программы «Отдушина» . Множество поклонников и у «Музыкальной истории»

— На всех нас за жизнь нарастает защитный слой. И когда на передаче человек начинает рассказывать о своем детстве, ты видишь как к середине встречи — а мы сидим как в купе, вдвоем, ничто нам не мешает, и мы вспоминаем — вдруг перед тобой оказывается абсолютный ребенок. Ты видишь, какой он был маленький. Когда человек рассказывает о маме, о бабушке, уже ушедших людях, он становится самим собой. И вот ради этих одной-пяти минут абсолютной искренности все и затеяно. Бывает даже, что человек раскрывается настолько, что рассказывает такие тайны, которые доверяют только самым близким. Но я никогда не пользуюсь этим и вырезаю такие моменты. У меня есть такая особенность: делая с кем-то передачу, я влюбляюсь в своего героя. И никого важнее на свете в этот момент для меня нет. На передаче между нами появляются какие-то особые нити, образовываются связи. С некоторыми моими гостями я подружилась после передачи.

Как правило, я приглашаю на передачу тех, кто мне самой интересен. Бывает, я смотрю на человека и думаю, а какой же он на самом деле, вот интересно с ним сесть и поговорить по душам. Эта передача имеет сильное влияние. Однажды после одной из них мне позвонил мой приятель, известный артист, и попросил телефон моего гостя со словами: «Я всегда его считал сволочью, а он совсем не такой. Дай, Марина, телефон, мне надо позвонить и извиниться!». 

[BLOCK color=lightsteelblue]Про соавторство[/BLOCK]

Большинство своих проектов (музыку к «Смешарикам», «Летающим зверям») Марина Ланда делает совместно с композитором Сергеем Васильевым.

— Бывает, что в один год вдруг случается очень много всего сразу. В 1991-м году меня впервые пригасили на радио, где я осуществила мечту детства – поставила мюзикл «Оливер Твист» Лайонела Барта. В том же 1991-м Зиновий Корогодский пригласил меня в ДК «Пятилетки», где собрал первый курс актеров и режиссеров, сделал маленький театр. Летом Корогодский пригласил меня сидеть в приемной комиссии. Туда, в будущий Театр Поколений, пришел поступать и Сережа, и тогда-то мы увиделись впервые.

В 1998-м году я вела на радио передачу «Отдушина» и там же собирала на репетиции свой Театр детей. Но пришло новое начальство, и «Отдушину» закрыли. В одночасье я лишилась и передачи, которая шла семь лет, и базы для нашего театра. Я вышла на улицу вся в слезах. Мимо шел мой бывший студент Сережа Васильев. Он подошел и сказал: «Я могу чем-то помочь?». В тот момент он тоже ушел из театра. А я ему: «А я могу чем-то помочь?». «А у меня ничего нет!». «И у меня — ничего». У меня тогда осталось только «Радио России». Решили с Сережей делать передачу вместе, и я пригласила его в свой бездомный детский театр.

Так сложился наш творческий дуэт: Сережа пишет стихи, а музыку мы пишем вместе. У нас часто бывает так: ты только подумал, а он уже сказал. У тебя мысль только подкрадывается, а у него срывается с языка. Это счастье, когда ты встречаешь абсолютно своего человека, так что мне повезло.

Я родилась в коммунальной квартире под звук гитары, под песни Высоцкого и Окуджавы. В семье любили джаз, я была помешана на мюзиклах. У Сережи другие корни – рок, Шевчук, Цой. 


Концерт в Кремле

Но в нашей собственной музыке для «Смешариков» и «Летающих зверей» нам, кажется, удалось найти собственную интонацию — ироничную и нежную.


Песня "Ах, любимая нога..." из мультфильма "Хосе уже не тот" ("Летающие звери")

[BLOCK color=lightsteelblue]Про телевидение[/BLOCK]

Марину Ланда можно увидеть на канале «Карусель» — в передаче «Смешные праздники». На этом проекте выросло целое поколение детей.

— Мне от телевидения было не уйти. Когда я училась в 1-м классе, в школу пришли люди с Ленинградского канала, из передачи «Говорите по-английски». Из массы детей выбрали меня. И я спела на пяти иностранных языках в одной передаче, не зная при этом ни одного — выучив песни по пластинкам.

Через несколько лет я пришла на юбилей этой передачи, и в это время там проходил конкурс дикторов для передачи. Мой бывший редактор предложила заодно, уж раз я пришла, попробовать себя. А я крайне азартна и ведусь на «слабо». И я попробовала — что-то рассказала, прочла стихотворение, не готовясь и совершенно не волнуясь. А через неделю звонок: «Почему вы не объявляетесь? Вы прошли». Но это сорвалось. 

