Как говорить с детьми о войне?
Это сообщение автоматически закроется через сек.

Накануне 75-летия со дня великой Победы наши коллеги из книжного магазина «Подписные издания» выбрали шесть книг, которые помогут рассказать ребенку о Великой Отечественной войне.

Редактор издательства «Самокат», составитель серии «Как это было», Илья Бернштейн поделился с своим мнением о том, как и зачем говорить о войне с юными читателями.

«Основная педагогическая задача — воспитание нравственного человека. Учитель помогает ученику развить лучшие качества и научиться справляться с худшими. Важнейший инструмент — развитие эмпатии, понимание состояния другого человека, его переживания, его боли и беды. Человек учится ставить себя на место другого. Книги о войне тут особенно действенны — они рассказывают о совершенно конкретной, лично к тебе относящейся беде. Это случилось с твоими дедами-прадедами, в твоём городе. Это проще почувствовать, ощутить как своё».

«Подписные издания» полностью согласны с мнением Ильи Бернштейна и рекомендуют обратить внимание на следующие книги:

Виктор Драгунский «Он упал на траву»

Издательство «Самокат»

Автобиографическая повесть Виктора Драгунского посвящена московским ополченцам. Действие происходит в 1941 году, герой стремится попасть на фронт, но его в солдаты его не берут — не годен. И тогда 19-летний Митя Королёв уходит в ополчение.

«Ведь, чёрт побери, честно говоря, я был в эти дни, в эти ужасные первые дни войны, как какой-нибудь сумасшедший: я был счастлив. То есть я был потрясён войной, я ненавидел фрица, я знал, что уйду на войну во что бы то ни стало, но вот в глубине сердца у меня, несмотря на такое ужасное горе, как война, светилось счастье. Это было потому, что я верил в Валину любовь и сам любил её всем сердцем. А теперь, после разговора по телефону, особенно после её правдивого голоса, который так здорово врал и обзывал меня Зойкой, после этого я почувствовал, что ничего хорошего в моей жизни не осталось и что я теперь как солдат, у которого отняли его личное оружие и все могут стрелять в него, как в бессмысленный столб. Я совершенно растерялся от этого разговора и не знал, что делать».

Булат Окуджава «Будь здоров, школяр»

Издательство «Самокат»

Автобиографическая повесть Окуджавы — о юноше, который на войну попал со школьной скамьи. Булат Шалович описывает в первую очередь быт, мало касаясь политики. Эта книга — одна из самых откровенных и пронзительных книг о войне.

«В детстве я плакал много. В отрочестве — меньше. В юности — дважды. Первый раз это было перед самой войной, вечером. Я сказал девочке, которую любил, сказал с деланным равнодушием:

— Ну что ж, раз так, значит, конец…

— Ну что ж, значит, конец, — неожиданно спокойно согласилась она. И быстро пошла прочь. И тогда я заплакал — ведь она уходила. И утирал слезы ладонью.

Второй раз я плачу сейчас здесь, в моздокской степи. Я несу командиру полка очень ответственный пакет. Чёрт его знает, где он, этот командир полка! Песчаные холмы похожи один на другой. Ночь. А я второй день на передовой. А за невыполнение задания — расстрел. А мне восемнадцать лет».

Нисон Ходза «Дорога жизни»

Издательство «Детгиз»

Рассказы о блокадном Ленинграде, дополненные фотографиями, картами и рисунками. Это одна из немногих книг, которая подходит для чтения старшим дошкольникам и младшим школьникам.

«Медленно тянут лошади порожние сани, чуют, что лёд еще тонкий и ненадёжный. Только к вечеру достиг обоз восточного берега.

Хоть и много муки на складе в Кобоне, но комбат Муров сказал:

— Товарищи подводники, много не грузите! Лёд не выдержит. И лошадям тяжело. Они ведь, как и мы, блокадницы, все голодные, вкус овса уже забыли.

Подводники-солдаты ответили:

— Положим по пять мешков, а сами пойдем пешком, чтобы лошадкам легче было».