Прошло несколько лет, и в 2000-м году я пришла на телевидение, чтобы дать объявление о наборе в наш театр «Радуга». А мне: «Марина, а как вы относитесь к тому, чтобы прийти на телевидение с вашими ребятами. Мы даем вам пятнадцатиминутную передачу. Вот только надо выбрать стрижечку...». А на канал «Карусель» я попала так. Зная про мою работу с детьми, художественный руководитель студии Анатолий Проханов пригласил меня провести детский кастинг для передачи по мотивам «Смешариков». Я попала в кадр, меня заметили и предложили сделать пилотную передачу. Слабо? Нет! Так появились «Смешные праздники». 

[BLOCK color=lightsteelblue]Про театр детей «Радуга»[/BLOCK] 

Юные артисты под руководством Марины Ланда и Сергея Васильева учатся чувствовать музыку, петь, дают концерты на вполне взрослых площадках и участвуют в театральных постановках. Один из спектаклей, о котором мы уже писали, «15 старых чемоданов и одна страна» 

— Откуда название Музыкальный театр детей? Музыкальный? Да. Театр? Театр. Детский? Да. МДТ – нам показалось, что это хорошее название.

Наши дети поют песни Высоцкого, Окуджавы, Утесова, но мы не просто поем, мы ставим музыкальные спектакли. Я брала детей на все встречи «Отдушины». Куда бы меня ни приглашали, я говорю: «Со мной пятнадцать детей» — это моя коронная фраза.

Театр «Радуга»

Мне хотелось добиться в театре той атмосферы, что была у меня дома. И таких отношений. Никакого высокомерия, сюсюкания. И от учеников жду того же. Человек, он еще маленький, но уже видно — он добрый или злой, прямой или интригует, манипулирует, дружит «против кого-то». Вот это все не наше. И мы с Сергеем в нашем театре стараемся не делать ничего такого, что могло бы стать отрицательным примером для наших учеников. И все всегда стараемся объяснять — почему так поступили, а не иначе. Детям нашим мы всегда подчеркиваем, что нет никакой разницы между уборщицей и директором, главное — обладает тот или иной достойными человеческими качествами или нет.

На концерте детского театра

Перед детьми я могу не сдержать эмоции, расплакаться от усталости, но стараюсь быть всегда подтянута. Когда-то моя собственная учительница научила тому, что ученики всегда должны тебя видеть в форме. Для девочек это особенно важно, чтобы педагог выглядел достойно, вызывал уважение, ему хотелось подражать. У нас хорошие отношения, есть свои традиции. Например, мы устраиваем девичники, собираемся у меня дома, примеряем платья, едим мороженое, обсуждаем все, болтаем.

Как мы принимаем в театр детей? По глазам. Смотрим и видим — наш или не наш.

[BLOCK color=lightsteelblue]Про дружбу с Вячеславом Полуниным[/BLOCK]

Марина вместе со своими «пятнадцатью детьми» принимает участие в проектах Вячеслава Полунина, его знаменитых фестивалях. Творческое сотрудничество произрастает из старинной дружбы.

— Когда я работала во Дворце молодёжи, мы со Славой занимались в соседних классах. Он необыкновенный. Он не играет, он живет внутри творческого процесса. Я так живу пением. Оно для меня естественно, это состояние души. Меня никогда не надо уговаривать. Я просыпаюсь и пою каждый день.

А со Славой мы как родственники, можем долго не видеться, но всегда друг другу рады. Спустя много лет мы снова встретились, он уже жил за границей, было ощущение, что не расставилась.

С Вячеславом Полуниным

«Марина, почему ты не приезжаешь? Давай приезжай, попоем. Есть где». И я приехала. У меня было всего 3-4 дня. Приехала к ним с Леной (ред. - супруга Вячеслава Полунина), они живут под Парижем. Сели поужинать. Я начала петь, и все начали петь, будто только того и ждали... Пропели с 10-ти вечера до 5-ти утра. Было такое удивительное песенное единение. Потом мы пошли спать, а на утро оказалось, что они сдали билеты (куда-то должны были лететь), и мы пропели еще один день. Пение — это такой инструмент психотерапии.

Мне очень хотелось привезти и детей к Полунину. Два года назад под Парижем на старой мельнице он устраивал фестиваль. По задумке это была какая-то сказочная страна. Мы с ребятами жили прямо на территории этой страны — в юрте, а спали в спальных мешках, а выступали на деревянном помосте, под крышей, которая была днищем какого-то старого корабля. В прошлом году участвовали и в «Цветном карнавале» Полунина — в Саду имени Баумана.

[BLOCK color=lightsteelblue]О славе[/BLOCK]

«Смотрите, это же Марина Ланда, композитор "Смешариков"». Марина инстинктивно оборачивается, рассеянно смотрит в сторону шепота, легко улыбается и идет дальше.

— Пришла известность? Да. И до сих пор странно. Как-то в маршрутке: «Простите, вы очень похожи на одну ведущую...». Я не оглядываюсь, думаю, это не мне. Они удивляются – как это тетя из телевизора в маршрутке? А я удивляюсь – как это меня узнают? Это, конечно, приятно, но странно.

Одна из моих любимых историй про то, как Соловьев-Седой ехал как-то в электричке, и рядом какой-то человек «навеселе» напевал одну из песен композитора. Василий Павлович подбежал и расцеловал своего случайного попутчика, потому что понял — вот оно, случилось! У меня тоже был похожий случай. Уже были «Смешарики», я ехала в метро и наблюдала картину: мальчик жаловался девочке, что он больной и не может куда-то пойти. Его собеседница ответила ему цитатой из нашей песни — «Не хороший, не плохой, просто бедненький больной…». Он стал ей подпевать. И тогда я поняла — и у нас случилось!

В Праге на записи Пражского Симфонического оркестра для «Смешарики. Начало»

Важно ли мне, чтобы зрители мультиков знали, кто написал песни? Неважно. Важно другое. Мы выступали в маленькой деревушке под Суздалем... Весь зал пел нашу «Круглую песню». Смешные дети в мохеровых шапках, черт знает где, на краю земли пели нашу песню. Они не знают, кто мы, но знают нашу песню, а это дорогого стоит.

[BLOCK color=lightsteelblue]Про контакты[/BLOCK]

Публичная персона, Марина Ланда легко идет на контакт, легко общается и не выстраивает стену между собой и собеседником.

— С социальными сетями у меня связаны две истории. Одна — про мое концертное платье. Его мне сшила для передачи на канале «ТелеНяня» замечательный петербургский модельер Татьяна Парфенова, которая придумала настолько идеальный образ, что платье стало моей визитной карточкой для всех концертов. И как-то в канун Нового года, когда было очень много выступлений, я это платье потеряла — просто забыла в машине, которая меня подвозила. Опомнилась я только 8 марта, когда меня пригласили на следующий большой концерт. Я была в отчаянии. К тому же позвонила Татьяна Парфенова и пригласила на какое-то мероприятие, попросив прийти в том самом платье. Я судорожно стала что-то придумывать, что-то лепетала про то, что оставила его в Москве. Мне было так стыдно признаться, что я его тупо забыла в не-помню-какой-машине. И вот прошел год, и вдруг ВКонтакте я получаю сообщение: «Здравствуйте, Марина! Год назад вы у меня в машине забыли платье. Если оно вам еще нужно, я могу вам его привезти». Я, конечно, тут же пишу, что давайте скорее встретимся. И мой собеседник рассказывает мне историю. Под Новый год он много халтурил — подвозил людей. Возвращается он после работы домой с кучей покупок, уложенных во множество пакетов. Стали распаковывать с женой и увидели, что один из пакетов чужой, а в нем это изумительное платье. Жена его тогда была беременна. Она приложила его и поняла, что оно никаким образом ей не подойдет. Они знали, что у них будет дочка, и решили положить платье на антресоли, чтобы, когда дочка подрастет, отдать ей его. Прошел год. Они сидели у телевизора уже с малышкой и смотрели детский канал. А там я в какой-то из передач. И они узнали платье. Молодой человек вспомнил меня. Они посмотрели титры, увидели мое имя и на удачу поискали меня в контакте. А я там есть! И так мне вернулось мое платье.

Есть и другая история из Контакта. Как-то меня там нашла женщина из города Чайковска и написала, что она организатор музыкального фестиваля имени композитора Дмитрия Кабалевского, уже много лет проходящего в Пермском крае. На этот фестиваль они приглашают классиков детской музыки. Там были и Крылатов, и Энтин, и Рыбников, и Гладов. И вот теперь они хотят пригласить нас с Сергеем. И мы поехали. Там был полный зал детей — ровесников «Смешариков», которые знали каждую строчку, и их родители. И вот весь этот зал, все те, кто приехал со всего Пермского края, пели вместе с нами. Нас это очень тронуло. Так мы стали классиками.

[BLOCK color=lightsteelblue]И о хороших детских песнях[/BLOCK] 

Прочему даже взрослые ловят себя на том, что напевают «Бабочку», «Куда уходит старый год», «От винта» или «Левую ногу»?

— Наша концертная программа называется «Недетские детские песни». Наши песни из мультиков, а также классика «От улыбки», «Луч солнца» — это все не детские песни. Мы пишем не детские песни, ведь не существует детских песен. Да, есть темы, которые не надо обсуждать с детьми, но песни не делятся на детские и взрослые. Они бывают хорошими или нет. 

Но судьбу песни нельзя угадать заранее. Мы даже не понимаем, как песни получаются. Ведь нет никакого рецепта. Рецепт — это когда 20 г того-то и 50 г того-то. Но хорошая хозяйка редко так готовит — она глянет в рецепт и будет творить по-своему. Создавая песни, мы ничего не предугадываем — как чувствуем, так и поем. В песнях нет ни капли агрессии, конъюнктуры, они написаны от души. И конечно хотелось бы, чтобы прошло время, и наши песни продолжали напевать. А вообще я думаю, что во взаимоотношениях взрослых и детей, слушателей и артистов, нужны главные составляющие — искренность и доверие. Если они возникают — можно горы свернуть!


Обсудить на форуме


1
0
98
КОММЕНТАРИИ0