Эдуард Веркин «Облачный полк»

Издательство «КомпасГид»

Книга о войне, написанная сегодня — это редкость. «Облачный полк» — событие в подростковой литературе, ведь дети отдали свои голоса за эту книгу во всероссийском конкурсе «Книгуру». Написанная замечательным языком, она поглощает читателя с первых строк. Партизаны, солдаты, большинства из которых так рано не стало — кто они? Все вместе эти люди — облачный полк.

«Стали пить чай. Если честно, то мне уже очень этот чай надоел. Шиповниковый надоел, брусничный, смородиновый, из чаги, из одуванчиковых корней, ромашковый, кипрейный, зверобойный, из других разных трав. Я раньше думал, что чай — он всегда из чая, а оказалось, его можно заварить из самых разных, на первый взгляд бестолковых растений. И пить, пить — вместо завтрака, вместо обеда и ужина, и в промежутках тоже. Я ненавижу чай, больше никогда его пить не буду. Молоко буду, воду газированную, лимонад…

— Наверное, это его друга сын, — сказал Саныч. — Глебов в Испании воевал, добровольцем ездил. И Финскую прошел, у него друзей много. Вот он его возле себя и держит. Ты чего чай не пьешь? Надоело?

— Надоело, — признался я.

— Ничего. Скоро паек должны выдать, там настоящий есть. И карамельки. Мне тоже надоело, но пить надо.

— Почему?

— Потому же, почему мы сегодня батарейник строили. И за самолетом ходили. Пей.

Я стал пить. Пили молча».

Валентин Катаев «Сын полка»

Издательство «Махаон»

Одна из самых знаменитых книг о войне, читать которую не только можно, но обязательно во все времена.

«Сон мальчика был так тяжёл, так глубок, душа его, блуждающая по мукам сновидений, была так далека от тела, что некоторое время он не чувствовал ничего: ни пристальных глаз разведчиков, смотревших на него сверху, ни яркого света электрического фонарика, в упор освещавшего его лицо.

Но вдруг мальчика как будто ударило изнутри, подбросило. Он проснулся, вскочил, сел. Его глаза дико блеснули. В одно мгновение он выхватил откуда-то большой отточенный гвоздь. Ловким, точным движением Егоров успел перехватить горячую руку мальчика и закрыть ему ладонью рот.

— Тише. Свои, — шёпотом сказал Егоров.

Только теперь мальчик заметил, что шлемы солдат были русские, автоматы — русские, плащ-палатки — русские, и лица, наклонившиеся к нему, — тоже русские, родные.

Радостная улыбка бледно вспыхнула на его истощённом лице. Он хотел что-то сказать, но сумел произнести только одно слово:

— Наши…

И потерял сознание».

Елена Верейская «Три девочки»

Издательство «Речь»

Книга Елены Верейской «Три девочки» уже стала классикой. Это история подруг, переживших блокаду Ленинграда и вынужденных столкнуться с недетскими трудностями. Графические и необыкновенно эмоциональные рисунки Нины Носкович, дополняя повествование, проведут читателей рядом с главными героями от первой и до последней страницы книги.

«Здравствуй, дорогой мой папочка. Пишу тебе в новогоднюю ночь. Вчера пришел к нам твой товарищ с фронта, и как мы обрадовались твоему письму! Ведь так долго не было вестей от тебя, и чего-чего мы с мамой не передумали!

Папочка! Вот я проснулась, все спят, и мне захотелось сейчас же писать тебе. Все равно не засну, а завтра придет твой товарищ за письмом. Днем писать некогда, а сказать хочется так много! Ведь ты просишь написать тебе подробно, как мы сейчас живем. Помнишь, когда ты уезжал, ты просил меня все записывать. Я один раз начала, а потом стало некогда. Посылаю тебе то, что тогда записала.

Помнишь, как весело мы встречали прошлый Новый год? Помнишь сюрприз? И вот вчера был настоящий новогодний сюрприз — письмо от тебя! Ты просишь, чтобы я честно и откровенно написала тебе, очень ли нам трудно. Да, папочка, трудно. Мне кажется, что я за эти месяцы стала совсем взрослой. Ну вот, как раз листок кончается. Теперь читай то, что я тогда написала, а что дальше, я напишу сейчас».

0
0
280
КОММЕНТАРИИ0
ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